Новости

11.10.2021 14:52
Рубрика: Культура

Во МХАТ им. Горького поставили продолжение "Трех сестер"

Три сестры Прозоровы - неземные, благородные создания. А пошлая мещанка Наташа, втерлась в их дом, женила на себе Андрея, сломала ему жизнь и перекроила весь строй дворянского гнезда на свой грубый лад. Примерно так трактуют обычно постановщики чеховскую пьесу "Три сестры".
Главной героиней продолжения "Трех сестер" стала мещанка Наташа (Ирина Линдт). Фото: МХАТ им. Горького Главной героиней продолжения "Трех сестер" стала мещанка Наташа (Ирина Линдт). Фото: МХАТ им. Горького
Главной героиней продолжения "Трех сестер" стала мещанка Наташа (Ирина Линдт). Фото: МХАТ им. Горького

А что, если выслушать другую сторону? Драматург Наталья Мошина написала продолжение хрестоматийной истории, где главная героиня - та самая злокозненная Наташа. Спектакль "Розовое платье" в МХАТе имени Горького поставил Эдуард Бояков. Поставил весьма необычно. Это - и приношение культовому спектаклю "Три сестры", который в 1940 году явил на подмостках МХАТа Немирович-Данченко, и исследование процессов, начатки которых так тонко подметил Чехов, и реабилитация несчастной Наташи.

В прологе, начатом еще в фойе, зрителям рассказывают о "чеховской эпохе" в театре. Но тетка со шваброй, подтирающая пол, то и дело перебивает лектора скептическими репликами, словно она и впрямь знает о том времени больше и лучше, чем записные чеховеды. Чуть позже она вместе со своим ведром и шваброй проберется на сцену, где демонтируют декорации спектакля "Три сестры" - того самого, легендарного, восстановленного МХАТом в 2020 году. Потом тетка скинет свой рабочий халат, и мы узнаем в этой особе ту самую "мещанку Наташу", которая поразит зал пронзительным рассказом о своей судьбе и судьбе всего прозоровского семейства в жестоком XX веке.

По сути дела, перед нами разыграется моноспектакль, блистательно исполненный Ириной Линдт. Ах, какие драмы бушевали в юности в наташиной душе! Проброшенные вскользь чеховские реплики - лишь мерцающее отражение ее чувств. Вот кто знал, например, что чиновник Протопопов на самом деле - любовь всей наташиной жизни. Она и замуж за Андрея вышла, как говорится, назло, par depit, увидав как Протопопов вдруг начал ухаживать за Ириной. А невнимание сестер к малышам-племянникам? Ни разу не предложили молодой матери помощь. Более того, когда Бобик лежал в жару, на грани жизни и смерти, им приспичило принимать ряженых… А ведь как восхищалась Наташа поначалу этим семейством! Увидав сестер в ложе театра, она почувствовала волшебный, сияющий ореол, окружающий девушек. И над Андреем она видела этот ореол. Но куда все делось при ближайшем рассмотрении? Пустые разговоры "ни о чем", вечная мечта то о прошлом, то о будущем, вместо того, чтобы деятельно жить в настоящем, казарменные шутки офицеров, наводняющих дом, неуют плохо прибранной гостиной… И жестокое неуважение к чужим чувствам. Робкая юная девица, нарядившись в самое лучшее, впервые, благоговея, входит в дом, а ей тут же делают замечание, что зеленый поясок не идет к розовому платью. Вот так такт у возвышенных девиц! Кстати, меня всегда забавлял в чеховской пьесе наташин ответ - пояс, мол, скорее матовый. На самом деле, она вовсе не путает теплое с кислым, как может показаться: матовым в серебряном веке называли сине-зеленый оттенок. И холодный сиреневатый розовый отлично сочетается с этим цветом. В финале спектакля мы в этом убедимся.

Фото: МХАТ им. Горького

Любая искренняя исповедь трогает сердца. А в оценках практичной и приметливой Наташи и впрямь много правоты: и про неловкого Тузенбаха, и про страстную, страдающую Машу, и про "дурака-доктора" она говорит много верного. И нельзя не возмутиться вслед за ней: все члены этого благородного семейства вполне себе охотно пользовались благодеяниями преуспеваюшего Протопопова, и его же за это презирали. В качестве благодарности.

Замечательно использованы в спектакле немые сцены: Ирина (Полина Маркелова), Маша (Наталия Медведева), Ольга (Кристина Пробст), а также другие участники описываемых событий, являются на сцену словно призраки прошлого. Как живые картины, столь популярные в чеховские времена, или персонажи семейного альбома, перелистываемого в приступе ностальгии. Все они, тонкие и нежные, сметены жестокостями того "грядущего", о котором так страстно мечтали.

В прологе, начатом еще в фойе, зрителям рассказывают о "чеховской эпохе" в театре

Так что же, права, оказывается, наша жизнестойкая Наташа, пережившая войны, революции и благополучно добравшаяся до наших дней? Велико искушение согласиться с этим. Но!

Отчего-то именно в мерцающую пыльцу прозоровских грез и надежд вглядываемся мы все, включая Наташу, с особенным интересом. Отчего-то именно непрактичную Ирину выбрала подросшая наташина дочка Софочка своим кумиром. Да и Наташа отчего-то прибилась к службе в театре, а не в какой-нибудь жилконторе…

Фото: МХАТ им. Горького
Культура Театр Драматический театр