1 октября 2021 г. 10:00
Текст: Андрей Ганин ( доктор исторических наук)

Драка с братом короля

За что русский офицер избил генерала сербской службы
6 июля 1915 г. в конном отряде князя Г.И. Трубецкого произошло экстраординарное событие. Начальник штаба отряда полковник В.Н. Гатовский ударил временно командовавшего 2-й кавалерийской дивизией генерал-майора князя Арсена (Арсения Александровича) Карагеоргиевича - младшего брата сербского короля Петра I.
Подполковник Генерального штаба В.Н. Гатовский. 1909-1912 годы.
Подполковник Генерального штаба В.Н. Гатовский. 1909-1912 годы.

Два удара

В те дни Первой мировой войны шли бои в районе Митавской укрепленной позиции. Накануне Карагеоргиевич не исполнил приказ о переводе дивизии в резерв, обвинив штаб отряда в трусости, за что получил замечание начальства. На следующий день ситуация с неисполнением приказа и замечанием повторилась. Гатовскому князь тогда демонстративно не подал руки, угрожал набить физиономию и обругал офицеров штаба отряда. Затем, неожиданно для всех, он подошел к Гатовскому, сидевшему верхом и стал в исступлении кричать:

"Ты, паршивый трус, мерзавец, подлец, ты желаешь поссорить меня с князем [Трубецким]"1.

Полковник сначала молчал, но затем не сдержался и со словами: "Как ты смеешь, старый дурак (или болван, окружающие не расслышали - Авт.)!" дважды ударил князя стеком по голове. Причем, по версии князя, еще и добавил: "Теперь мы квиты".

Генерал-майор князь Арсен (Арсений Александрович) Карагеоргиевич в форме сербской армии.

Карагеоргиевич инстинктивно закрылся от ударов рукой, затем стал хвататься за шашку и потянулся за револьвером. Заметив это, командир отряда князь Трубецкой крикнул Гатовскому: "Уезжайте скорей". Гатовский ускакал. Трубецкой же крикнул офицерам: "Держите князя", после чего приказал его связать. Офицеры не решились исполнить ни то, ни другое. Двое из них затем приказали это сделать ординарцам. Тогда Карагеоргиевич направил на офицеров револьвер, после чего один из них ускакал, а другой убежал в штаб.

Вечером Гатовский и Карагеоргиевич принесли друг другу взаимные извинения и пожали руки. Кроме того, князь извинился и перед офицерами. Участники событий сочли, что причина инцидента в ненормальном душевном состоянии князя. Затем он уехал в Петроград "по болезни".

Казалось бы, инцидент был исчерпан. Однако вышло иначе.

Король Петр Карагеоргиевич на пути в собор на коронацию. 1903 год.

Предыстория

Как водится, конфликт имел предысторию. Первое столкновение между Карагеоргиевичем и Гатовским произошло еще 29 ноября 1914 г. во время боев под Варшавой. По свидетельству Гатовского (тогда - начальника штаба 2-й кавалерийской дивизии), князь Карагеоргиевич (командир 2-й бригады той же дивизии) резко возмутился отведенным ему помещением и тем, что денщик Гатовского не принес дров. Вечером того же дня князь со словами: "Я шутить с собою не позволю" ударил Гатовского по лицу. В ответ полковник машинально сделал то же и оттолкнул князя. Карагеоргиевич воскликнул: "Вы не смеете меня трогать, я генерал-лейтенант сербской службы, мне 58 лет, я Вас застрелю"2. Гатовский попытался обезоружить князя, который начал что-то искать в кармане (вероятно, револьвер), но Карагеоргиевич выскочил из комнаты.

Версия Карагеоргиевича была иной. Якобы Гатовский изначально был с ним груб и вел себя вызывающе. Князь не отрицал, что ударил Гатовского по лицу, причем трижды, после чего Гатовский упал, а все его лицо было в крови. Никаких ударов князю он не наносил. Противоречие в показаниях сторон устранить было невозможно, так как единственный свидетель погиб в бою.

На следующий день Карагеоргиевич предложил Гатовскому оставить этот инцидент между ними до окончания войны. Гатовский ответил, что всегда готов к дуэли. Стороны обменялись рукопожатием. Однако в офицерской среде поползли слухи, что князь побил Гатовского. Больше полугода все было относительно спокойно, пока не случился второй инцидент.

Самое время внимательнее приглядеться к его участникам.

Визави полковника Гатовского отличился в сражении под Мукденом в 1905 году. Открытка. Начало ХХ века.

Антагонисты

Владимир Николаевич Гатовский родился в 1879 г. в Царском Селе в потомственной дворянской семье Санкт-Петербургской губернии. Получил блестящее образование - окончил кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище, Николаевскую академию Генерального штаба, Офицерскую кавалерийскую и Офицерскую воздухоплавательную школы. Служил в гвардии. Участвовал в Русско-японской войне. Труд Гатовского "Воздушная разведка и борьба с нею" удостоился в 1912 г. премии имени великого князя Николая Николаевича (старшего). Будучи правителем дел по учебной части Офицерской кавалерийской школы, Гатовский создал учебно-исторический музей школы, открывшийся в 1913 г. В годы Первой мировой войны заслужил целый ряд боевых наград, включая Георгиевское оружие, которым был награжден за бой с германцами 21 февраля 1915 г. Имея звание летчика-наблюдателя, Гатовский участвовал и в воздушных разведках. Был отцом большого семейства из четверых детей. На момент инцидента ему было 35 лет.

Героическая воздушная разведка 28 июля 1915 года летчика-наблюдателя В.Н. Гатовского и летчика Орлова. 1916 год. Рисунок фронтового художника М. Мезернюка.

Арсену Карагеоргиевичу было на двадцать лет больше. Он учился в России, окончил Константиновское военное училище, участвовал в Русско-японской войне. В 1914 г. стал генерал-майором. Был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. Князь Карагеоргиевич был известен как беззаветно храбрый офицер, но человек неуравновешенный и раздражительный.

Гатовский представлял собой полную его противоположность - спокойный, выдержанный, с большим самообладанием, хотя и с неменьшим самомнением. Как генштабист имел отличные аттестации. В одной из них за октябрь 1915 г., данной князем Трубецким, читаем: "Спокойный, с твердою волею, находчивый. Быстро разбирается в боевой обстановке, принимая соответствующие решения и проявляя разумно инициативу. Отлично знает военное дело; обладает большим опытом и тактом. Лично храбрый. Будучи сам кавалеристом, изучил прекрасно строевую кавалерийскую службу.

В общем "выдающийся" офицер Генерального штаба и кавалерист, вполне достойный на назначение командиром кавалерийского полка "вне очереди", а равно на занятие высших должностей по Генеральному штабу"3.

Первый инцидент посчитали личной ссорой, не подлежавшей наказанию, так как Карагеоргиевич был еще полковником, то есть находился в равном с Гатовским чине. Второе столкновение получило огласку и стало предметом серьезного расследования...

Телеграмма с вердиктом императора Николая II по поводу инцидента. Фото: РГВИА

Вердикт императора

Расследование показало, что князь Карагеоргиевич резко отрицательно относился к офицерам Генерального штаба. Он не раз утверждал, что генштабисты старались отсиживаться в тылу или были некомпетентны. Гатовский же не скрывал пренебрежительного отношения к военным суждениям князя. Открытый конфликт был лишь вопросом времени.

Однажды в присутствии офицеров и нижних чинов князь ни с того ни с сего выкрикнул Гатовскому: "Вы думаете, что Вы как офицер Генерального штаба что-нибудь знаете? Ничего решительно Ваш Генеральный штаб не знает! Выбросьте Ваш академический знак в ватер-клозет. Все говорят, что Вы на позиции не ездите. Вы трус"4. Гатовский на это ответил: "Знаю ли что-нибудь или нет, судить не Вам, Ваше Высочество, а бываю я на позициях тогда, когда это вызывается необходимостью по моей службе и по приказанию начальника отряда"5.

За нанесение удара начальству полагалось разжалование и каторга от четырех до двенадцати лет, а если начальник был при исполнении в военное время, то и расстрел (впрочем, более суровое наказание налагалось в случае нанесения тяжких ран или причинения смерти). Следствие приняло во внимание отличную аттестацию Гатовского и наличие у него Георгиевского оружия, а также то, что князь в состоянии нервного расстройства нанес офицеру оскорбление. Сербия была союзницей России по Первой мировой войне, поэтому по политическим причинам было крайне нежелательно предавать дело об избиении русским офицером брата сербского короля широкой огласке и суду.

Решено было обратиться к императору, который бы и вынес вердикт. Предлагалось уволить Гатовского со службы без мундира. За такое решение выступал и князь Карагеоргиевич.

Император рассудил иначе.

2 декабря 1915 г. он повелел объявить князьям Трубецкому и Карагеоргиевичу выговор в Высочайшем приказе. Последнего, кроме того, переводили в резерв чинов Киевского военного округа. Гатовского же "в виде особой милости" разжаловали в рядовые, прекратив дело без судебного разбирательства6.

Полковник Владимир Гатовский незадолго до разжалования.

И рядовой, и генерал

Гатовский попал в 26-й корпусной авиаотряд, где доказал, что не был трусом. Будучи разжалованным, Владимир Николаевич в считаные месяцы получил четыре солдатских Георгиевских креста.

Крестом 4-й степени он был награжден за полеты 8, 11, 15 и 16 марта 1916 г., когда произвел ряд удачных воздушных разведок под огнем противника, сделал несколько фотоснимков и сбросил две бомбы на груженый подвижной состав7.

Крестом 3-й степени - за удачную воздушную рекогносцировку 13 апреля 1916 г.8

Крестом 2-й степени (уже будучи младшим унтер-офицером) - за воздушную охрану войск на смотру императора 5 мая 1916 г., когда неприятельский аэроплан неоднократно пытался прорвать линию, но аэроплан Гатовского каждый раз преграждал ему путь и преследовал его9.

Наконец, крест 1-й степени он получил за то, что, будучи прикомандирован к штабу Кавказской Туземной конной дивизии, 4 мая 1916 г. вызвался охотником на воздушную разведку района будущих операций дивизии, в результате чего выяснил расположение укреплений и батарей противника, представив аэрофотоснимки особой важности10.

Уже 6 мая 1916 г. за боевые отличия Гатовский был вновь произведен в полковники и назначен начальником штаба Кавказской Туземной конной дивизии. По-видимому, именно тогда он сфотографировался на память сначала со знаками различия младшего унтер-офицера, а затем - полковника.

После Февральской революции разжалование Гатовского стали представлять как преследование со стороны царского режима, хотя оно таковым не являлось. Притом что сам Гатовский не был сторонником Временного правительства, считая его политику разрушительной для страны. Министра-председателя А.Ф. Керенского называл морфинистом и кокаинистом, слабым правителем, власть которого должна быть передана в более сильные руки, а именно - генералу Л.Г. Корнилову11. Приверженец подобных взглядов не мог не принять участия в выступлении Корнилова против Временного правительства в августе 1917 г., за что был арестован, но вскоре освобожден. Более того, награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. и произведен в генерал-майоры.

Владимир Гатовский (в центре) во время службы в Кавказской Туземной конной дивизии. 1917 год.

Военспец

После прихода к власти большевиков Гатовский занимался демобилизацией прежних авиационных формирований, а затем добровольно пошел на службу в Красную армию. Был постоянным членом технического комитета Центрального управления по снабжению армии. Затем назначен на преподавательскую работу в Академию Генштаба РККА12, где проявил себя с наилучшей стороны. Аттестация военспеца гласила:

"Имеет солидную научную подготовку в области тактики конницы, равно как достаточный навык в постановке практических занятий по этой кафедре.

Имеет много свежих мыслей по тактике конницы. Очень добросовестный преподаватель...

Политически, нужно думать, совершенно лоялен. Имеет основание считать себя ущемленным старым режимом (разжалован в солдаты в 1915 г., что чрезвычайно сильно им прокламируется). В отношениях со слушателями сдержан. Принимает активное участие в работе Кав[алерийской] секции ВНО13 и Кав[алерийского] кабинета академии.

Хороший преподаватель"14.

В советское время Гатовский подружился с бывшими генералами А.А. Брусиловым и А.Е. Снесаревым. По торжественным поводам, например, по случаю дня Св. Георгия, преподаватели устраивали празднования на квартире Снесарева: надевали ордена Св. Георгия, ели праздничный крендель с выпеченным георгиевским крестом и, конечно, употребляли спиртное. Позднее чекисты сделали эти встречи ключевым пунктом обвинения бывших офицеров в контрреволюционной деятельности.

Арестант Гатовский. 1931 год. ГАСБУ.

Гатовский был арестован 23 февраля 1931 года по делу "Весна". Коллегия ОГПУ осудила его на три года лагерей условно, освободив из-под стражи. Впоследствии он был реабилитирован как незаконно репрессированный по политическим мотивам. После освобождения вернулся к преподаванию.

Владимир Николаевич умер в Москве в 1935 году и похоронен на Введенском кладбище.

Ордер на арест Владимира Гатовского. Ведомственный архив Службы безопасности Украины (ГАСБУ). Публикуется впервые.

P.S. Князь Арсен Карагеоргиевич после драки с Гатовским был переведен в резерв чинов и на военную службу уже не вернулся. В 1917 г. эмигрировал во Францию.

Князь Арсений Карагеоргиевич - есаул 2-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска. 1904 год.

Умер в Париже в 1938 году.

1. РГВИА. Ф. 2031. Оп. 2. Д. 617. Л. 127об.

2. Там же. Л. 123об.

3. Там же. Л. 178.

4. Там же. Л. 125об.

5. Там же.

6. Там же. Л. 179.

7. Патрикеев С.Б. Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914-1922 гг. IV степень NN 600 001-700 000. М., 2013. С. 713.

8. Патрикеев С.Б. Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914-1922 гг. III степень NN 1-120 000. М., 2015. С. 650.

9. Патрикеев С.Б. Сводные списки кавалеров Георгиевского креста 1914-1922 гг. I степень NN 1-42 480. II степень NN 1-85 030. М., 2015. С. 605.

10. Там же. С. 92.

11. Дело генерала Л.Г. Корнилова. М., 2003. Т. 1. С. 295.

12. Ведомственный архив Службы безопасности Украины (ГАСБУ). Ф. 6. Д. 67093-ФП. Т. 76 (98). Л. 12.

13. Военно-научного общества.

14. РГВА. Ф. 33987. Оп. 2. Д. 318. Л. 11.

1

Подполковник Генерального штаба В.Н. Гатовский. 1909-1912 годы.

2

Генерал-майор князь Арсен (Арсений Александрович) Карагеоргиевич в форме сербской армии.

3

Король Петр Карагеоргиевич на пути в собор на коронацию. 1903 год.

4

Полковник Владимир Гатовский незадолго до разжалования.

5

Героическая воздушная разведка 28 июля 1915 года летчика-наблюдателя В.Н. Гатовского и летчика Орлова. 1916 год. Рисунок фронтового художника М. Мезернюка.

6

Телеграмма с вердиктом императора Николая II по поводу инцидента. РГВИА.

7

Визави полковника Гатовского отличился в сражении под Мукденом в 1905 году. Открытка. Начало ХХ века.

8

Князь Арсений Карагеоргиевич - есаул 2-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска. 1904 год.

9

Владимир Гатовский (в центре) во время службы в Кавказской Туземной конной дивизии. 1917 год.

10

Ордер на арест Владимира Гатовского. Ведомственный архив Службы безопасности Украины (ГАСБУ). Публикуется впервые.

11

Арестант Гатовский. 1931 год. ГАСБУ.

Доктор философских наук Семен Экштут: Конец гусарской эпохи

"Где гусары коренные…" Если бы герой Отечественной войны 1812 года, легендарный поэт-партизан и гусар Денис Васильевич Давыдов, более двух веков назад сочинивший этот стих, узнал о том, что приключилось с Владимиром Николаевичем Гатовским в годы Великой или Второй Отечественной войны (так некогда называли Первую мировую), он был бы доволен.

Полковник Гатовский, начавший свою офицерскую службу под знаменами лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, чести полка не посрамил. В разное время мундир гродненских лейб-гусар носили декабрист Лунин, поэт Лермонтов, "бархатный диктатор" Лорис-Меликов, "белый генерал" Скобелев. От самой колыбели офицером-гродненцем был и великий князь Николай Александрович, будущий царь Николай II. Сообщая гродненцам о зачислении своего только что родившегося внука в полковые списки, Александр II писал: "Рекомендую им нового товарища".

Таким образом, Генерального штаба полковник Гатовский и полковник Николай Александрович Романов были однополчанами и полковыми товарищами, что по неписаному кодексу офицерской чести накладывало на царя известные моральные обязательства. Все августейшие особы почитали друг друга родственниками. Однако обязательства Николая II перед однополчанином были более весомыми, чем его же обязательства по отношению к "его высочеству" князю Арсену Карагеоргиевичу. Поэтому император не мог не принять участия в судьбе Гатовского и помог ему довольно быстро вернуть полковничий чин, утраченный по приговору суда.

История, приключившаяся с генштабистом Гатовским, как в капле воды отразила неизбывную трагедию офицерского корпуса Русской армии накануне начала новой Смуты. Офицерский состав никогда не был единым целым. Кавалергарды вечно соперничали с конногвардейцами. Офицеры легкой гвардейской кавалерии не общались с офицерами тяжелой гвардейской кавалерии. Армейские офицеры с завистью и неприязнью взирали на офицеров лейб-гвардии. И все офицеры, гвардейские и армейские, с нескрываемым нерасположением относились к генштабистам, уничижительно именуя их "моментами" и считая карьеристами всех офицеров Генерального штаба.

"Его высочество", посоветовавший полковнику Гатовскому выбросить в ватерклозет серебряный нагрудный знак об окончании Академии Генерального штаба, в предельной форме сформулировал эту давнюю неприязнь строевых офицеров к генштабистам. Российская империя вела кровопролитную войну, страна стояла на пороге революции, а "его высочество" в боевой обстановке выплеснул наружу свои негативные эмоции, адресованные генштабисту.

Владимир Николаевич Гатовский Фото: prlib.ru

Жизнь и судьба Гатовского выделяются своей эстетической завершенностью. Удар стеком, нанесенный им младшему брату сербского короля, - эта дерзкая попытка боевого офицера отстоять свою оскорбленную честь достойна того, чтобы ее навечно занесли в качестве знакового события не только в полковую историю или в историю Русской армии, но и в Историю государства Российского. Если в годы Великой войны, когда на полях сражений решается судьба Империи, "его высочество" по своему недомыслию способен оскорбить боевого офицера, а у офицера нет иного способа смыть оскорбление, кроме рукоприкладства, значит, такая Империя обречена. И с момента удара стеком История начинает отсчитывать "Империи последние мгновенья".

Если же вспомнить уникальный, никогда и ни у кого более не встречавшийся набор боевых наград, которыми был отмечен Владимир Николаевич Гатовский - орден Св. Георгия 4-й степени, Георгиевское оружие и полный "Георгиевский бант", состоявший из четырех солдатских Георгиевских крестов, - то следует надеяться, что со временем на Введенском кладбище над местом последнего успокоения гусара, генштабиста, воздухоплавателя и военспеца будет воздвигнут достойный памятник. Aere perennius - прочнее меди.