20idei_media20
    26.10.2021 12:41
    Рубрика:

    Как АПК юга России развить инвестиционный потенциал

    В России хотят ввести "рейдовый сбор" за перевалку загрязняющих веществ с одного судна на другое за пределами портов. Согласно разрабатываемым документам, помимо объективно опасных веществ (например, нефтепродуктов) в список неожиданно для всех попала и так называемая зерновая пыль, что вызвало настоящий шок среди аграриев. Если постановление правительства будет принято в таком виде, это сломает годами формировавшиеся логистические цепочки, утверждают эксперты, приведет к резкому удорожанию перевозок и разорит существенную часть предприятий агропрома.
    Валерий Матыцин / ТАСС
    Валерий Матыцин / ТАСС

    Сельское хозяйство в нынешнем году и так оказалось в сложной ситуации. Растениеводы недополучили прибыль, некоторые животноводы ушли в минус. Что же будет с отраслью на фоне резкого падения доходов? Сможет ли Россия сохранить свой курс на строительство мировой агродержавы? И что можно сделать, чтобы вернуть агропромышленному комплексу инвестиционную привлекательность? Об этом говорили на "деловом завтраке", организованном редакцией "РГ".

    Пыль в глаза

    - Пункт о так называемой зерновой пыли появился в самый последний момент. Для донского агропрома это самый настоящий удар, и мы в правительстве Ростовской области намерены жестко отстаивать позицию аграриев о недопустимости такого шага, - рассказал "РГ" первый замгубернатора Ростовской области Виктор Гончаров. - Мы почти всю пшеницу сегодня экспортируем при помощи малых портов, большая часть зерна идет через перегрузочные комплексы в порту Кавказ, где есть возможность грузить многотоннажные корабли и выходить на большее количество рынков, в том числе в центральную Африку и Азию. Бизнес выполнял стратегическую государственную задачу по росту агроэкспорта, вложил огромные инвестиции в перегрузочную инфраструктуру, чтобы эффективно направлять на экспорт зерно из Казани, Саратова, Самары и других российских регионов, удаленных от морпортов. Нашим аграриям потребовалось немало усилий, чтобы закрепиться на новых рынках, и мы просто не имеем права потерять их в одночасье.

    Сами аграрии считают, что идея о "зерновой пыли" - обычное лобби крупного бизнеса, который хочет перенаправить весь зерновой экспорт в порты Тамани и Новороссийска. Но для агробизнеса это будет катастрофа, уверяют все опрошенные нами эксперты. Если закроется речное сообщение, то весь этот груз хлынет на "железку" и автомагистрали, что нанесет огромный ущерб дорогам. Вырастет и себестоимость зерна.

    - Речные перевозки самые дешевые. Если их искусственно ограничить, то возросшие затраты войдут в себестоимость продукции, их придется оплачивать аграриям из своего кармана, - соглашается замгенерального директора ООО УК "Астон" Дмитрий Лысенко. - Мы вложили огромные средства в развитие перевалочной и портовой инфраструктуры, что позволяет сегодня зарабатывать огромному числу сельских территорий вокруг Азова, Ростова, Багаевской, Константиновска, Волгодонска, Калача-на-Дону, Самары и так далее. Закрыв рейдовую перевалку, мы резко ухудшим положение аграриев. Причем мы искренне не понимаем, про какой вред нам говорят законодатели. Даже если где-то просыплется немного пшеницы, это же не нефть и не метан какой-нибудь. Самое обычное натуральное зерно! Только плюс для местной речной фауны.

    Лысенко подчеркнул, что основная экспортная активность у нас приходится на июль-сентябрь, в это время много отдыхающих едет на Черноморское побережье. В первую очередь железнодорожники пропускают пассажирские составы, потом грузовые, причем зерно вывозится в последнюю очередь, после всех стратегических товаров.

    - Доставка на 300 - 400 километров до Новороссийска иногда затягивается до 25 дней. Разве мы сможем в таких условиях сохранять конкурентоспособность на мировом рынке? - говорит Лысенко. - Новороссийск может принимать всего по 400 - 500 машин в сутки, это лишь 10 - 15 тысяч тонн зерна. Мы так потеряем рынки. Президент ставит задачу наращивать агроэкспорт, а здесь непонятно ради чего убивается огромная и успешная на мировом рынке индустрия. Мы считаем, это негосударственный подход.

    Вход рубль, выход - два

    Несмотря на богатый урожай зерна и высокие мировые цены, ситуация на зерновом рынке сегодня сложная. Вся "сверхприбыль" изымается в виде так называемых плавающих экспортных пошлин, привязанных к мировым котировкам. При этом огромный рост цен на материально-технические ресурсы аграриям практически никак не компенсируется, считают эксперты. В итоге происходит резкий рост себестоимости зерна.

    Согласно оценкам агентства "Совэкон", урожай пшеницы в этом году составит 77,5 миллиона тонн, что гораздо ниже прошлого года. Очевидно, что в следующем году снижение продолжится, в том числе из-за сокращения посевных площадей.

    Как утверждает глава агентства Андрей Сизов, основная причина - именно эти пошлины. Они вводились как мера против растущей мировой продовольственной инфляции (которая особенно сильно ударила по развивающимся рынкам, в том числе по России), но не оказала на нее существенного влияния. Зато дополнительные поборы сказались на рентабельности зернового производства и ослабили позицию России на мировом продовольственном рынке.

    - Пошлины изъяли из растениеводства несколько сотен миллиардов рублей и, по нашим оценкам, в текущем сезоне "снимут" еще порядка 300 миллиардов. Государство вроде бы разрабатывает программы компенсации, но на фоне таких издержек это несопоставимо мало, - констатировал Сизов. - Ситуация будет обостряться. Взрывной рост цен на материально-технические ресурсы, который начался в 2021 году и резко ускорился в последние месяцы, заставляет аграриев замораживать свои инвестиционные планы.

    По словам генерального директора СЗАО "СКВО" Анны Касьяненко, топливо для осенних полевых работ подорожало за год на 15 процентов, посевной материал - на 35 (притом что хозяйство старается обеспечивать себя семенами озимой пшеницы и таким образом минимизирует себестоимость), а цены на удобрения подскочили в несколько раз. Например, необходимый в хозяйстве карбамид подорожал с 23 до 60 тысяч рублей за тонну, в 2,6 раза. И это притом что использование удобрений пропорционально не влечет за собой увеличение урожайности в два раза. Удобрение, в первую очередь, - это вложение в биобезопасность, забота о земле, чтобы предотвратить ее истощение. А уменьшение количества вносимых удобрений в будущем влияет на состояние почвы, что может привести к снижению качества и количества урожая в целом.

    - Более того, на рынке в настоящий момент существует дефицит удобрений. Если раньше мы в это время года могли спокойно купить удобрения на весну, то сейчас их физически нет в наличии. По словам наших поставщиков, все уходит на экспорт. Сельхозпроизводители, выручка которых ограничена пошлиной, при этом должны покупать удобрения по экспортным ценам, хотя они произведены в нашей стране, - говорит Анна Касьяненко. - Сегодня пошлина снижает цену тонны пшеницы в среднем на 3500 - 4000 рублей, дальше будет хуже. Субсидии, которые хозяйство может гипотетически получить в будущем, составят 300 рублей на тонну. Это несопоставимые цифры. За счет снижения внесения удобрений упадет и качество, и объем урожая. Ту маржу, которую могли получить, мы направляли на развитие мелиорации и животноводства, то есть на стратегически важные для государства направления.

    Сегодня животноводство, к сожалению, не является высокорентабельным. Молочное производство формально дает доходность 10 процентов, но это достигается за счет получения собственной продукции растениеводства, которая используется в качестве кормов. Если посчитать доходность по рыночным ценам, как если бы мы работали на покупном зерне, то и это направление убыточно. При этом для животноводства мы держим около двух тысяч гектаров пашни. С них можно было бы получить примерно 10 тысяч тонн пшеницы и дополнительную выручку пустить на растениеводство. Однако животноводство сегодня - это социальный проект: рабочие места на селе, продовольственная безопасность страны. Мы выполняем и все взятые на себя обязательства по социалке. Например, строим жилье для своих сотрудников и спортивные объекты, регулярно повышаем зарплату. Средняя заработная плата в хозяйстве - 50 тысяч рублей, что на 35 процентов выше, чем в сентябре 2020 года. Но нам нужна помощь и поддержка со стороны государства, чтобы мы смогли и дальше выполнять взятые на себя социальные обязательства.

    Отменить нельзя продолжить

    В общем ситуация в отрасли и правда непростая.

    - Эту плавающую пошлину фактически можно рассматривать как налог на прибыль крестьян. Де-юре аграрии такой налог не платят, но фактически при себестоимости тонны пшеницы восемь-десять тысяч, при нынешних ценах на зерно и при пошлине четыре тысячи получается около 35 процентов обязательного сбора, - говорит директор по сельскохозяйственному производству ООО УК "Астон" Игорь Кузнецов. - Повода для оптимизма я не вижу. Мы пока не сократили площади, но уже в следующем сезоне встанет вопрос о необходимости переходить на беспошлинные культуры. Что остается? Тот же самый подсолнечник, лен, зернобобовые культуры. Но это все считанные доли рынка.

    По словам экспертов, вместо пошлин, которые убивают сельское хозяйство и фактически никак не останавливают продовольственную инфляцию, гораздо разумнее ввести адресную материальную помощь социально незащищенным слоям населения.

    Как раз сейчас можно было бы использовать механизм зерновых интервенций, чтобы государство могло торговать зерном из государственного фонда, мягко регулируя ценовые тренды. Много лет Россия использовала этот механизм, даже когда он не был так сильно нужен. Когда было перепроизводство зерна, госфонды выкупали на рынке излишки, поддерживая спрос и цены. В случае дефицита фонды продают зерно, давая дополнительные предложения и "успокаивая" рынок. Сейчас самое время использовать этот инструмент, считают сразу несколько опрошенных нами специалистов.

    Пока об отмене пошлин речь не идет. Но, возможно, к этому придут в следующем сезоне, когда масштаб сложностей в АПК станет понятен не только узким специалистам. Возможно, будет пересмотрена сама формула пошлины.