20.10.2021 16:49
    Рубрика:

    Природоохранные программы уральских заводов оценили дождевые черви

    Ученые Института экологии растений и животных УрО РАН изучили лесные почвы вокруг Среднеуральского медеплавильного завода (СУМЗ) и открыли новые для мировой науки формы гумуса. Разрезы верхнего слоя почвы вблизи предприятия напоминают слоеный пирог. Слои растительного опада, переработанного беспозвоночными, сменяются практически нетронутой травой и листьями, загрязненными тяжелыми металлами и потому "невкусными" для тех же дождевых червей. Но исследования доказывают: лет 10 назад вредные выбросы завода почти прекратились, что позволило червям вновь "распробовать" растительную подстилку.
    Татьяна Андреева/РГ
    Татьяна Андреева/РГ

    Изучением органического слоя почвы мировая наука занимается более 150 лет. Однако европейская морфофункциональная классификация систем и форм гумуса, обновленная три года назад, описывает в основном его естественные, природные формы. Антропогенных вариантов в ней немного, а примеров химически загрязненных почв и вовсе нет, в чем и убедились уральские ученые, долгие годы изучающие лесные почвы вокруг СУМЗа. По собранным образцам они смогли проследить эволюцию форм гумуса под действием значительного промышленного загрязнения.

    - Очевидно, что на чистых территориях опад перерабатывается намного быстрее, - констатирует старший научный сотрудник лаборатории экотоксикологии популяций и сообществ института Ирина Коркина. - При химическом загрязнении почвы численность червей значительно уменьшается и опад накапливается. Он тоже перерабатывается, но слабо - преимущественно почвенными, невидимыми глазу грибами. Слои нетронутых листьев перегнивают плохо. А процесс восстановления активности беспозвоночных после уменьшения концентрации выбросов довольно медленный. Капризные черви заселяют не всю подстилку, а только ее верхнюю часть. Нижняя, самая токсичная, остается "в наследство".

    Конечно, со временем и эти слои восстановятся, но нескоро. По словам Коркиной, по анализу этих горизонтов можно сказать, на каком этапе находятся слои почвы - в процессе деградации или реградации.

    По международной классификации существует три системы гумуса, в каждой несколько форм. Так, формы системы Mull формируются, когда над растительными остатками совместно трудятся крупные дождевые черви, обитающие как в лесной подстилке, так и в минеральных почвенных горизонтах, и их "меньшие братья" энхитреиды. Формы Moder возникают, если в переработке участвуют только поверхностно обитающие организмы. А если крупные почвенные беспозвоночные игнорируют разложение опада и процесс идет лишь при помощи грибов, то это система Mor.

    Ирина Коркина и ее коллега заведующий лабораторией экотоксикологии популяций и сообществ Евгений Воробейчик обнаружили вокруг СУМЗа более 20 неизвестных науке форм гумуса. Например, когда прекрасно измельченные червями слои покоятся на практически не тронутых разложением. Уральские ученые назвали эти формы Mormull и предложили включить их в европейскую классификацию.

    Открытие имеет не только научное, но и прикладное значение, ведь позволяет оценить состояние почвы и дать прогноз на будущее

    Отметим, что открытие имеет не только научное, но и прикладное значение, ведь позволяет оценить состояние почвы и дать прогноз на будущее. Кстати, ученые планируют продолжать исследования и вблизи других предприятий Свердловской и Челябинской областей, например, небезызвестного Карабашского медеплавильного завода, вокруг которого за десятилетия образовался безжизненный пейзаж.

    - На Среднем Урале мы ранее обследовали почвы вблизи кировградского завода "Производство полиметаллов", сейчас можем вернуться, посмотреть, что изменилось, - подытожила Коркина.

    Между тем черви только подтвердили выводы экспертов, отмечающих снижение вредных выбросов уральских промышленных предприятий. Яркий пример - тот же СУМЗ, считает руководитель центра по экономике и природопользованию Института экономики УрО РАН Александр Семячков. По его словам, если раньше выбросы свинца здесь составляли 80 тонн в год - по два килограмма на каждого местного жителя, то сейчас они уменьшились до 2-3 тонн в год.

    - Загрязнение почвы - обратимый процесс, ведь при снижении выбросов идет постепенное вымывание из почвы вредных веществ. Но он очень медленный. Вообще же должен быть компромисс между экономикой и экологией. Последняя всегда затратна. Конечно, если не устанавливать новые очистные сооружения, денег у собственников будет больше, вложение в экологию - это серьезные затраты из прибыли предприятия. Но эти затраты неизбежны, - говорит ученый.

    По словам Семячкова, до нулевых годов в законодательстве существовала система, при которой сверхлимитные выбросы промпредприятий называли "временно согласованными". Если завод начинал строить очистные сооружения, он освобождался от экологических штрафов. Сейчас все такие штрафы поступают в госбюджет, и неизвестно, на какие цели идут. Этот своеобразный налог на бездействие предприятия в плане экологии неэффективен, убежден эксперт.

    О том, что экологические штрафы как минимум нужно увеличивать, давно говорят на всех уровнях. По словам главы Уральского управления Росприроднадзора Романа Тужикова, ущерб, наносимый окружающей среде, и сегодняшняя ответственность за него несопоставимы. Однако хотя бы заработали механизм предъявления штрафов и методики расчета вреда, наносимого почве и водным объектам, появилась методика расчета вреда, наносимого атмосферному воздуху, и ведомство активно ими пользуется. К тому же применяется альтернатива - возмещение предприятием причиненного вреда, например, путем проведения восстановительных работ. По мнению Тужикова, этот механизм более эффективен, чем наказание, ведь предусматривает не только восстановление нарушенного состояния окружающей среды, но и проведение работ по реконструкции очистных сооружений, переход на оборотные схемы водоснабжения и т.д.

    По расчетам Росприроднадзора, общая сумма ущерба, причиненного окружающей среде Свердловской, Челябинской и Курганской областей в 2020 году, превысила 1,3 миллиарда рублей, увеличившись за год почти на 300 миллионов. Поступления платы за негативное воздействие на окружающую среду составили 1,637 миллиарда рублей (рост на 25 процентов), а экологический сбор вырос почти на 60 процентов - до 62,1 миллиона.