27.10.2021 16:23
    Рубрика:

    Как корейская диаспора в Татарстане сохраняет свой язык и культуру

    Двадцать лет назад в Казани была создана Корейская национально-культурная автономия.
    Олег Корякин/РГ
    Олег Корякин/РГ

    Корреспондент "РГ" встретился с ее основателем Рудольфом Кимом и руководителем молодежного отдела Юлией Лим и узнал, как удается сохранять свои традиции корейцам, много веков назад укоренившимся в России. Почему на их языковые курсы записываются русские и татары и в чем секрет популярности корейской культуры в мире и нашей стране?

    Родом из Каннына

    Мы встречаемся в Доме дружбы народов РТ, где у Рудольфа Афанасьевича, как и у лидеров многих других национальных автономий Татарстана, есть свой кабинет. Этакий корейский островок в Казани. На стене за рабочим столом соседствуют два флага - Южной и Северной Кореи. Здесь историческую родину воспринимают вне политических разделений и граждан обоих государств считают единым народом.

    - Последнее место пребывания моих предков - город Ивон, ныне Северная Корея. Оттуда они в конце XIX - начале XX века ушли в Российскую империю, - начинает рассказ Рудольф Ким. - Мой дед жил в бухте Ольга на Дальнем Востоке. Мать родилась в Хабаровске. А так-то мои корни из Южной Кореи. У корейцев две фамилии. Первая у меня Ким, вторая - Каннын, она указывает, откуда идет мой род. Рядом с Пхенчаном, там, где проводилась Зимняя Олимпиада 2018, на берегу моря есть город Каннын.

    Как поясняет Рудольф Ким, в XIX веке корейцы покидали родину в поисках лучшей жизни. Корея горная страна, посевных площадей мало, а народу много. Но самое массовое переселение было вызвано оккупацией Корейского полуострова Японией в начале ХХ века.

    Сам Рудольф Афанасьевич родился в Узбекистане, куда по работе направили его отца.

    - Дед у меня читал газеты и журналы на корейском языке, в советское время их можно было выписать. Мать с отцом между собой общались по-корейски. А я-то уже рос в интернациональной среде, и мы общались на русском, и родной я знал плохо. Вернуться к его изучению мне было суждено много лет спустя в Казани.

    Обзванивал корейцев по справочнику

    В 1989 году Рудольф Ким оказался в числе первых советских граждан, кого пригласили посетить Южную Корею. А с ней тогда не было даже дипломатических отношений.

    - Нас сопровождали сотрудники КГБ, - вспоминает он. - Предупреждали, вы ночью одни не гуляйте, а то, если вдруг что случится, даже в консульство не сможете обратиться.

    Но все прошло замечательно. Сеул произвел на Рудольфа Афанасьевича огромное впечатление. В 1990-е годы после краха Советского Союза Рудольф Ким перебрался в Казань. Казалось бы, надо было обустраиваться на новом месте самому, но вышло так, что пришлось создавать и корейскую общину.

    - Я тогда служил в МВД, и получилось так, что столкнулся с преподавателем из Южной Кореи. Он открыл отделение корейского языка в Казанском государственном университете и хотел обу­чать именно корейцев. Так я вышел на Дом дружбы народов, и мне сказали, что надо организовать автономию.

    Людей на языковые курсы в те докомпьютерные времена Рудольф Афанасьевич собирал так. Брал толстенный справочник всех абонентов Казани, выискивал корейские фамилии, звонил и спрашивал: "Не хотите ли вы­учить родной язык?"

    А еще Рудольф Ким взвалил на себя груз проблем корейцев, переселившихся в Казань из Средней Азии после развала СССР. Некогда граждане единой страны, здесь они вдруг стали чужаками. Помогал с оформлением документов, миграционное законодательство тогда было далеко от совершенства. Так постепенно выросла община.

    Язык до Сеула доведет

    Сейчас активных членов корейской автономии около шестидесяти человек. А на праздники собирается и свыше двухсот. Курсы корейского языка проводят сразу на трех площадках - в Доме дружбы народов РТ, Казанском федеральном университете и одной частной школе. Преподают его педагоги из Южной Кореи, а также выпускники прошлых лет. Очередной набор завершился в октябре. От желающих нет отбоя.

    - Что удивительно, идут в основном русские и татары, а корейцев совсем мало, - смеется Рудольф Ким. - А своих не можем ­сагитировать. Видимо, сказывается популярность корейской культуры. Это и корейская музыка, и кино. Но мне кажется, что впервые этот интерес в мире к Корее пробудился еще в 1988 году после Олимпийских игр в Сеуле.

    Без корейской общины не обходится ни один большой праздник в Казани. Фото: Из архива Юлии Лим

    За время существования курсов многие овладели языком в совершенстве и стали переводчиками. Некоторые из них уже живут и работают в Корее. Как поясняет Рудольф Ким, в овладении корейским существует шесть степеней, так вот они дошли до самых вершин. А этим могут похвастать далеко не все жители их исторической родины.

    - Моя дочь сейчас тоже в Сеуле, - говорит Рудольф Афанасьевич. - Она впервые съездила в Корею на неделю еще школьницей. Вернулась и заболела этой страной. Говорит, что ходила по улицам и чувствовала, будто все это свое, родное.

    В глубинах памяти

    Юлия Лим - студентка пятого курса Казанского государственного медицинского университета. Она руководит молодежным крылом автономии.

    - Сейчас мы привлекаем молодых людей к изучению родного языка, ведем аккаунт в инстаграме, - рассказывает она. - На волне популярности корейской культуры приходят многие, но не у всех есть понимание, кто мы, какая у нас ментальность. Сложнее всего детям: у них внутренний конфликт. Они родились здесь, считают себя местными, но сталкиваются с непониманием, их не всегда принимают за своих. А у ребенка психика только формируется, он не понимает того, почему ему задают вопросы, связанные с национальностью. Поэтому важно, чтобы они находились в своей среде, чтобы у них формировалась идентичность.

    По словам Юлии Лим, говорить о менталитете субэтноса корё-сарам ("люди Кореи") - так называют себя российские корейцы, непросто. За последние полтора века на их долю выпало немало испытаний, в том числе переселений. На корейцев сильное влияние оказала местная языковая среда и культура. И все же они смогли сохранить свою самобытность.

    Корейская национально-культурная автономия активно участвует в жизни Татарстана и России.

    - Наш народ славится трудолюбием, умением возделывать самые бедные земли. Семья - наша главная ценность. Мы чтим предков, уважаем старшее поколение. Бережность и умеренность являются фундаментальными принципами воспитания.

    Мировосприятие корейского народа очень гибкое, что, возможно, и помогло переселенцам интегрироваться в российское общество. Есть такой термин "нунчи" - умение, искусство понимать и уважать чувства других людей, ощущать атмосферу и контекст ситуации. Все эти базовые категории до сих пор хранятся в глубинах памяти и отражаются в характере.

    Ну и, конечно, корейцы бережно хранят свою кухню.

    - У нас всегда корейская еда на столе. Мама не может закончить трапезу без чашечки риса, - говорит Юлия Лим. - Я готовлю то же, что и прабабушка: морковча, чимчи, панчани, чартоги, чимпени. Нет такого, чтобы какие-то блюда забывались.

    Магия барабанов

    Помимо языковых курсов, при поддержке автономии создан Театр корейских танцев "Миринэ". Занимается здесь и Юлия Лим.

    - Ни один форум или большой праздник в Казани не обходится без нас, - говорит она. - Даже на празднике Курбан-байрам мы выступали.

    К слову, все традиционные костюмы общине присылают из Южной Кореи. С исторической родиной поддерживаются тесные отношения.

    Неотъемлемой частью корейской культуры являются барабаны самульнори. И здесь тоже можно научиться на них играть. Жительница Казани Эльвира Симгатуллина увлеклась этими инструментами пять лет назад. А началось все с языковых курсов. На занятиях узнала о школе барабанов и решила попробовать.

    - С первого удара звук поразил меня в самое сердце, - рассказывает она. - Хотя поначалу было сложно. После репетиций болела голова от шума, а потом наоборот. Прихожу уставшая после работы с мигренью, позанимаюсь, и все проходит: боль, стресс, негативные эмоции. Научиться играть на самульнори непросто. Тут надо и считать, и ритм держать, и правильно переносить руки.

    Всего есть четыре вида барабанов. Чангу переводится как "дождь". Кквэнгвари - "молния", он ведет все четыре инструмента. Пук - большой и круглый, это "облака". Он держит весь ритм. И последний тип - "ветер", выглядит как гонг со спиралью. Его звук самый звонкий, он разносится на несколько километров. Изначально на самульнори играли для крестьян, которые работали в поле. Считалось, что их звук вызывает дождь.