Новости

28.09.2021 03:24
Рубрика: Происшествия

Верховный суд разъяснил, должна ли больница содержать мать умершего пациента

Необычный вывод сделал Верховный суд РФ, когда изучил материалы спора пенсионерки с медицинским учреждением, в котором по вине врача скончался ее сын. Дело в том, что пациент содержал пожилую женщину. После тщательного разбора ситуации Верховный суд разъяснил, должна ли больница содержать мать умершего по вине врача пациента.
Верховный суд РФ объяснил, каким критериям должен соответствовать человек, чтобы его признали иждивенцем. Фото: iStock Верховный суд РФ объяснил, каким критериям должен соответствовать человек, чтобы его признали иждивенцем. Фото: iStock
Верховный суд РФ объяснил, каким критериям должен соответствовать человек, чтобы его признали иждивенцем. Фото: iStock

Эта история случилась в Нижнем Тагиле, в одной из городских больниц. Там по вине врачей умер сын пенсионерки, за счет которого она жила. Пожилая женщина посчитала, что имеет право потребовать от больницы пожизненного содержания. Но местные суды с ней не согласились - решили, что пенсионерка может рассчитывать лишь на компенсацию морального ущерба. Суды отказались взыскивать с медучреждения ежемесячные выплаты. И объяснили это тем, что у пенсионерки есть еще один сын. Пусть он ее и содержит. Но Верховный суд РФ решил, что коллеги не правы и больница должна отвечать перед пожилой женщиной.

У нашей героини было два сына. Один безработный, а второй - успешный тренер. К нему после выхода на пенсию истица и переехала. Он работал инструктором в спортивном клубе и получал очень приличную зарплату, которой хватало ему и матери на достойную жизнь. Однажды во время тренировки тренер получил травму. Его отвезли в одну из больниц Нижнего Тагила. Там выяснилось, что нужна срочная операция. Ее экстренно провел хирург. Но швы он наложил плохо и у пациента открылось кровотечение. На следующий день он скончался.

В этой смерти следствие увидело ошибку врача. Дзержинский райсуд Нижнего Тагила с версией следствия согласился и признал хирурга виновным в причинении смерти по неосторожности. Врач получил два года ограничения свободы, и на год ему запретили заниматься медицинской деятельностью. Но апелляция освободила врача от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Спустя почти три года после неудачной операции мать умершего тренера отнесла в суд иск, в котором потребовала с больницы компенсацию морального вреда в 5 миллионов рублей. А главное - она попросила назначить ей ежемесячные выплаты по 55 500 рублей как возмещение вреда за потерю кормильца. Отдельно она посчитала ежемесячные выплаты, которые ей полагались до дня обращения в суд. Получилось еще 1,6 миллиона рублей. Свои материальные требования пенсионерка объяснила просто - она жила на иждивении сына, так как пенсию получала маленькую. С сыном они были прописаны в одной квартире, вели общее хозяйство, и заработок сына был для нее основным источником средств существования.

Ответчик признал требования. Но частично. Больница согласилась компенсировать пенсионерке моральный вред, но категорически отказалась брать на себя обязательства по ее содержанию. В итоге райсуд решил взыскать с больницы компенсацию в 3 миллиона рублей. Ну а в ежемесячных выплатах - отказал.

Врач плохо провел операцию. И именно клиника должна отвечать за ненадлежащую медпомощь

Вот что написал в решении райсуд: то, что зарплата сына была больше пенсии матери, еще не говорит о полном содержании. Суд вообще признал сам факт иждивения недоказанным. Истице объяснили, что у нее есть еще сын, вот пусть он и содержит мать. Апелляция и кассация с таким выводом коллег согласились. Пенсионерка обратилась в Верховный суд.

Вот главное, что сказал ВС: в законах не сказано, какие обстоятельства подтверждают нахождение гражданина на иждивении для взыскания компенсации вреда в случае смерти кормильца. В нашем случае истица рассказала о совместном проживании и ведении общего хозяйства. Рассказала, что зарплата сына была в разы больше ее пенсии. Поэтому вывод судов о недоказанности иждивения ВС назвал неверным.

Высокий суд объяснил, каким критериям должен соответствовать иждивенец. Он может иметь собственный доход, в том числе и пенсию, но средства погибшего кормильца должны были обеспечивать большую часть его потребностей. Поэтому суды должны были сопоставить личный доход истицы с суммой, которую она получала от своего сына. Чтобы понять, нуждалась ли пенсионерка в постоянной помощи своего погибшего сына, Судебная коллегия по гражданским делам ВС предложила выяснить несколько обстоятельств. А именно: каково было материальное положение пенсионерки при жизни сына и на момент его смерти. Какой доход получала женщина и хватало ли ей своих денег на покупку продуктов, лекарств, оплату коммунальных услуг. Нуждалась ли она в финансовой помощи сына. Сколько получал погибший при жизни. Помогал ли сын финансово своей матери и в каком размере. Каково соотношение между помощью сына и собственными доходами матери. Была ли помощь основным и постоянным источником средств к существованию для матери.

ВС раскритиковал ссылки местных судов на то, что у женщины есть еще один сын, который обязан поддерживать мать. По его мнению, местные суды не могли перекладывать ответственность по содержанию матери на второго ребенка, ведь не он виноват в смерти кормильца. Поэтому именно клиника должна отвечать за плохое оказание медпомощи. По мнению ВС , заявив, что мать должен содержать второй сын, суды фактически освободили больницу от ответственности за вред, который причинил ее работник. В итоге суд отменил все решения местных судов.

В регионах Происшествия Правосудие Суд Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Филиалы РГ Приволжье ПФО Нижегородская область Нижний Новгород Постановления и разъяснения Верховного Суда РФ