15.09.2021 09:18
    Рубрика:

    Близкие Юрия Норштейна поделились воспоминаниями к его 80-летию

    Юрий Норштейн учит чувствовать нюансы и передавать ощущения
    Ну, ты, прям, как ежик в тумане - говорят про людей, плохо ориентирующихся в окружающей обстановке. Сегодня 80 лет Юрию Норштейну, снявшему мультфильм, название которого давно стало мемом.
    Photoxpress
    Photoxpress

    Норштейна гораздо меньше знают как автора "Сказки сказок", "Лисы и зайца", "Цапли и журавля", снимающего "Шинель" по повести Гоголя. И совсем немногие знают Юрия Борисовича как друга, коллегу, отца, учителя. Сегодня мы попросили вспомнить о живом классике близких ему людей.

    Леонид Шварцман, художник-мультипликатор, народный художник России

    - Мы познакомились в 1960-м, когда я преподавал 19-летнему студенту курсов мультипликаторов академический рисунок. Это был еще совсем молодой человек - живой, темпераментный, любил играть в футбол. Уже тогда Юра поражал эрудицией, настолько не по годам зрело рассуждал и рассказывал, что все вокруг заслушивались. И сегодня, когда Норштейн называет меня своим учителем, я ему отвечаю - нет, это ты мой учитель.

    Именно Юра, когда мы работали на "38 попугаях", предложил сделать Удава этаким мыслителем, чтоб тот клал голову на кончик хвоста. И у попугая убрал хвост, чтоб попугай был шустрее и энергичнее, добавил ему ораторских жестов - и получился, кстати, вылитый Ленин! И именно Юре на "Чебурашке", где он был кукловодом, пришло в голову оставить герою только ступни. Чебурашка стал еще смешнее.

    Так что в какой-то степени мы с Норштейном оба друг друга чему-то научили.

    Наталья Абрамова, редактор "Союзмультфильма"

    Название мультфильма "Ежик в тумане" давно стало мемом. Фото: РИА Новости

    - "Ежика в тумане" Норштейн хотел закончить не мыслями ежика о лошади, а уханьем филина в глубину колодца. Я говорила, что и так хорошо и до сих пор уверена, что это действительно лучше. Но он вечно не удовлетворен собой. Например, тем, что не стал живописцем, ведь цвет, гармония, красота его сжигают, оглушают! У него всегда идет борьба с изображением, она сквозит в каждом кадре - это от потребности сказать больше, чем само изображение, показать, что жизнь больше любого изображения в принципе. Случалось, я ехала на работу с дачи и приходила в мастерскую Юрия Борисовича с полевым букетиком - и вдруг он замечал на букете муравья или мошку, уносил букет и потом эти персонажи оживлялись им и появлялись в фильме.

    Борис Норштейн, иконописец

    - Я благодарен отцу за науку отличать хорошее от плохого, я учился, слушая его, пытаясь понять, почему в музее, на выставке, про картинки в "Огоньке" говорил - вот это хорошо, а это совсем никуда. Что-то он мне пытался объяснить, о чем-то он просил подумать. Когда я после архитектурного увлекся живописью, он меня поддерживал. А когда я свернул на иконопись, сказал: "Жаль".

    У нас дома стоял маленький верстак - папа мастерил на нем мебель

    Отец бывает в нашем храме Успения в Курчатове, видел мои росписи. Говорил мне: "Вот это красиво. А тут не очень". Я не всегда с ним могу согласиться, но слушаю всегда - у отца подход прежде всего художественный, он прекрасно разбирается в живописи, очень хорошо ее знает.

    Что дарить на 80-летие? Папа любит работать с деревом, у нас дома даже стоял маленький верстак, он мастерил там мебель. И я вслед за ним полюбил дерево. Так что думаю в этом направлении.

    Вениамин Смехов, актер театра и кино

    - Чем человек выше, тем он яснее и проще в общении. Когда мы впервые посетили мастерскую Норштейна, моя жена Галина Аксенова, киновед, заговорила с Юрой на профессиональные темы, и это звучало как иностранная речь, а я сидел гордый, наблюдая, как он отражает ее речевые выстрелы. Но он пропитан и кино и одновременно является одним из знатоков поэзии самой высокой пробы. Однажды Лена Камбурова собрала у себя после 9 Мая переживших войну людей искусства, и Юра вдруг прочел там целую главу "Теркина". И он это так знал и так читал, что театральные мастера могли бы взять его учителем художественного слова.

    Иван Максимов, режиссер, лауреат Берлинале за лучший короткометражный анимационный фильм

    - Лет в 16 "Сказка сказок" казалась мне не мультфильмом, а произведением, действующим на какие-то другие отделы мозга, как, скорее, игровое кино. С такими впечатлениями я ходил лет 10, пока не стал учеником Норштейна на Высших режиссерских курсах. Юрий Борисович и как педагог отличался от других: он больше обращал наше внимание на передачу нюансов, связанных с какими-то тонкими ощущениями, переходами от изображения к вкусу, к запаху, сочетаниями со звуками... Учил улавливать трудноуловимое, создающее атмосферу, вроде капель воды на старой лодке, лежащей на берегу, - помню, он дал задание экранизировать это хокку и потом разбирал с нами раскадровки, которые мы прямо на занятиях рисовали.

    И сегодня, вспоминая уроки Норштейна, я учу студентов вниманию к настроениям, ощущениям, очеловечивающим мир.

    Юрий Рост, журналист

    - Юрий Борисыч - человек естественный. Его гений не особенно работает на его имидж, Юра не думает, как он выглядит. Он, например, любит ходить босым, в том числе и по снегу, для здоровья. Сидели мы, помню, хорошей компанией у него в студии на Войковской, потом он босиком вышел нас провожать - и я увидел, что его провожает пес Кузя. Кузя сел, я попросил Норштейна присесть рядом. Юра сел, посмотрел на меня, я достал Canon - и это была чистая удача безо всякой подготовки. С Норштейном ведь как - если вы задаете ему вопрос, он может прямо сейчас, очень развернуто представить вам целую концепцию. Здесь Юра представил ее молча, одним взглядом, концепцию единения с нашим миром, и, конечно, с Кузей.