02.12.2021 07:51

    Что мешает развитию государственно-частного партнерства в ЖКХ

    Жилищно-коммунальный комплекс - одна из самых сложных сфер, где накопилось столько проблем, что решить их в одиночку местным властям порой не под силу. Поэтому в последние годы все чаще используют механизм государственно-частного партнерства: по данным министерства энергетики и ЖКХ Свердловской области, в регионе в сфере ЖКХ заключено 49 концессионных соглашений на общую сумму 67 миллиардов 324 миллиона рублей. О том, как это работает на практике, с какими проблемами приходится сталкиваться концессионеру и как все-таки удается распутывать "коммунальные узлы", рассказала директор ООО "Полевская коммунальная компания Энерго" Лариса Потапченко.
    Татьяна Андреева/РГ
    Татьяна Андреева/РГ

    Лариса Юрьевна, вы много лет занимались коммунальным комплексом в северной части Полевского, а два года назад возглавили компанию, взявшую в концессию систему теплоснабжения южной части города, где было очень много проблем. Как вы приняли такое решение?

    Лариса Потапченко: Город Полевской исторически делится на две части. За жилой фонд в северной долгие годы отвечало градообразующее предприятие - Северский трубный завод, а затем созданная им "Полевская коммунальная компания", которой я руководила десять лет. На наших плечах лежало все: управление, вода, канализация, отопление, вывоз мусора, даже содержание дорог.

    А в южной части ситуация была противоположной: там постоянно создавались и через год-два банкротились муниципальные предприятия, оставлявшие после себя долги, менялись управляющие компании, разворачивались настоящие коммунальные войны. В результате начало отопительного сезона в ноябре стало нормой, доходило даже до введения режима ЧС. В 2018 году муниципалитет передал водоснабжение и водоотведение очередному МУПу, а теплоснабжение - на год в аренду нашей компании. Финансово мы начали с чистого листа. И впервые за многие годы отопительный период стартовал 1 октября.

    Судя по всему, хозяйство вам досталось крайне запущенное?

    Лариса Потапченко: Я бы так не сказала. Основной теплоисточник - котельная мощностью 60 мегаватт - введен в строй в 2010 году. Котельная современная, на ее постройку собственник взял кредит, но не смог погасить, поэтому там остались нерешенные проблемы с химводоподготовкой и качеством горячей воды - она была мутной, желто-коричневого цвета, а летом ее ежегодно просто отключали. Мы посчитали, что сможем довести главный энергоисточник до ума и решить все остальные проблемы. В частности, в пригородных селах построить новые блочные котельные вместо старых, три из которых вообще работали на угле, и реконструировать сети, перевести теплоснабжение на закрытую схему. Подготовили все документы, подали заявку и по результатам конкурса заключили концессионное соглашение на 30 лет стоимостью 146 миллионов рублей. Тариф тоже утвержден на 30 лет с разбивкой по каждому году.

    А сети, как и на большинстве территорий, в плачевном состоянии?

    Лариса Потапченко: Сейчас уже нет. Администрация города понимала эту проблему, ее услышало правительство региона: было выделено более 100 миллионов рублей на замену магистральных сетей тепло- и водоснабжения. Так что наша задача - сохранить их в хорошем состоянии, и здесь как раз важнейший вопрос - водоподготовка: необходимо снизить содержание кислорода в воде - главную причину коррозии труб и котлов. Сейчас станция химводоподготовки работает в режиме пусконаладки, но уже фактически выполняет свою функцию.

    Любая корректировка концессионного соглашения - очень сложная и долгая процедура. Между тем жизнь показывает, что изменений может потребоваться немало

    Жители заметили перемены?

    Лариса Потапченко: Их сложно было не заметить: в этом году впервые за много лет люди получили горячую воду в летний сезон. И теперь она абсолютно чистая. Правда, этому предшествовал непростой этап - необходимо было тщательно промыть все сети: и магистральные, и квартальные, и внутридомовые. Мы свои сети промывали и сливали воду, а управляющие компании нашу просьбу, по сути, проигнорировали, несмотря на то что они обязаны ежегодно промывать системы отопления домов с химикатами и под давлением. В результате, когда начался отопительный сезон, они открыли задвижки - и грязь из радиаторов хлынула в сети. А ведь она поступает в котельную, забивает теплообменники! Еще две недели мы боролись с грязной водой, но в итоге победили.

    За два года вы не пожалели о решении взять теплоснабжение в концессию?

    Лариса Потапченко: Нет, хотя на собственном опыте убедились, что на этапе заключения соглашения концессионер не всегда представляет, что его на самом деле ждет. Очень много "подводных камней". Например, угольные котельные в селе Полдневая построены в 90-х годах прошлого века. Себестоимость одной гигакалории здесь составляет 8 тысяч рублей, а тариф - 1800. Понятно, что мы несем убытки. Теплоисточники требуют замены, но это не так просто.

    Что же мешает? Традиционная нехватка средств?

    Лариса Потапченко: Нет, скорее причины формального характера. Дело в том, что любая корректировка концессионного соглашения - очень сложная и долгая процедура. Между тем жизнь показывает, что изменений может потребоваться немало. Вот еще один пример - в котельной поселка Станционный-Полевской стоят чугунные котлы 1974 года. Такие уже не выпускают, замена любой секции - это индивидуальный заказ. В итоге мы тратим миллионы рублей, содержим неэффективный теплоисточник и при этом не избавляемся от главного риска - в сильные морозы такой котел может просто разорвать. Нужно поставить новую котельную, но для этого опять же требуется корректировать соглашение, а это очень долгий процесс.

    Несколько месяцев?

    Лариса Потапченко: Если бы! Минимум полгода. А ведь после внесения изменений нужно объявить конкурс на покупку оборудования, установить его - в итоге к началу следующего отопительного сезона никак не успеть. Особенно обидно, что в пандемию мы получили возможность взять льготный трехпроцентный кредит - это очень выгодно, но быстро освоить деньги по независящим от нас причинам не получается.

    С какими еще проблемами вы столкнулись?

    Лариса Потапченко: Нерешаемая проблема абсолютно всех коммунальщиков - долги. Мы работаем два года, и за это время долги потребителей - населения и юрлиц - составили 56 миллионов рублей. Существенная часть этой суммы - 14 миллионов - задолженность управляющих компаний, которые по закону обязаны платить за коммунальные ресурсы, расходуемые на содержание мест общего пользования, но не делают этого. Вторая по величине задолженность у населения. Самые проблемные клиенты - жители двух бывших общежитий. Они получили статус многоквартирных жилых домов без проведения капремонта, в результате там остались все проблемы - коридорная система, разруха, отсутствие общедомовых приборов учета, утечки в сетях. И все неплатежи легли на плечи ресурсников. За эти два дома набежало уже 2,5 миллиона рублей долгов.

    Да и с муниципальным жильем проблем не меньше. Раньше с неплательщиками разбирались специально созданные комиссии, но в условиях пандемии они перестали работать. А ведь нередко в таких квартирах проживает по факту намного больше людей, чем зарегистрировано, а приборов учета при этом нет. Их должен устанавливать собственник, в данном случае - муниципалитет, но в городском бюджете отсутствует строчка на эти цели. Кстати, договоры на поставку ресурсов у нас заключены с квартиросъемщиками, а не с собственником жилья. И судиться нам приходится с жителями, а не с муниципалитетом. А с проживающих порой взять нечего.

    Обращения в суд помогают?

    Лариса Потапченко: Это крайняя мера. На первом этапе всегда предпочитаем заключить соглашение о реструктуризации долга. Прекрасно понимаем, что пандемия подкосила платежеспособность людей, многие приходят и рассказывают о сложных жизненных ситуациях. Мы сочувствуем, но ведь это все-таки бизнес, хотя и социальный, - мы не можем работать в убыток. А ситуация с долгами пугающая. Судите сами: в южной части Полевского, где 20 тысяч жителей, у нас 6,5 тысячи потребителей с лицевыми счетами, из которых 1113 - должники. В частности, владельцы 158 лицевых счетов должны 7,8 миллиона рублей - это люди, которые за два года ни разу не заплатили. На всех имеются исполнительные листы. Кстати, судебные приставы в городе работают эффективно: раньше с их помощью к нам возвращалось 25-27 процентов долгов, сейчас эта цифра выросла до 32 процентов.

    Жители часто сетуют на отсутствие прозрачности в коммунальной сфере. Ваше мнение - есть такая проблема?

    Лариса Потапченко: Я с этим не согласна. Действующие законы "во имя прозрачности" коммунальщикам вменили в обязанности делать столько отчетов, что это просто выходит за рамки здравого смысла. Например, форма отчета для собрания собственников жилья столь сложна, что разобраться в нем трудно даже мне, опытному руководителю. Что же говорить об обычных жителях? Между тем за отсутствие такого документа грозит штраф. Но ведь людей трудно обмануть - они видят, как работают УК и ресурсники: если снег убран, в подъезде чисто, батареи горячие, вода прозрачная, аварий на сетях нет, значит, все в порядке. К этому и надо стремиться.