22.12.2021 21:07

    В Томске попался на взятке следователь-полковник, "прославившийся" арестом местного мэра Ивана Кляйна

    В Томске 2 декабря был задержан и отправлен под конвоем в Москву начальник отдела по расследованию особо важных дел регионального следственного управления полковник Арефьев. Уголовное дело в отношении него было возбуждено первым заместителем председателя СК России. Полковник подозревается в получении через посредника взятки в особо крупном размере.

    По версии следствия, в производстве следователя возглавляемого Арефьевым отдела находилось уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов руководством одной из местных компаний. Желая получить взятку за его прекращение, Арефьев подыскал посредника, который довел указанную информацию до учредителя юридического лица.

    Кроме того, по версии СКР, Арефьев непосредственно встречался с исполнительным директором компании и требовал передачи ему взятки. В итоге, как пишут СМИ, и сам Арефьев, и его посредник - один из крупнейших бизнесменов Томска Левчугов - были задержаны с поличным. 3 декабря Басманный суд столицы арестовал Арефьева и Левчугова на два месяца.

    При чем здесь мэр Томска?

    Но учитывая, что высокопоставленный следователь до своего ареста вел и другие дела, неплохо было бы проверить и их на объективность и непредвзятость. А, по крайней мере, одно такое дело, причем очень громкое, в карьере у Арефьева есть.

    Более года назад жителей полумиллионного сибирского города взбудоражило известие: прямо на рабочем месте был задержан мэр Иван Кляйн. Градоначальника вывели из мэрии в наручниках и поместили в СИЗО, где продержали три с половиной месяца. В начале марта Кляйну сделали неотложную хирургическую операцию, после которой он по состоянию здоровья был переведен под домашний арест. 8 апреля по "делу Кляйна" начался судебный процесс, который не завершился до сих пор. Дело против мэра Томска возбудили и вели тот самый, ныне арестованный за взятку, полковник Арефьев и его подчиненные.

    Пока неизвестно, в чем именно сознается (и сознается ли?) на московском следствии оторванный от своих "томских корней" Арефьев. Хотя некоторые "осведомленные лица" считают, что "дело Кляйна" носит заказной характер и целью "заказчиков" было освободить пост томского мэра от несговорчивого Кляйна. А вот было "дело Кляйна" заказным или не было, возможно, со временем это точно прояснится.

    Первый, пошел!

    Ивана Кляйна обвиняют по трем эпизодам. Очередность их появления на свет заслуживает отдельного описания, но сначала изложим суть первого эпизода. Томский бизнесмен Аминов владел 11 га земли на территории бывшего оборонного предприятия - радиотехнического завода, общая площадь которого превышает двести гектаров. Он решил построить там жилой микрорайон и для этого в 2016 году направил в администрацию Томска заявление о переводе принадлежащей ему земли из промышленной категории "П-4" в категорию "ОЖ", которая разрешает строительство жилья и соответствующей инфраструктуры.

    В январе 2017 года мэр Кляйн Аминову отказал, указав три причины. Дело в том, что район Томска, где Аминов собрался строить жилье, отрезан от "большого города" двумя железнодорожными переездами. Поэтому очень часто, особенно в утренние и вечерние часы-пик там наступает самый настоящий транспортный коллапс. Поэтому одной из трех причин в отказе мэра была обозначена транспортная перегруженность района. Второй причиной стала переполненность школы и детсадов этого района. Третья причина - наличие санитарно-защитной зоны (СЗЗ) бывшего оборонного предприятия.

    Получив отказ мэра, Аминов направил ему письмо с предложением разработать за свой счет План планировки территории (ППТ) не только своего участка, но гораздо большего участка бывшей территории оборонного завода. Заметим, что ППТ - это документ, который после его утверждения городскими властями становится базовым для развития этой территории: здесь проходят дороги, здесь - дома, здесь - социальные объекты... И если, например, на каком-то участке запланирован детсад, то там нельзя построить жилой дом или магазин.

    Учитывая, что высокопоставленный следователь до своего ареста вел и другие дела, неплохо было бы проверить и их на объективность и непредвзятость

    Весной 2017 года происходит встреча Кляйна и Аминова, во время которой последний подтверждает свои намерения изготовить ППТ. Выходит соответствующее распоряжение мэра, в котором обязанность разработки ППТ возлагается на Аминова и его делового партнера Павла Подгорного (будущего мужа Анны Касперович - в то время начальника Департамента архитектуры и градостроительства администрации Томска - это важно!). ППТ разрабатывается более года и после многочисленных согласований принимает свой окончательный вид осенью 2018-го.

    В итоге в апреле 2019-го Иван Кляйн ставит свою положительную резолюцию на предложении Аминова: в его ППТ предусмотрены новые детсад и школа, благодаря федеральным деньгам, начато строительство новой транспортной развязки, которая обеспечивает доступ транспорта в обход ж/д переездов, решен вопрос о СЗЗ бывшего оборонного предприятия.

    И как вы думаете, Аминов тут же приступил к строительству своего микрорайона? Нет! Он участок вообще продал.

    Ловкость рук и главный свидетель обвинения

    В чем же здесь вина Кляйна, по мнению обвинения? Вина в том, что Аминов понес затраты на изготовление ППТ, и эти затраты представляются стороной обвинения - прямым ущербом Аминову. Тот факт, что Аминов изготовил ППТ по своей инициативе - следствие не интересует. Все остальные действия администрации после отказа мэра в январе 2017-го игнорируются, факт окончательного согласия Кляйна на предложение Аминова в апреле 2019-го - тем более. Такая вот "машина времени": заснули в начале 2017-го, проснулись в конце 2020-го, сразу после задержания мэра. Что в действительности было за эти почти четыре года - неважно!

    Обратим внимание лишь на один факт. Точнее - факты. Деловым партнером Аминова по строительству жилья на этой территории был Павел Подгорный, с конца 2018 года - официальный супруг упоминавшейся выше Анны Касперович (теперь по мужу - Подгорной). Многочисленные свидетели показали в суде, что фактические отношения между нынешними супругами сложились задолго до их официального бракосочетания. И еще, об этом будет сказано ниже, судя по всему, следственные действия против Кляйна начались весной 2019-го.

    Так вот. По данным СМИ, в начале 2019-го Анна Подгорная была задержана по подозрению в уголовном преступлении (она за казенный счет провела к своему дому газопровод по особо охраняемой природной зоне), из мэрии была уволена, вину свою признала и примерно за год до задержания Кляйна получила удивительно мягкий приговор: вместо положенных по закону четырех лет - год и семь месяцев условно.

    Почему не удивляет тот факт, что именно Анна Подгорная стала главным свидетелем обвинения на процессе против мэра Томска? Именно на ее показаниях построены основные "доказательства" вины Ивана Кляйна. Не будем вдаваться в подробности, но сам Иван Григорьевич, обращаясь к ней в суде, спросил:

    - Анна Александровна, а вы-то сами как с этим жить дальше будете?

    Как переплату представить ущербом?

    Второй эпизод обвинения гласит о том, что дочь мэра Светлана Кляйн якобы приобрела земельный участок по заниженной цене на основании постановления, подписанного ее отцом. Этим, по версии следствия, был причинен городской казне ущерб в 180 тысяч рублей. Разгоряченное воображение тут же рисует нам лакомый гектар в центре Томска, на котором дочь злобного мэра возвела себе хоромы царские... На самом же деле все совсем не так. Задолго до избрания своего отца мэром Светлана Кляйн купила дом на окраине города вместе с прилегающей землей. А участок, о котором говорит обвинение, расположен буквально у нее на задворках, между ее землей и оврагом, к нему нет никаких подъездных путей, не подведено никаких коммуникаций, единственное, что там было - огромная свалка!..

    И вот обвинение утверждает, что она хоть и заплатила за этот участок его официальную, установленную администрацией города, цену в 739 тысяч, но должна была заплатить еще на 180 тысяч больше. Откуда взялась эта "новая" цена? Без выезда на место ее назвал один "правильный" эксперт. Мнение остальных, "неправильных", экспертов следствие не заинтересовали? Но самое смешное состоит в том, что на той же самой улице, покупая аналогичные, смежные со своими участки земли, соседи Светланы успешно судились с администрацией Томска и заплатили суммы в два с лишним раза меньшие. А вот дочь мэра судиться с его администрацией не стала. Видимо, зря...

    Что, совсем ничего не нашли?

    В третьем эпизоде "дела Кляйна" следствие пытается доказать, что мэр Томска из корыстных побуждений, причиняя вред муниципалитету, действовал в интересах предприятия "Томское пиво" (контрольный пакет которого принадлежит его семье). Замечу, что оперативные мероприятия в отношении Кляйна велись в течение 1,5 года до момента его задержания, в частности, прослушивались все его телефонные разговоры. И вот, уважаемые читатели, посудите сами, какого масштаба "компромат" нашли полковник Арефьев со товарищи за полтора года!

    Летом 2018 года в Томске прокладывали водопровод к новому зданию университета. Для этого, чтобы не перекрывать оживленную автомагистраль на выезде из города, было решено не перекапывать ее поперек, а сделать под ней "прокол". Для этого, чтобы завести трубу в "прокол" под автомагистралью, требуется раскопать участок метров 30-50 в длину, метров пять в ширину. По первоначальному проекту этот раскоп предполагали провести со стороны улицы, примыкающей к автомагистрали. Но для этого нужно было раскопать участок только что уложенного асфальта. Мэру доложили о данной ситуации, и он предложил проводить подкоп с другой стороны автострады, где большая часть раскопок пришлась бы на газон, который восстановить легче и дешевле, чем заново асфальтировать улицу.

    Что же по данному эпизоду ставит в вину мэру сторона обвинения? Оказывается, тот факт, что к той улице, что первоначально хотели раскапывать, но потом не стали, прилегает территория "Томского пива"! Томские следователи, надо полагать, были уверены, что если бы к этой улице примыкала территория, скажем, "Томских валенок" или "Томских галош", то действия Кляйна были бы законными, ибо экономили городской бюджет?

    Не надо к бабке ходить, чтобы понять, что сам Иван Кляйн считает обвинение сфабрикованным. И нынешний арест полковника Арефьева хоть и не связан с делом мэра Томска, но наводит на очень серьезные подозрения в том, насколько честно было возбуждено дело и проведено расследование.

    Кстати

    Вчера в суде по делу мэра Томска Ивана Кляйна прокурор Сергей Шабалин заявил: "По совокупности преступлений прошу назначить подсудимому наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, назначить дополнительное наказание в виде запрета занимать должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления сроком на 3 года". При этом перед оглашением резолютивной части прокурор отметил факты заслуг Ивана Кляйна и широкой общественной поддержки мэра.