Новости

10.11.2021 09:42
Рубрика: Культура

Чему стоит поучиться у Достоевского, празднуя его юбилей

Россия - и весь мир - 11 ноября празднуют 200-летие Федора Достоевского. События вокруг юбилея ходят кругами весь год, и выставки, и новые издания, и новые премьеры.
Федор Достоевский был и остается одним из самых востребованных писателей. И не только в России. Фото: Олеся Курпяева/РГ Федор Достоевский был и остается одним из самых востребованных писателей. И не только в России. Фото: Олеся Курпяева/РГ
Федор Достоевский был и остается одним из самых востребованных писателей. И не только в России. Фото: Олеся Курпяева/РГ

В самый день рождения писателя в Москве откроется после долгого ремонта музей-квартира - в доме, где родился будущий классик, сын простого штаб-лекаря. На бывшей неуютной Божедомке, приюте убогих и несчастных, униженных и оскорбленных, во флигеле Мариинской больницы, Федор Михайлович вырос и прожил 16 лет. Это место во многом определило его гений. Отсюда он уехал в Петербург. Большая жизнь, и каторга, и искушения, и страсти, и гениальный путь в литературе, путь общечеловеческих прозрений - все только впереди. А здесь - истоки.

Федор Михайлович оставил множество загадок и пророчеств. Сколько бы о нем ни спорили, а что ни написал - сбылось, сбывается. Может, еще сбудется...

Многим писатель казался и кажется мрачным - и в школе он часто кажется мучительным, как нескончаемый невроз. Конечно, нелегко: душа обязана трудиться. А если нет привычки? Прислушаться, вчитаться, вдуматься. Вот несколько уроков и пророчеств Достоевского, замеченных умными людьми.

1. Благородство не деньгами измеряется

Критик Виссарион Белинский (прочитав "Бедных людей" Достоевского):

"Если богач, ежедневно проедающий сто, двести и больше рублей, бросит нищему двадцать пять рублей, все замечают это и, в чаянии получить от него больше, умиляются душою от его великодушного поступка. Но бедняк, отдающий такому же бедняку, как и он сам, свои последние двадцать копеек медью, как отдал их Девушкин Горшкову, - такой бедняк не всех тронет и в повести, мастерски написанной, а в действительности в его поступке не захотели бы увидеть ничего, кроме смешного. Честь и слава молодому поэту, муза которого любит людей на чердаках и в подвалах и говорит о них обитателям раззолоченных палат: "Ведь это тоже люди, ваши братья!"

2. Мнимое счастье человечества не стоит слезинки ребенка

Писатель Альбер Камю (посмотрев спектакль "Бесы" в театре "Антуан"):

"Именно Достоевский ввел меня в тему, запечатленную огненными литерами... Так вот в чем проблема Ивана Карамазова: он бунтует, поскольку не может вынести, чтобы дети в созданном Богом мире были несчастны. То есть, если он принимает этот сотворенный мир, он должен принять и горе, и истязания детей. Поэтому он отказывается от подобного "подарка". Ставрогин же в "Бесах" переворачивает вопрос так, что ответ на него неизбежно дискредитирует и его самого, и его поступки".

3. Если Бога нет, то все позволено

Федор Достоевский (из "Дневника писателя", 1881 г.):

"Представьте себе, что нет Бога и бессмертия души... Скажите, для чего мне тогда жить хорошо, делать добро, если я умру на земле совсем? Без бессмертия-то ведь все дело в том, чтоб только достигнуть мой срок, а там хоть все гори. А если так, то почему мне и не зарезать другого, не ограбить, не обворовать, или почему мне, если уж не резать, так прямо жить на счет других, в одну свою утробу? Ведь я умру, и все умрем, ничего не будет..."

Эту же мысль у Достоевского обсуждали, не формулируя буквально так, герои "Братьев Карамазовых".

4. Всемирная отзывчивость - главное в русском человеке

Философ Сергей Хоружий (из лекции "Эсхатология Достоевского"):

"По Достоевскому, русский человек наделен уникальным свойством всечеловечности - способностью полного проникновения в душу и характер любого народа и больше того, он сполна актуализует, воплощает себя самого, собственную природу, лишь когда осуществляет это проникновение, постижение всех других. И важно притом, что речь здесь не о бесстрастном познании других, но о глубоком сближении и братском единении с ними. "Стать настоящим русским ... значит стать братом всех людей, всечеловеком... Наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей".

5. Главные пандемии человечества - в головах

Федор Достоевский (третий сон Раскольникова в "Преступлении и наказании"):

"Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и бреду. Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей... Никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные...

Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе...".

Дословно

Словарь понятий Достоевского и его героев

Фото: Репродукция Фотохроники ТАСС

Тварь я дрожащая или право имею?

"И не деньги, главное, нужны мне были, Соня, когда я убил; не столько деньги нужны были, как другое... Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею..."

("Преступление и наказание")

Свету ли провалиться, или мне чаю не пить?

"На деле мне надо, знаешь чего: чтоб вы провалились, вот чего! Мне надо спокойствия. Да я за то, чтоб меня не беспокоили, весь свет сейчас же за копейку продам. Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить".

("Записки из подполья")

Могу ли я любить Фалалея?

"Я кричу: дайте мне человека, чтоб я мог любить его, а мне суют Фалалея! Фалалея ли я полюблю? Захочу ли я полюбить Фалалея? Могу ли я, наконец, любить Фалалея, если б даже хотел? Нет; почему нет? Потому что он Фалалей. Почему я не люблю человечества? Потому что все, что ни есть на свете, - Фалалей или похоже на Фалалея!"

("Село Степанчиково и его обитатели")

Идеальная женщина - Татьяна Ларина

"Может быть, Пушкин даже лучше бы сделал, если бы назвал свою поэму именем Татьяны, а не Онегина, ибо бесспорно она главная героиня поэмы...

Я вот как думаю: если бы Татьяна даже стала свободною, если б умер ее старый муж и она овдовела, то и тогда бы она не пошла за Онегиным. Надобно же понимать всю суть этого характера! Ведь она же видит, кто он такой...

(Пушкинская речь 1880 года).

Красота спасет мир

"Господа, - закричал он громко всем, - князь утверждает, что мир спасет красота! А я утверждаю, что у него оттого такие игривые мысли, что он теперь влюблен... Не краснейте, князь, мне вас жалко станет. Какая красота спасет мир?"

("Идиот")

Либерализм не лучше деспотизма

"Либералы, вместо того чтобы стать свободнее, связали себя либерализмом, как веревками. И когда надо высказать свободное мнение, трепещут прежде всего: либерально ли будет? И выкидывают иногда такие либерализмы, что и самому страшному деспотизму, и насилию не придумать".

("Дневник писателя")

Культура Литература Достоевский 200