Новости

30.11.2021 18:04
Рубрика: Экономика

Зампред Банка России Владимир Чистюхин рассказал о ставках по микрозаймам

Регулирование микрофинансового рынка после небольшого перерыва вновь ужесточается на фоне роста долговой нагрузки заемщиков: планируется понизить как и максимальные ставки по микрозаймам, так общий размер переплаты по таким ссудам. Впрочем, предстоит поработать не только со ставками, но и с общим имиджем микрофинансовых организаций (МФО), который пока оставляет желать лучшего. Об этом, а также о недостатках онлайн-кредитования и правильном подходе заемщиков к взятию микрозаймов рассказал в интервью "Российской газете" зампред Банка России Владимир Чистюхин.
Невозвратность микрозаймов заемщиками сейчас стала крайне высокой. Фото: Сергей Савостьянов Невозвратность микрозаймов заемщиками сейчас стала крайне высокой. Фото: Сергей Савостьянов
Невозвратность микрозаймов заемщиками сейчас стала крайне высокой. Фото: Сергей Савостьянов

Почему в недавно внесенном в Госдуму законопроекте появилась идея понизить максимальную ставку по микрозаймам с нынешнего 1% в день до 0,8%, а размер переплаты - со 150% до 130%? Ведь действующие ограничения вводились менее полутора лет назад.

Владимир Чистюхин: Надо учитывать несколько факторов. Прежде всего, мы посмотрели, как рынок подстроился под текущие ограничения, как они работают на практике. И мы увидели, что действующие меры недостаточны, в том числе с точки зрения защиты интересов заемщиков.

Возьмем, например, самые "проблемные" с точки зрения возврата займы - займы "до зарплаты". Это когда тебе на короткий срок дали небольшую сумму (как правило, до 30 дней и до 30 тысяч рублей) и, получив зарплату, ты эту сумму возвращаешь. Для многих людей такая "передышка" бывает очень важна, но надо, чтобы долговая нагрузка для них была посильной, чтобы они могли вернуть долг. Но сейчас невозвратность таких займов очень высокая.

Фактор роста потребительской активности конечно, нельзя сбрасывать со счетов. Сегодня различные виды потребительских кредитов и микрозаймов весьма востребованы. Растет и закредитованность, и это не может нас не беспокоить. Иногда даже крайне малообеспеченные граждане пускаются в авантюрные заимствования. Этот процесс нам хотелось бы остановить. Поэтому необходимо еще раз внимательно посмотреть на риск-политики МФО в необеспеченных сегментах кредитования. Новые ограничения заставят МФО более ответственно подходить к выдаче займов - они ведь тоже должны быть заинтересованы в возврате займа и сохранении "хороших" заемщиков.

Наконец речь также идет об имидже и восприятии микрофинансового рынка обществом. Он сейчас, к сожалению, во многом негативен, в том числе из-за размера процентной ставки по микрозайму. Она воспринимается как чрезмерно высокая и в ряде случаев ведущая к сложностям с исполнением долга.

В глазах общества имидж МФО всегда был негативным, несмотря ни на какое регулирование. Есть какой-то смысл вообще работать над этим имиджем и кто этим должен заниматься?

Владимир Чистюхин: Рынок микрофинансирования - это просто еще один инструмент кредитования, не стоит его демонизировать. Тем более что часто МФО приписывают грехи нелегальных кредиторов, к которым МФО никакого отношения не имеют. Где рынок МФО зарекомендовал себя хорошо? Например, в выдаче займов малому и среднему бизнесу под очень низкие процентные ставки от 4% за счет государственных программ субсидирования. Таких займов сейчас больше 20% от общего объема. Это та ниша, которую надо развивать. Широкая аудитория вряд ли об этом знает.

Крайне малообеспеченные граждане начали пускаться в авантюрные заимствования - этот процесс нам хотелось бы остановить

Когда вы говорите про имидж, это о том, как рынок воспринимается в целом. А мы говорим об инструменте кредитования и о его пользе для экономики. В 2020 году на фоне пандемии рынок практически не рос, объем выдач остался на уровне 2019 года. И это даже хорошо, потому что ожидалось, что будет падение. При этом в 2020 году только портфель займов малому и среднему бизнесу вырос на 50%, до 52 млрд рублей. МФО продолжали их выдачу: для малого и среднего бизнеса это была большая помощь.

Что очень сильно бьет по имиджу, кроме процентной ставки? Методы взыскания. Но почти все жесткие истории на грани и за гранью закона связаны не с МФО, а с нелегальными "черными" кредиторами. Но и они влияют на восприятие рынка микрофинансирования.

Что с этим делать? Опустить руки и сказать, что давайте этот рынок в принципе закроем? Но это будет неправильно. Ведь есть сегменты кредитования, в которые другие профессиональные кредиторы не идут или идут неохотно. Это начинающие предприниматели, просто маленькие суммы - они не особо интересны банкам. Это большой расход, за короткий срок в рамках банковской бизнес-модели заработать они не успеют.

Что касается незаконного взыскания, то здесь мы предлагаем пути решения проблемы. Так, летом по инициативе Банка России был принят закон об ужесточении административной ответственности и о введении уголовной ответственности для нелегальных кредиторов. Сейчас на рассмотрении Госдумы находится законопроект об уголовной ответственности уже для нелегальных взыскателей. Надеюсь, это как минимум частично решит проблему неадекватных взыскателей, ну или хотя бы смягчит. Может быть, и для имиджа рынка МФО будет плюс.

"Черных" кредиторов можно искоренить или только сдерживать?

Владимир Чистюхин: Мы стараемся предупреждать нелегальную деятельность на финансовом рынке, в том числе и на рынке МФО. После исключения МФО из нашего реестра мы обязательно продолжаем ее мониторить и следить, чтобы она не оказывала нелегальные услуги. Если выявляем такие случаи, обращаемся в правоохранительные органы. Чтобы информировать граждан о работе нелегальных компаний и проектов, мы публикуем их названия на своем сайте. Но "закрыть" нелегальную организацию Банк России не может, у нас нет на это полномочий. Здесь мяч на стороне правоохранителей.

Заемщики стали чаще жаловаться в ЦБ на навязывание дополнительных услуг микрокредиторами. Фото: REUTERS

А видите ли вы как регулятор какую-либо опасность для потребителя в аффилированности МФО с банками? Например, в том, что банк может отказаться выдавать потребкредит и предложит обратиться в собственную МФО?

Владимир Чистюхин: На аффилированность мы обращаем серьезное внимание. С технологической точки зрения она удобна. При наличии связанных структур, которые часто пользуются одной скоринговой моделью, можно просчитать уровень кредитоспособности клиента и решить, выдавать ли ему кредит в банке или направлять в МФО. Это положительный аспект.

Отрицательный момент в том, что заемщик может до конца не понимать, у кого он берет деньги в долг. Перенаправляя его в МФО, банк должен очень внятно, до подписания договора, объяснить, что человек берет кредит не в банке, какая будет ставка и какие условия погашения.

Для нас принципиально важно, чтобы банки вместе со своими аффилированными "младшими собратьями" не обходили регулирование. Здесь мы исходим из того, что банки, в группу с которыми входят МФО, должны соблюдать групповые требования к капиталу, нормативам и системе управления рисками. Как показывает практика, это хорошо работает: широкого распространения практика "перенаправления" не получила.

Ждет ли рынок МФО череда слияний и поглощений? Может ли он прийти в перспективе к десяти-двадцати компаниям вместо тысячи? Регулировать такой рынок было бы гораздо легче.

Владимир Чистюхин: Рынок уже заметно консолидировался: в 2014 году было более 4 тысяч МФО, в середине 2021 года - 1300. Большое количество организаций ушли с рынка или не смогли на него выйти из-за ужесточения требований к финансовой устойчивости и к качеству оказываемых услуг. С 2019 года установился статус-кво по доле крупных МФО и всех остальных: топ-20 МФО занимают 53-56% рынка. Эта цифра достаточно стабильна. Для сравнения: в банковском секторе на топ-5 банков приходится 65% рынка. Мы не видим существенных оснований, чтобы концентрация на микрофинансовом рынке резко возросла.

Даже если кажется, что без заемных средств не обойтись, лучше еще раз подумать, прежде чем за ними пойти

На рынок выходят и новые участники. Их собственники не считают, что это какой-то легкий бизнес. Кроме того, в пандемию начали выделяться компании, делающие ставку на технологии. И в этом смысле крупные компании, которые могут потратиться на развитие онлайн-услуг, сделать хороший скоринг, получают преимущества. Де-факто они даже становятся федеральными компаниями. Сейчас через интернет заключается уже 71% договоров микрозайма. Это очень высокий показатель. Не удивлюсь, если со временем он вырастет и до 80, и даже до 90%.

Так ли уж хорошо, что от микрозайма под 1% в день все больше заемщиков будут отделять несколько кликов?

Владимир Чистюхин: Тут скорее речь о легкости доведения информации до потенциального заемщика, а не о том, что проще взять микрозайм. Вы можете быстро подать документы онлайн, но кредитор будет еще их изучать. И если у него есть сомнения в платежеспособности, вы вторым кликом заем не получите. От вас либо потребуют представить дополнительную информацию и документы, либо откажут. Легкость технологии не всегда означает легкость получения средств.

На что в последнее время жалуются потребители Банку России, когда пишут обращения по поводу работы МФО?

Владимир Чистюхин: Есть две тенденции. В начале пандемии количество жалоб на МФО резко упало - взаимодействие кредиторов с клиентами снизилось плюс они охотнее шли на уступки. В 2021 году количество жалоб увеличилось. Бизнес вернулся в колею, вернулись клиенты. Часть компаний после регулятивных ужесточений пыталась поддержать свою первоначальную маржу не вполне "качественными" способами. В первую очередь через навязывание допуслуг: отдельная оплата страховок, смс-оповещений, юридических услуг. Еще два-три года назад МФО этим занимались очень мало, сейчас мы видим рост, и мы будем ему противодействовать. Клиенты в жалобах говорят о том, что "нам пришлось заплатить за пять услуг, за которые мы не хотели платить". Мы эту ситуацию стараемся переломить - выявляем недобросовестные практики в ходе поведенческого надзора, проводим с компаниями индивидуальную работу, предупреждаем рынок о недопустимости такого поведения.

Вторая тенденция. В этом году был всплеск жалоб в связи с тем, что появилось несколько групп компаний, которые вели деятельность и в легальной, и в нелегальной сфере. Недобросовестные собственники так организовали дело, что часть бизнеса была под легальными компаниями, а часть - под нелегальными, чтобы сложнее было определить, с кем ты взаимодействуешь. Легальные компании исключены из реестра, материалы о них направлены в правоохранительные органы.

Какие советы вы бы дали потенциальным должникам, которые хотели бы взять микрозайм, но не хотели бы оказаться в долговой яме?

Владимир Чистюхин: Даже если представляется, что без заемных средств не обойтись, нужно еще раз взвесить, так ли уж нужно брать заем и в каком объеме. Чем он меньше, тем лучше. И за счет чего вы будете этот заем отдавать. Это первый шаг.

Второй шаг - внимательно ознакомиться с документами. С этим многие испытывают проблемы. Очень часто людям даже несколько страниц договора прочесть тяжело - зачастую вовсе не из-за непонимания, а лени, излишнего доверия или просто желания побыстрее завершить процесс.

Но документы надо читать обязательно. По любому вопросу, который вызывает хоть какие-то сомнения, надо задавать вопросы и пытаться получить на них ответ. Более того, законодательство о потребительском кредитовании допускает возможность забрать проект договора на пять дней, спокойно его изучить, посоветоваться с более финансово грамотными членами семьи или друзьями.

Еще один важный шаг, который необходимо сделать в самом начале, это проверить статус самого участника, к кому вы собираетесь идти. Проверить, состоит ли МФО в реестре Банка России, можно у нас на главной странице сайта. Для удобства потребителей сайты легальных МФО промаркированы в поисковых системах "Яндекса" и MAIL.RU синими галочками.

Экономика Финансы Долги и кредиты Госфонды и контрольные органы Центральный банк Долги и коллекторы Рынок кредитования