Новости

12.09.2021 20:09
Рубрика: Власть

Миркин: Любая экономическая интеграция должна быть выгодна обеим сторонам

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Интеграция - это снятие барьеров, больше свободы в движении людей, капиталов, товаров, технологий. Невозможно не радоваться этому, особенно когда речь идет о Беларуси. Моя семья по материнской линии - из Бобруйска, по отцовской - из Ельца. Если эти две половины вновь станут ближе - низкий поклон. В России живут больше 500 тыс. белорусов (перепись, 2010). В Беларуси - больше 700 тыс. русских (2019). От 200 до 450 тыс. граждан Беларуси работают в России (Институт Европы РАН, 2021). Для них, как и для всех нас, разрушение стен между странами - праздник. А вот дальше начинаются расчеты - иначе нельзя, раз речь идет об экономике.

Экономическая интеграция должна быть выгодна и той, и другой стороне, иначе рано или поздно начинаются разговоры о том, кто кого кормит. Мы, как страны с ограниченными ресурсами, обязаны быть рациональными, пусть умеренными, но "национальными эгоистами", понимая и учитывая, конечно, всю человеческую, политическую и оборонную ценность интеграции двух стран. Такая рациональность неизбежна, она просто правда жизни. Весь опыт отношений России со странами Восточной Европы, СНГ последних 30 с лишним лет доказывает это.

В 2011 году объем товарооборота между Россией и Беларусью был 39,4 млрд долл. США (4,8% внешней торговли России). Сальдо экспорта - импорта в пользу России - 10,4 млрд долл. США. Через 9 лет, в 2020 г., связи стали слабее. Объем товарооборота между нашими странами уменьшился больше чем на четверть (28,5 млрд долл., 5% внешней торговли России). Сальдо экспорта - импорта в пользу России сократилось в 3 раза - 3,4 млрд долл. США (ФТС). Грубо говоря, мы стали меньше зарабатывать в торговых отношениях между нашими странами.

А насколько привлекательна "модель" товарообмена между нашими странами? Топливо из России - 38% нашего экспорта, черные металлы - 6,8%, пластмассы и изделия из них- 4,6%. Машины, оборудование и транспортные средства - 15,8%, продовольствие - 8,8% (2020). А что навстречу? Что именно импортируем из Беларуси? Продовольствие - 33,3% импорта, машины, оборудование и транспортные средства - 28,2%, продукты химии - 12,2% (2020) (russian-trade.com). Чувствуется чуть-чуть перекос в сторону "топливо в обмен на продовольствие", хотя структура торгового обмена на порядок разнообразнее, экспорт носит менее сырьевой характер, чем в отношениях с Европейским союзом и Китаем. Доходы от транзитных услуг (Россия - мир) - 5-6% ВВП Беларуси (Институт Европы РАН).

Экономики России и Беларуси глубоко переплетены. Россия - крупнейший прямой инвестор в Беларусь (МВФ, 2019).

Любая экономическая интеграция должна быть выгодна и той, и другой стороне 

И все-таки, есть ли какие-то экономические риски в интеграции двух стран? Не игра ли это в "поддавки", когда все материальные выгоды на одной стороне, а расходы - на другой? Не станут ли подписанные документы "соглашениями о будущих соглашениях" и как будут работать и регулироваться объединенные рынки энергии, насколько это выгодно России? Эти вопросы обязательно будут задаваться. Наверное, это станет понятно лет через пять - десять. Хорошо бы, чтобы систематически велись публичные расчеты выгод - невыгод, чтобы исключить любые неоднозначные трактовки на этот счет, как это не раз происходило со странами Восточной Европы. Кто кому и за что должен.

Пока же объявлено, что цена газа, поставляемого Беларуси, будет в 5 раз ниже, чем на европейском рынке. Россия - кредитор Беларуси. Внешний госдолг Беларуси всем странам - 29% ВВП, госдолг всего - 36,2% ВВП (Минфин Беларуси). Это очень небольшие значения. Долг Беларуси перед Россией - больше 8 млрд долл. США (Всемирный банк, 2019). Беларусь - крупнейший должник России. Это примерно треть всех кредитов, выданных Россией суверенам. Новые кредиты используются на погашение задолженности страны перед Газпромом, на рефинансирование старого долга (Минфин Беларуси). Кредитный рейтинг Беларуси (B, Fitch) - на уровне Нигерии, Монголии, Коста-Рики, Ганы, Камеруна. Тем не менее мы все понимаем, что кредитные риски (без учета внеэкономических факторов) - невелики.

Есть ли еще какие-то чувствительные области? Да, конечно. В финансах Беларуси гораздо больше штормов, чем в России. В Беларуси традиционно значительно выше инфляция, белорусский рубль подвержен длительной девальвации по отношению к нашему рублю, что делает менее выгодным российский экспорт и, наоборот, дает импорту из Беларуси ценовые преимущества в сравнении с российскими производителями. Экономика Беларуси существует в более жестких административных ограничениях, чем российская. В ней выше доля государства. В этом смысле есть риски "белорусизации" нашего хозяйственного механизма, когда начнется унификация правовых режимов экономики, предусмотренная 28 интеграционными программами.

Белорусская экономика давно живет в условиях гораздо более жестких административных ограничений, чем российская 

Но никто никогда не откажется от шансов быть ближе с родственным народом. Наши судьбы переплетены. У нас сегодня общее экономическое дыхание. И, будем надеяться, у нас общие надежды - так устроить свои экономики в будущем, чтобы найти "золотое сечение" между частным и общим, между свободой и необходимостью, между открытостью и своим национальным интересом, который, безусловно, есть у каждого - высокое качество жизни для всех, темпы роста, модернизация, социальная рыночная экономика.

Власть Позиция Отношения России и Беларуси Колонка Якова Миркина