Академик Лейла Адамян - о хирургии будущего, которое постепенно становится настоящим

Операция прошла хорошо. Результатом довольны и команда Лейлы Владимировны, и...Да Винчи. Фото: ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого
Операция прошла хорошо. Результатом довольны и команда Лейлы Владимировны, и...Да Винчи. Фото: ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого
Пандемия, пандемия... Ни дня без нее, без обсуждения проблем ею диктуемых - глобальных и частных. Когда это кончится? Вопрос риторический. Наша сегодняшняя беседа с врачом публикуется под рубрикой "актуально", хотя не о короне, не о пандемии. Итак.

Собеседник "РГ" академик Лейла Владимировна Адамян вряд ли нуждается в особом представлении. Ведущий гинеколог России со стажем работы 50 лет. Не счесть количество детей и сохранность репродуктивной сферы, которые на счету у Лейлы Владимировны. На всякий случай назовем ее нынешние должности: заместитель директора по науке Центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени Кулакова, заведующая кафедрой репродуктивной медицины МГМСУ имени Евдикомова, главный внештатный гинеколог Минздрава России. Дважды в год в Москву съезжаются ведущие гинекологи и акушеры мира и под руководством Адамян обсуждают самые злободневные проблемы репродуктивной медицины и хирургии. Пользуясь сегодняшней публикацией, сообщим, что в середине января наступающего 2022 года в Москве состоится юбилейный, 50-й конгресс специалистов в области репродуктивной медицины.

К чему такая пространная преамбула? Объясню. Все-таки сегодня на дворе не только пандемия. Сегодня на дворе - цифра во главе с искусственным интеллектом. Не все уверены, что это ко двору? Тем более, повторимся, порой кажется, что всех, в том числе и врачей, интересуют только пандемические проблемы. А уж если речь о таком специалисте, авторе уникальных операций... 50 лет в медицине в одном и том же учреждении, 50 патентов, 50 международных конгрессов. А информационным поводом к нашей беседе стали проведенные Лейлой Владимировной операции с использованием роботической техники.

Лейла Владимировна, зачем вам робот Да Винчи? Обходились же до сих пор без него? Не давал покоя пример академика Дмитрия Юрьевича Пушкаря, крупнейшего уролога, который много лет в тандеме с Да Винчи? Теперь вот и вы на прошлой неделе провели несколько операций в Москве и в Санкт-Петербурге с помощью робота. Честно говоря, про себя невольно подумала, вот если бы лично мне или моим близким предстояла серьезная гинекологическая операция, я бы, наверное, отдала предпочтение рукам Лейлы Владимировны - минус Да Винчи.

Лейла Адамян: Робот мои руки не заменяет. Он служит великолепным инструментом реализации самых изысканных и точных доступов. Во время роботической операции - ощутила это на собственном опыте - я так вижу все нюансы патологического процесса, все нюансы строения данного органа и вокруг него... Это очень важный путь к успеху. Это хирургия будущего, которая постепенно становится настоящим. Применение железного помощника - высший пилотаж в хирургии.

Путь к роботу непрост. Стоит напомнить, что когда-то операции проводились только открытым доступом. И 40 лет назад не так просто было от открытых операций перейти на тотальную эндоскопическую хирургию. Но операции с открытым доступом во многих случаях по-прежнему необходимы.

Лейла Адамян: Время не стоит на месте. Да, мы не отказываемся от открытых операций. Иногда без них не обойтись. Да, мы не отказываемся от лапароскопических операций - они востребованы и нужны. Внедрение их в практику позволило сократить и время пребывания пациента в стационаре, и травматизацию, и повысило качество жизни всех, кто прошел такое лечение. Но на дворе 20-е годы XXI века. И просто грешно отказываться от искусственного интеллекта, от его возможностей и порожденных им инструментов для реализации эффективной медицинской помощи.

17 лет назад я впервые увидела хирургическое использование робота в Америке, во Франции. С тех пор мечтала, чтобы робот был в нашей практике. И вот теперь наша роботическая мечта сбылась. У нас появилась самая совершенная робототехника - можно сказать, друг и помощник для выполнения самых фантастических задач. Я готовилась к встрече с роботом. Изучала научную литературу, прошла практическое и симуляционное обучение. В том числе в московской больнице N 50 имени Спасокукоцкого, где работает уникальный ученый, хирург, один из самых сильных роботохирургов академик Дмитрий Юрьевич Пушкарь. Именно он пригласил меня провести роботическую операцию. От таких приглашений не отказываются. Конечно, волновалась. Операция длилась около двух часов. Прошла без осложнений.

Почему именно на прошлой неделе? Ответ простой. Именно потому, что проведение таких операций стало реальностью: мы получили самое современное робототехническое оборудование.

Робот мои руки не заменяет. Он служит великолепным инструментом реализации самых изысканных и точных доступов. Это высший пилотаж в хирургии

Открою карты. Мы знали о проведении этой операции. Ждали, когда Лейла Владимировна выйдет из операционной. А потом ждали еще несколько дней: все ли гладко. Такое у нас правило. Теперь можем спокойно говорить: все прошло хорошо. Результатом довольны и команда Лейлы Владимировны, и Дмитрий Юрьевич Пушкарь, а главное - сама пациентка. Ее состояние сразу не вызывало опасений. Потому на другой после этой операции день Лейла Владимировна провела три роботические операции в Алмазовском центре Санкт-Петербурга по приглашению академика Евгения Владимировича Шляхто. Вместе с Лейлой Владимировной в их проведении участвовали руководитель роботической службы Михаил Семенович Мосоян и Эдуард Владимирович Комличенко.

Лейла Владимировна! Вы будете постоянно использовать робота при проведении операций или...

Лейла Адамян: Или. Это совершенно новое ощущение, необычное и очень привлекательное. Да, это особая хирургия. Хотя уверена - недолго оставаться ей особой. Поскольку ее преимущества очень заметны.

Тиражирование таких операций необходимо? Они должны быть повсеместным достоянием? Современный пациент будет стремиться в клинику, где они проводятся, или, как я уже говорила, отдаст предпочтение традициям?

Лейла Адамян: Вы задаете конкретные вопросы, на которые по большому счету не может быть однозначных ответов. Не только потому, что пока не везде есть необходимая роботическая аппаратура. Конечно, не только потому, что хирургов к этому надо очень тщательно готовить. И это же не просто внести в программу подготовки врачей, скажем, такое понятие - "роботизированная хирургия". Пока единственное, что можно сказать: она нужна, она явно будет востребована. Но к этому надо очень тщательно и умело готовиться.

На протяжении всей своей жизни вы внедряли и внедряете в практику врачевания высокие технологии. Теперь вот Да Винчи. Какое он произвел впечатление? Железка железкой?

Лейла Адамян: Операция с использованием робота прошла без осложнений. Но когда ты сам берешь нежный инструмент, который называется джойстик, и на расстоянии от пациента, не прикасаясь к нему, видишь объемную великолепную панораму, впечатление, что ты внутри человека и тебе подвластна каждая его клетка. Такие операции дают фантастические возможности. Уж не говорю о малой кровопотере, о сбережении тканей, что особенно важно, когда надо сохранить резервные возможности организма и репродуктивные функции.

Грешно отказываться от возможностей искусственного интеллекта и порожденных им инструментов для эффективной медицинской помощи

Лейла Владимировна, лично вы, ваши ученики, которые практически оперируют каждый день самых сложных пациентов по созданным вами методикам, не боитесь, что ваш опыт растворится в робототехнике?

Лейла Адамян: Напротив! Первые проведенные нами операции показали: роботы расширяют наши возможности, они - надежный инструмент для реализации даже ранее несбыточных планов.

Спустимся с высот. Вашему близкому человеку нужно удалить опухоль матки или провести операцию по поводу эндометриоза, пороков развития, наконец, злокачественных опухолей. Куда вы его направите?

Лейла Адамян: К хорошему хирургу, который владеет всеми современными методиками. Именно хирург, а не робот Да Винчи внимательно обследует пациента и предложит самый оптимальный путь избавления от болезни.

Поделиться