Уникальную операцию провели в клинике Сеченовского университета

Профессор Комаров беседует с пациентом, которому проведена операция на сердце без разрезов. Фото: instagram/dr.rkomarov
Профессор Комаров беседует с пациентом, которому проведена операция на сердце без разрезов. Фото: instagram/dr.rkomarov
К сердцу можно подойти через небольшие проколы в грудной клетке. Фантастика? "Нормально!" - на современном сленге комментирует ситуацию профессор Роман Комаров, за спиной которого стою в операционной Сеченовского университета. От ее начала до конца не выдерживаю - все-таки почти четыре часа. Потому комментарий уже после окончания операции.

Давно, в пятидесятых годах прошлого века, отважные хирурги начали оперировать само сердце. Эти операции тогда сравнивали с полетом человека в космос. Довелось писать о великих отечественных сердечных первопроходцах: Александре Бакулеве, Александре Вишневском, Евгении Мешалкине. Помню узбекскую девочку Карлыгаш, которую Евгений Николаевич бережно перенес из ледяной ванны на операционный стол. Прооперировал. Спас.

Причем здесь ванна? Да еще ледяная? Да при том, что в те времена, прежде чем скальпелем разрезать грудину и подойти к самому сердцу, пациента помещали в такую купель, чтобы не только охладить сердце, но и остановить его. Такие были методики. Их отмечали высокими премиями. Еще бы! Первопроходцы! Хотя о тиражировании подобных вмешательств речи не было. Это было штучное исцеление. Это было началом сердечной хирургии, о котором ныне даже не все кардиохирурги знают. И это им не в укор. Такова жизнь, такова наука, такова медицина.

Но сердце есть сердце. И чтобы оно работало без сбоев, теперь придумано и используется столько современных технологий... Правда, они, как и в былые времена, удел самых продвинутых клиник, в которых есть без преувеличения асы кардиохирургии. Вот и те операции, о которых заметка, проводятся - во всяком случае пока - не везде. Кроме столичной университетской клиники хирургии имени Николая Бурденко эти новые методики используются в хирургическом центре имени Евгения Мешалкина в Новосибирске, Астраханском центре сердечной хирургии...

Конечно, никаких погружений в ледяную ванну. Для многих операций не требуется останавливать сердце. Не всегда необходимо подключение к аппарату искусственного кровообращения. А вот теперь даже - и об этом рассказ - не надо разрезать грудину.

Аритмия уходит сразу - прямо на операционном столе. Пациент здоров! И - самое интересное! - все это можно делать с помощью робота Da Vinchi

- На операционном столе, - рассказывает Роман Комаров, - был пятидесятилетний пациент, страдающий патологией митрального клапана. Его одышку слышали окружающие. Медикаменты не помогали. Мы ему провели пластику клапана, не вскрывая грудину. Это важно. Важно потому, что прооперированный может уже через два дня вернуться к обычной жизни. Разрезов на теле нет. Не надо томительно ждать их заживления.

- Так все просто? Взял, проколол, исправил клапан и отпустил пациента домой?

- Именно так! Но только совсем не просто. Ведь для этого нужно ввести в грудную клетку видеокамеру. С ее помощью рассмотреть клапан, понять причины проблемы, и потом устранить их. Чтобы все это сделать, нужны глубокие знания традиционной хирургии. Надо досконально знать анатомию грудной клетки. Каждый прокол специальным инструментом - троакаром - должен быть тщательно продуман. Расчет на миллиметры. Чуть в сторону - и... операция становится невозможной.

- Такая операция адресована только клапанам сердца?

- Нет. С помощью проколов можно лечить ишемическую болезнь сердца, мерцательную аритмию. При ишемии специальными инструментами выделяются внутригрудные сосуды, и в нужном месте они сшиваются. С мерцательной аритмией ситуация несколько иная. В грудную клетку через те же проколы вводятся специальные щипцы. С их помощью проводится прижигание участков левого предсердия, ответственных за нарушение ритма. Аритмия уходит сразу - прямо на операционном столе. Пациент здоров! И - самое интересное! - все это можно делать с помощью робота Da Vinchi.

- Почему же мне не показали операцию с роботом?

- Добро пожаловать в соседнюю операционную.

- Так, может, Da Vinchi заменит живого хирурга и будет оперировать во всех клиниках без усталости?

- Никогда и нигде такого не будет! Робот- инструмент в руках хирурга. Без головы руки не работают. Не работают сейчас и не будут работать впредь, даже при наличии искусственного интеллекта.

- Спустимся на землю. Сколько стоят проводимые вами операции? Кому они сейчас доступны? Есть ли у них будущее или это и впредь достояние избранных клиник и избранных специалистов?

- Операции проводятся по квотам минздрава. Доступны пока немногим. По той причине, что не везде есть современное оборудование. А главное - нет кадров для их проведения. Тут мало сказать, что их нужно готовить. Нужны, если угодно, энтузиасты новых путей спасения сердца. Пока же их явно мало. О причинах - не тема нашей встречи. Врачи просто обязаны в силу своей профессии быть оптимистами. Потому...через пару недель приглашу вас на роботическую операцию.

А я могу обидеться на своего собеседника и от приглашения отказаться. Почему? Роман не сказал, что, оказывается, накануне нашей беседы он одномоментно удалил эхинококк из сердца и легочной артерии без применения аппарата искусственного кровообращения двадцатилетнему жителю Афганистана. Судя по специальной литературе, подобных операций ранее нигде не было. Политика политикой, а жизнь жизнью. И пациенту Романа нет дела до взаимоотношений стран. Болезни границ не ведают. А пациенты ищут лучшие места исцеления и лучших специалистов.

Поделиться