Новости

29.10.2021 00:09
Рубрика: Культура

Шопен побил рекорд

О том, в чем были особенности проведения Шопеновского конкурса в этот непростой период, "РГ" поговорила с главой пресс-офиса конкурса Шопена в Варшаве, музыковедом Александром Ласковски
Александр Ласковски и Ева Геворгян. Фото: W.Grzedzinski/The Fryderyk Chopin Institute

Александр Ласковски: Для нас всех XVIII конкурс Шопена начался еще до пандемии. Он должен был состояться в 2020 году, поэтому заявки на участие подавались в 2019-м. Мы получили 500 заявок и тогда же объявили всех членов жюри. Единственное, что поменялось с тех пор, это то, что в жюри не приехала Марта Аргерих. Она решила поддержать своего самого хорошего друга Нельсона Фрейре, который серьезно заболел. Эту ситуацию мы приняли без каких-либо комментариев. Мы все понимаем, что такой человеческий взгляд важнее всего в жизни.

Что касается особенностей проведения конкурса, то у нас все и в зале, и в офисе были в масках. В Польше действует единый регламент для культуры и спорта: зал может быть стопроцентно заполнен, если в публике вакцинированы 25 процентов. Для этого на входе проверяли цифровой сертификат, так называемый ковидный паспорт. Сложность была в том, что мы до конца не знали, как все это будет происходить, когда мы начнем конкурс и вообще - будет ли возможно организовать его. Обычно у нас уходит пять лет на подготовку, а в этом году мы должны были все организовать фактически меньше, чем за год.

Состав жюри Шопеновского конкурса почти не меняется десятилетиями. А в этом году появились замены, с чем это связано?

Александр Ласковски: Ротация существует, но эти вопросы решает директор конкурса Артур Шкленер с артдиректором института Шопена Станиславом Лещинским и главой жюри. Главой жюри в этом году была Катажина Попова-Зыдронь. В основном наши члены жюри - лауреаты конкурса Шопена. И это понятно - на конкурсе, который дарит миру самых хороших шопенистов, они должны обязательно быть. В основном наши лауреаты через несколько лет после того, как получили на конкурсе приз, входят в число членов жюри. За последние годы кто-то ушел на пенсию, как наш легендарный профессор Анджей Ясиньский, многократно возглавлявший жюри, кто-то ушел из жизни, как Фанни Уотерман и Фу Цонг.

Отличался ли этот конкурс от предыдущих по составу и уровню участников?

Александр Ласковски: В этом году самое большое количество конкурсантов было из Китая - 22, дальше шла Польша - 16, Япония -14, Южная Корея - 7, и другие страны. А вот из России в этот раз было маловато конкурсантов. Технически все играли очень хорошо. Но если посмотреть на все туры с точки зрения интерпретации музыки, то в этих исполнениях было очень много души, много рубато и понимания польских народных танцев. У многих все это получалось хорошо. И мне кажется, что феномен этого конкурса именно в том, что определить так называемые национальные школы уже практически невозможно. Все играют так хорошо, так идиоматично и одновременно - очень индивидуально. И это действительно проблема - найти человека, самого талантливого в исполнении Шопена, который с одной стороны, исполняет Шопена как Шопена, то есть, следует традиции, а, с другой стороны, высказывает себя через музыку. И через него Шопен открывается как современный композитор. Я думаю, что у Брюса Лю это есть - и историчность, и современность.

Какая в Польше реакция на конкурс Шопена. Залы были полные все дни. Я знаю, что билеты были полностью раскуплены еще за год до конкурса.

Александр Ласковски: У нас вся страна буквально "сошла с ума", каждый день во всех газетах были статьи о конкурсе, на радио шли трансляции - по второй программе радио, это типа вашего "Орфея", транслировались и обсуждались все выступления, также и на нашем телеканале Культура, миллионы людей во всем мире смотрели конкурс на канале YouTube Института Шопена. Когда был пик - финал, то в каждую секунду появлялось по 16-20 комментариев к выступлениям. У нас также были аппликации на смартфоне и смарт-ТV. То есть, можно было следить за конкурсом и по радио, и по телевидению, и на телефоне, слушать в прямом режиме, все, что происходило в Варшаве. Сейчас мы готовим статистику вместе с Googlе. И директор польского Googlе говорит, что, скорее всего, по результатам это будет мировой рекорд для культурного мероприятия онлайн. И я думаю, когда мы получим результаты, мы сделаем пресс-конференцию - не потому, чтобы сказать всем, что мы чемпионы, а чтобы доказать миру, что культура имеет значение для человечества. Чтобы все политики, все люди, которые считают несущественной культуру, поняли, что они не правы.

Насколько я знаю, есть уже графики некоторых концертных туров для лауреатов конкурса Шопена?

Александр Ласковски: Пока все обсуждается, но по традиции мы всегда начинаем с Польши. После концертов в Варшаве будут выступления во Вроцлаве и Познани. Затем они поедут в Дубай, в Японию, в Бразилию. Про Брюса Лю можно сказать, что он уже музыкант с мировой известностью, он только что подписал контракт с Deutsche Grammophon. Что касается Евы Геворгян, то она очень понравилась и публике, и нашей критике. Сейчас в Facebook просто сумасшедшая дискуссия: правильно или не правильно сделали члены жюри, что она не получила никакого приза. Она выступила уже вместе с Брюсом Лю в зале в Катовице - это одна из самых важных институций в Польше - не только музыкальных, но и общекультурных. Там решили, что Ева Геворгян должна обязательно выступить у них. Это показывает, что даже если ты не получил никакого приза на конкурсе, тебя увидели, заметили. И спецпремия, которую финансировала Гражина Кульчик, тоже очень высокий приз. Мы надеемся, что Ева покидает Варшаву счастливой.

Культура Музыка Классика Классика с Ириной Муравьевой