Александр Кожевников: Принципы оплаты труда медработников нужно менять

Александр Кожевников: В городе Чайковском нет понятия "далеко". Все рядом. Фото: Аркадий Колыбалов
Александр Кожевников: В городе Чайковском нет понятия "далеко". Все рядом. Фото: Аркадий Колыбалов
Одна из остановок только что завершившейся "Волны здоровья" была в городе Чайковском на Каме. Здесь всего 103 тысячи жителей. Есть городская больница на 450 коек, где все необходимые отделения, включая роддом. Каждый год тут появляются на свет почти тысяча детей.

Возглавляет больницу выпускник Ижевской государственной медицинской академии Александр Кожевников. Он специалист не только в области организации здравоохранения, но и фтизиатрии, рентгенологии, паллиативной медицинской помощи. А место работы у Александра Васильевича одно. Когда-то в этой больнице он трудился санитаром. После академии направили сюда же. И ему удалось дослужиться до главного врача. Мы запечатлели его за компьютером: Александр Васильевич с гаджетом на "ты". Текст на компьютере набирает как профи и одновременно отвечает на мои вопросы.

Александр Васильевич, больница в Чайковском страдает от дефицита кадров?

Александр Кожевников: Страдает. Больница обслуживает не только жителей Чайковского, но и весь юг Пермского края, часть Удмуртии. А на местах явный дефицит учреждений здравоохранения и, естественно, кадров. К этому добавлю: средняя заработная плата врача около 80 тысяч рублей. Не так уж мало? С учетом сложности работы, огромных нагрузок, больших территорий, а теперь еще и пандемии, с учетом запросов молодых специалистов... Не все службы укомплектованы полностью. И это касается не только врачей, но и медицинских сестер. Я был депутатом Земского Собрания. Убежден: принципы оплаты труда медработников - и врачей, и медсестер - нужно менять.

Но, согласитесь, какие-то подвижки положительные все-таки есть? Может, мне показалось, но больница неплохо оборудована. Это не только внешнее впечатление? Или вы провели меня не по тем коридорам?

Александр Кожевников: Напротив. Вы вошли в больницу не с того подъезда, по которому обычно поступают пациенты. Ковид испортил входные ворота в наше учреждение. А оборудование у нас действительно достойное. Могу даже привести цифру: в 2020 году только на тяжелое оборудование нашей больнице вложено 78 млн рублей.

Убежден: принципы оплаты труда медработников - и врачей, и медсестер - нужно менять

Что значит тяжелое?

Александр Кожевников: Это МРТ, ангиограф, КТ экспертного класса, УЗИ-оборудование, эндоскопия, оборудование для оперблока.

Об оперблоке поподробнее. Какие операции у вас проводятся? В каких случаях приходится направлять пациентов в другие учреждения? Целесообразно ли принимать на себя сложные хирургические вмешательства?

Александр Кожевников: Сразу отвечу, и думаю, со мной согласятся мои коллеги-руководители медицинских учреждений второго уровня. Те же операции на сердце проводить в каждом таком учреждении нецелесообразно, так как количество обращений по таким поводам на нашем уровне минимально и априори в таких учреждениях не может быть соответствующей наработки их проведения. Другое дело, мы должны иметь возможность направлять тех, кому такое вмешательство необходимо, в соответствующие центры в рамках программы ОМС.

Вот наша беседа состоялась потому, что в наш город прибыла "Волна здоровья". Вам не повезло с погодой: шквалистый ветер, бесконечный дождь. А на пристани родители с детьми, которые пришли к московским специалистам на консультацию. И наверняка те, кому требуется помощь третьего уровня, получат такую возможность.

А если не "Волна здоровья", как быть?

Александр Кожевников: В последнее время нам очень помогает телемедицина. Мы постоянно на связи с краевыми и федеральными центрами. Да, не все отработано и не все срабатывает. Но все же есть основание полагать, что доступность самой сложной помощи становится реальной. Хотя проблем немало.

В оказании какой помощи более всего нужна поддержка?

Александр Кожевников: Прежде всего это сердечно-сосудистая хирургия. И прежде всего это касается детей. Наверное, не только мне, но и всем заметно, что ребят, страдающих теми или иными болезнями сердца и сосудов, меньше не становится. Наоборот, их больше. Пожалуй, никто точно не скажет, почему это происходит, но это так. Кроме того - и на сегодняшней "Волне" это заметно, - немало детей с видимыми дефектами лица.

Вы не оригинальны. Это общая проблема.

Александр Кожевников: А я и не претендую на оригинальность. Я претендую на другое: на то, чтобы такая помощь была доступной в рамках системы ОМС. Не потому что я на что-то обижен. Но мне кажется, что сегодня главное внимание направлено на крупные медицинские центры. Хотя погоду в службе здоровья делают небольшие медицинские учреждения. Вот прихватило у кого-то сердце, он звонит или в службу "скорой" (кстати, служба "скорой" при нашей больнице тоже есть), или своему участковому врачу. И от того, как работает именно это звено, зависят судьбы тех, кто обратился.

А в ковид куда обращались за помощью?

Александр Кожевников: "Обращались" - слово не совсем точное. Ковид пока не покинул нас, и неизвестно, покинет ли когда-нибудь вообще. Поэтому одна из насущных задач нашей службы - работать с учетом пандемии. Вот мы говорили, что сейчас иной вход в больницу. Так он потому, что пандемия. У нас есть "красная зона". Но у нас нет возможности хотя бы на один день отказаться от плановой и экстренной медицинской помощи. Всего от ковида мы уже пролечили 6683 человека.

Вы научились сочетать несочетаемое?

Александр Кожевников: Почти. Сказать просто да, наверное, сейчас не может ни один управляющий здравоохранением. Хотя совершенно очевидно, что научиться этому надо. В нашей больнице четыре ковидных отделения. К сожалению, и среди беременных тоже есть ковидные больные. В день, когда мы с вами встретились, в нашей больнице 139 пациентов, страдающих этим заболеванием.

Сейчас муссируется тема послековидная. Как жить человеку, перенесшему ковид? Особенно если это возрастной пациент. Тем более что население стареет. Мы, слава Богу, хоть и не впереди планеты всей по продолжительности жизни, но все-таки живем дольше, чем раньше. Говорю об этом не случайно. Вы возглавляете больницу восемь лет. В вашем послужном списке гериатрия и паллиативная помощь. Ваша бывшая специализация сказывается на вашей нынешней работе?

Александр Кожевников: У нас открыты отделения паллиативной медпомощи, гериатрическое и медицинской реабилитации.

Они для пациентов в рамках ОМС? Или за ту же паллиативную помощь надо платить из своего кармана?

Александр Кожевников: Понимаю, ваш вопрос не случаен. К сожалению, такая помощь нередко становится не просто платной, а не по карману тем, кто в ней нуждается. Наш опыт показывает: столь необходимая людям поддержка не только может, но и должна быть бесплатной для тех, кто ее получает. Даже если нет дополнительных источников финансирования. Необходима умелая ее организация, использование современных технологий. И воля руководителя, направленная на создание такой службы. Сейчас в орбите такой помощи более трех тысяч наших жителей. У нас нет понятия "далеко". Все - рядом.

Поделиться