Стеллан Скарсгард: В "Дюне" я никак не играл русского
Звезды "Дюны" рассказали, как работали над самым долгожданным фильмом этого года

Стеллан Скарсгард: В "Дюне" я никак не играл русского

Текст: Сусанна Альперина
Премьера самого долгожданного фильма этого года - "Дюны" режиссера Дени Вильнева (новая экранизация романа Фрэнка Герберта) уже состоялась на крупнейших мировых фестивалях в Венеции и Торонто. А 16 сентября картина выходит в российских кинотеатрах, в США же в прокате она появится на полтора месяца позже - 22 октября. Когда звезды фильма съехались в Венецию, чтобы впервые представить его публике, обозреватель "РГ" по ZOOM взяла интервью у семерых из них. Каждому удалось задать по одному вопросу, некоторым - по два.

Дени Вильнев, режиссер:

Ваш фильм - грандиозная работа. Но все же, когда его смотришь, возникает ощущение, что весь он - подготовка к чему-то большему. Полное название картины "Дюна. Часть первая". Что вы можете рассказать о второй части? Какой она будет?

Я понимаю природу вашего вопроса - все знают, что сейчас я снял фильм по половине книги. И все, кто знаком с романом, представляют себе, что вторая часть - гигантская. Я бы сказал, что мой фильм - это начало представления романа миру, к тому же - малой его части. И в то же время для меня лично "Дюна" - это самый большой фильм из всех, что я снимал.

Не могу вам сейчас сказать, буду ли именно я снимать вторую часть - сейчас всецело поглощен первой. Но могу признаться, что я был бы в восторге, если бы в будущем закончил то, что начал сейчас. Это как если нарисовать половину картины и потом ждать пару лет, когда ее закончишь.

"Дюна" - это начало представления романа Фрэнка Герберта миру. Дени Вильнев надеется снять с тем же актерским составом его продолжение. Фото: Предоставлено UPI

Однако делать такие фильмы очень дорого. Поэтому создавать их - как играть в лотерею. Если заработаешь деньги, тогда можно снимать и дальше. Я люблю такие азартные игры и надеюсь, что все же у меня будет возможность снять продолжение, причем с тем же актерским составом - он самый лучший. И могу отметить, что мне бы хотелось добавить во вторую часть песню, которую исполняет главный герой.

Должен сказать, что, работая над фильмом, я чувствовал большую ответственность. Но не перед студией или кем-то еще, а перед самим собой. Перед тем подростком, который любил эту книгу и хранил это чувство на протяжении 40 лет. Мне хотелось сделать адаптацию - с одной стороны, респектабельную, с другой - достойную видения и фантазий 13-14 летнего подростка.

Тимоти Шаламе, актер, исполнитель роли Пола Атрейдеса:

Помогает ли вам в карьере, в частности в работе над "Дюной", то, что у вас по материнской линии есть русские корни?

Нет. Хотя... Возможно. Когда я играю роль, делаю это не задумываясь, так что это вполне может быть. Мне на самом деле очень интересно мое происхождение, и я хочу когда-нибудь узнать о нем побольше. У меня есть родственники в России в Минске - что, естественно, не Россия, но однажды я займусь этим и восстановлю контакт с той частью моей семьи, с которой у меня сейчас нет близких отношений.

Зендея, актриса, исполнительница роли Чани из племени фременов:

Известно изречение из романа "Дюна" о том, что страх - это убийца разума, маленькая смерть, несущая забвение. Оно продолжается мыслью, что нужно смотреть в лицо своим страхам. Был ли у вас страх сниматься в таком фильме, когда автоматически попадаешь в зависимость от больших зрительских ожиданий и от того, что скажут критики, и как вы справлялись с ним?

Зендея: Я не знаю - проклятие это или счастье, но всегда стремлюсь к тому, чтобы все было идеально сыграно. Фото: Предоставлено UPI

Абсолютно! Страх - это натуральное состояние человека. А я вообще очень сомневающийся человек, особенно в отношении того, что касается моей работы. Я не знаю - проклятие это или счастье, но всегда стремлюсь к тому, чтобы все было сыграно идеально. Неудовлетворение может убедить меня, что я провалила роль, от этого придет страх и неуверенность делать что-то еще, новую работу. При этом мне кажется, что актер просто обязан быть в некоторой степени бесстрашным, чтобы быть полностью поглощенным жизнью того, в чью обувь ты влезаешь, образно говоря. Тут не должно быть места страху. Но у нас бывает по-разному - иногда ждешь какую-то трудную сцену и бросаешься в нее с головой, а иногда долго к такой готовишься и все равно не знаешь, как к ней подойти. Нужно себя пересиливать.

Мировая премьера картины Дени Вильнева "Дюна" состоялась на Венецианском кинофестивале в начале сентября. На остров Лидо представлять фильм приехал внушительный звездный десант. Фото: Предоставлено UPI

Ребекка Фергюсон, актриса, исполнительница роли Леди Джессики:

Для вашей роли потребовалось много выносливости - и физической, и моральной. Как вы поддерживали себя в форме?

Я не считаю, что эта роль требовала от меня бОльших физических возможностей, чем другие мои работы. Более того, меня физическая сторона роли интересовала гораздо меньше, чем конфликт разных сторон характера моей героини, между которыми я путешествовала. Это, кстати, одна из причин, почему я согласилась сниматься - психологически Леди Джессика гораздо более требовательный персонаж.

Да, по роли мне приходится драться. Я хорошо дерусь - до конца и со всей мощью, на которую способна (смеется). Тренировки для фильма "Миссия невыполнима" очень пригодились мне в "Дюне". Но тут приходилось много ходить и бегать по пескам. Вот это - та еще задачка на выносливость - бежать вверх по песчаным горкам.

Стеллан Скарсгард, актер, исполнитель роли барона Владимира Харконнена:

Вы как минимум второй раз играете человека с русским именем - первый раз это было в фильме The Hunt for Red October 1990 года, где вы исполнили роль Виктора Туполева. Здесь имя вашего героя - Владимир. Почему вам доверяют играть людей, имеющих отношение - прямое ли, косвенное - к России, как думаете? И почему в фильме "Дюна" вашего героя ни разу не называют по имени?

Я никогда не рассматривал Харконнена как персонажа, имеющего отношение к России, и не знаю, насколько Холодная война повлияла на появление такого героя в книге. Да, раньше я играл русских - немного, но играл. Но в "Дюне" никак не играл русского. Да, его зовут Владимир. Но так его никто не зовет, потому что все к нему обращаются просто - Барон.

И уж никак внешне Барон не походит на русского. Знаете, меня гримировали для этой роли по восемь часов. Изначально внешне я должен был выглядеть совсем по-другому. Я должен был носить такой костюм в стиле комиксов Марвел - с большими плечами и с оружием. Но я сказал режиссеру, что не надену такой. И он прислушался. Я понимал, что мой барон не должен быть страшным внешне. Поэтому в одной из сцен, когда зрители могут подумать, что я голый, на меня надета такая шелковая пижама - как отсыл к Марлону Брандо в классическом фильме "Апокалипсис сегодня" … И это - гораздо страшнее. Зрителям нужно чувствовать, что Барон - страшный человек. И это должно исходить от него, а не от грима или костюма. Проявляться во всем - как он говорит, дерется и так далее.

Хавьер Бардем: Поверьте - выучить язык было не самым сложным для меня на съемках "Дюны". Самым большим вызовом для меня было не тратить время зря. Время в кино - это деньги. В данном случае - большие деньги. Фото: kinopoisk.ru

Хавьер Бардем, актер, исполнитель роли Стилгара, главы племени Фременов:

Язык Фременов стилизован под арабский. Каково вам, испанцу, было его учить?

Некоторые слова очень похожи, так как и у нас в испанском языке есть и латинские, и арабские корни. Так что поверьте, мне было нетрудно - гораздо легче, чем американским актерам, у которых были сложности с произношением. Но поверьте - выучить язык было не самым сложным для меня на съемках "Дюны". Я снимался в ней десять дней. Пару дней в пустыне и несколько дней - на студии, и они были очень насыщенны. Самым большим вызовом было не тратить время зря. Время в кино - это деньги. В данном случае - большие деньги. И чтобы хорошо сделать свою работу, мне нужно подготовиться, а это - время. Тут все зависит от режиссера, он был очень понимающим - ни разу не дал мне понять, что я "иду не туда". Мне были позволены поиски, так что получился прекрасный творческий опыт.

Джош Бролин: В сотрудничестве с Дени Вильневом для меня было важно, что он делает фильм не только фантастический, но в первую очередь раскрывает природу человеческого характера. Фото: Предоставлено UPI

Джош Бролин, актер, исполнитель роли Гурни Халлека, военачальника Дома Атрейдес:

Многие знают вас в том числе по фильмам Вселенной Марвел. И вот сейчас - "Дюна". Чем вас привлекают большие фантастические проекты? Может быть, исполняется какая-то детская мечта?

Мы как раз шутили с Хавьером на эту тему - мол, вот, наконец, фантастический проект. Когда ты уже чего-то добился в профессии, можешь выбирать, над чем работать - раз, и такая роль "в копилочку" (смеется). Когда ты молод - ты немного наглец, тебе хочется что-то доказать и себе, и миру. Становясь старше, ты просто хочешь получить удовольствие от проекта. Мы оба - актеры уже другого поколения, для нас пример - такие звезды, как Шон Пенн или Микки Рурк, или даже те, кто еще постарше. Так что сейчас цель у нас одна - сделать свою работу хорошо и как можно точнее раскрыть в ней человеческую натуру.

Научная фантастика была от меня далека. Когда я был ребенком, читал Рэя Брэдбери или Франка Герберта - это был мой первый опыт, когда я мог уйти от реальности, в которой живет ребенок, в мир, созданный другими людьми, и дополнить его своим воображением. Работа в фильмах по комиксам Марвел - это был прекрасный опыт и большое удовольствие, но в сотрудничестве с Дени Вильневом для меня важно, что он делает фильм не только фантастический, но в первую очередь раскрывает природу человеческого характера.

Тимоти Шаламе (слева): Мне очень интересно мое происхождение, у меня есть родственники в Минске. Однажды я восстановлю контакт с этой частью моей семьи. Фото: Предоставлено UPI
Звуки музыки

В "Дюне" музыка - полноценный герой фильма. И, поскольку режиссеру удалось задать всего один вопрос, я спросила о композиторе - Хансе Циммере и его произведениях, у Стеллана Скарсгарда, и вот что он ответил:

- Очень люблю Ханса Циммера - он очень приятный человек, при этом - большой ребенок и очень одаренный. Мы впервые работали с ним на "Пиратах Карибского моря". Про "Дюну" я говорил и раньше, и сейчас вам, что этот фильм нужно смотреть в кинотеатре, причем на полной громкости. Если попробуете так дома - вас выселят соседи, пойдут на вас жаловаться (смеется). Этот фильм напоминает мне необычный мюзикл: много музыки, всяких эффектов и мало диалогов. Все это уносит тебя в какую-то Вселенную и сделано так, что очень непохоже на обычные научно-фантастические фильмы.

Еще материалы