Рассылка

Каждую пятницу мы готовим дайджест лучших материалов недели.
У блока отсутствует swig шаблон (наличие обязательно)
У блока отсутствует файл с данными (наличие не обязательно)
14.11.2021,  
09:12
Текст:  Олег Галицких

Палача взорвали по радио: генерала фон Брауна ликвидировали 80 лет назад

80 лет назад 14 ноября 1941 года центр Харькова потряс мощный взрыв. На воздух взлетел красивый особняк - резиденция немецкого коменданта города, командира 68-й пехотной дивизии вермахта Георга фон Брауна.
Блок управления мины Ф-10 без корпуса.  Фото: youtube.com Блок управления мины Ф-10 без корпуса.  Фото: youtube.com
Блок управления мины Ф-10 без корпуса. Фото: youtube.com

Генерал-лейтенант фон Браун остался в истории как палач Харькова, Винницы и Проскурова. Едва получив должность коменданта, он распорядился: "Каждый житель города Харькова, который знает места, где заложены мины, бомбы замедленного действия, подрывные заряды, или же подозревает о заминировании каких-либо объектов, обязан немедленно сообщить об этом в специальный отдел при управлении коменданта города Харькова по сбору сведений о заминированных участках. За правильные сведения будет выдаваться денежное вознаграждение в размере от 1000 до 10000 рублей. С другой стороны, каждый, кто скроет известные ему сведения о заминированных участках и не сообщит об этом в комендатуру, будет предан смертной казни".

И нашлись люди, которые добровольно сообщили, что до прихода немцев в некоторые здания заходили саперы и заносили какие-то ящики. Подобная информация поступила и об особняке по адресу Дзержинского, 17. До войны в этом здании жил руководитель Украины Косиор, а когда его репрессировали, а столицу перенесли из Харькова в Киев, дом отдали под квартиры высоких партийных чиновников, в том числе - первого секретаря Харьковского обкома КП(б)У. Есть сведения, что квартиру там имел и назначенный в 1938 году первым секретарем республиканской компартии Никита Хрущев.

Естественно, после получения такого сигнала особняк тщательно проверили. И в куче угля в подвале нашли огромную мину. После дополнительного обследования фон Брауну сообщили, что дом безопасен и можно вселяться. Что он и сделал.

И вот ранним утром 14 ноября на Дзержинского, 17 прогремел взрыв. Он был такой мощности, что солдаты гарнизона, расквартированные по всему центру Харькова, в панике выскочили на улицу. Затем в разных частях города раздалось еще несколько взрывов.

Особняк, который занимал Георг фон Браун (между прочим - двоюродный брат знаменитого немецкого ракетчика, изобретателя Фау-1 и Фау-2, а впоследствии - отца американской космической отрасли Вернера фон Брауна), был разрушен почти полностью. Вместе с генералом погибло два офицера и 13 солдат (по другим данным - около двух десятков офицеров, но это вряд ли).

Секрет взрыва особняка и других взрывов в Харькове 14 ноября 1941 года был раскрыт спустя годы. Это была операция советской разведки и технического отдела НКВД. Отвечал за нее известный чекист-диверсант Илья Старинов. Ряд объектов еще в октябре, до занятия города немцами, был оснащен радиоминами. Всего объектов было шесть: Холодногорский виадук, Усовский виадук, Железнодорожный мост, здание по улице Дзержинского, 17, здание штаба Харьковского военного округа и диспетчерская аэродрома Гражданского воздушного флота. А радиосигнал на подрыв был послан из поселка Семилуки Воронежской области. Это почти 600 километров от Харькова.

Почему же немцы не обнаружили эти мины? По воспоминаниям Старинова, на объектах, в том числе - и в особняке на Дзержинского, были установлены мины-обманки, которые можно было довольно легко найти. А настоящие мины, начиненные 350 килограммами тротила, были закопаны на значительной глубине, да еще окружены минами неизвлекаемыми. Неподалеку были надежно спрятаны и радиоприемные устройства.

Военные историки спорят - кто разработал радиофугасы Ф-10. В литературе мелькает имя Владимира Бекаури. До революции он жил в Санкт-Петербурге, занимался коммерцией и изобретательством, а в 1921 году был приглашен на работу в Особое техническое бюро, курируемое ВЧК. Бекаури действительно занимался радиотехническими устройствами и был руководителем некоторых проектов военного назначения.

Кстати, кроме радиофугасов в городе было установлено и немало часовых мин. Они периодически взрывались то тут, то там. Судя по дневникам германских офицеров, в немецком гарнизоне царил синдром минобоязни.

После войны, среди письменного "наследия" служащих вермахта, нашли запись, сделанную 20 ноября 1941 именно в Харькове: "Мины взрывались повсюду. Но самое ужасное - минированные дороги и аэродромы. На аэродромах в день взрывалось до 3-5 мин, и никто не знал, где взорвутся следующие. Однажды взорвалась мина неслыханной мощности в ангаре, где велись монтажные работы, были убиты ценные специалисты. Этим ангаром уже нельзя пользоваться. Взорвались мины на краю аэродрома, были раненые среди летчиков и попорчены самолеты. В городе и его окрестностях погибло много автомашин и несколько поездов, наскочивших на мины. Убиты сотни солдат. Но взрывы не прекращаются, обнаруживать мины с каждым днем все труднее. По показаниям пленных, часовой механизм многих образцов мин подействует лишь через четыре месяца".

Вот так враг, по сути, высоко оценил работу советской разведки и саперов.

Рассылка

Каждую пятницу мы готовим дайджест лучших материалов недели.