Новости

23.12.2021 22:06
Рубрика: Культура

Василий Бархатов поставил в Перми оперу "Фауст" Гуно

Возможно, это самое экстраординарное решение знаменитого сюжета, входящего в корпус "сакральных" текстов европейской культуры - "Фауст", в котором в итоге не оказалось на сцене ни одного героя из поэмы Гете: ни Фауста, ни Мефистофеля, ни Маргариты (Гретхен). Вместо хрестоматийных персонажей Василий Бархатов представил в спектакле террористическую банду Майора и немецкую семью Шверляйн. Партитура Гуно при этом сохранила свой полный музыкальный формат. Дирижер и музыкальный руководитель спектакля Артем Абашев, художник-постановщик - Зиновий Марголин, художник по костюмам - Ольга Шаишмелашвили.
В пермском "Фаусте" Майор мстит почтенному доктору Шверляйну, соблазнившему его сестру. Фото: Предоставлено Пермским театром оперы и балета В пермском "Фаусте" Майор мстит почтенному доктору Шверляйну, соблазнившему его сестру. Фото: Предоставлено Пермским театром оперы и балета
В пермском "Фаусте" Майор мстит почтенному доктору Шверляйну, соблазнившему его сестру. Фото: Предоставлено Пермским театром оперы и балета

На современной оперной сцене удивить сегодня не так просто: каких только трансформаций сюжетов и героев, культурных и психоаналитических рефлексий, деконструкций, переписанных заново либретто не представляли уже режиссеры, обращаясь к оперным партитурам, независимо от их классических или современных форматов. Но Василию Бархатову удалось прочитать "Фауста" вообще в стороне от генеральных смыслов текста - мистических, религиозных, философских, лирических, и представить спектакль в жанре современного криминально-психологического триллера.

Сюжет, который задумал Бархатов, по сути, шоковый для оперы Гуно, написанной в романтической (даже мелодраматической) манере, со всеми атрибутами патетической музыкальной красоты, мистики, борьбы демонического и возвышенного, контрастов бренного и вечного, любви и Вальпургиевой вакханалии. Ничего этого в спектакле нет: здесь разыгрывается совершенно другая история и действуют совершенно другие персонажи. Это история мести, которая сталкивает Майора (партия Мефистофеля) и почтенного доктора Шверляйна (партия Фауста), соблазнившего сестру Майора. События разворачиваются во время празднования 65-летия Шверляйна.

На сцене павильон с лаконичным красно-черным интерьером: банкетный зал с накрытыми столами, черная лестница, ведущая на антресоль. Это замкнутое пространство, в котором персонажи проведут все три с лишним часа оперы.

Фото: предоставлено Пермским театром оперы и балета

В качестве заставки к спектаклю - гроб на авансцене с похоронными венками и траурной группой людей. В гробу, как потом прояснится - покончившая с собой сестра Майора. Сумрачное медленное оркестровое вступление с пронзительными струнными вводит в действие, начинающееся, как сообщает текстовая заставка, спустя три месяца после похоронного ритуала. Это празднование юбилея Фауста Шверляйна в кругу друзей. Его гости - видные политики, бизнесмены, звезды кино и телевидения. К слову, текст либретто "Фауста" был не только заново переведен, но и переориентирован по репликам Бархатовым, распределившим партию Фауста между старым и молодым героями (это в рамках традиции), а слова персонажей - по разным адресатам с соответствии логикой действия. Причем, сделано это было с такой филигранной точностью, что смысловых парадоксов практически не возникало. Так же, как не было сбоев в сочетании сценического действия с оркестром, оказавшимся, своего рода, архитектурным "ордером", удерживавшим баланс и пропорции происходившего в спектакле. Это было не просто, учитывая, с какой стремительностью развивался бархатовский экшн. В первую сцену "юбилея" - с респектабельными гостями, собравшимися перед накрытыми столами, речью доктора Фауста (Данис Хузин), демонстрировавшего на экране свои достижения, фотографии со значимыми персонами, внезапно врывалась банда террористов, замаскированных зловещими масками, с главарем Майором (Аскар Абдразаков) в камуфляже, с бейсбольной битой, которой он дубасил направо и налево. В банде - сообщник Майора, "молодой Фауст" (Сергей Кузьмин) и экстремальная особа с красными волосами и таймером подрывного устройства на груди - Зибель (Наталия Ляскова): троица из ада. Майор запирал вход цепями, превращая всех в заложников.

Фото: Предоставлено Пермским театром оперы и балета

А дальше в спектакле разворачивался криминальный психотриллер, сопровождавшийся жесткой разборкой с запугиванием, психологическим садизмом, перерезанием горла одному из гостей - так, что "кровь" стекала из горла убитого в бокал, и Мефистофель заставлял отведать этого "вина" сына Шверляйна - священника Валентина (Василий Ладюк). Дочь юбиляра была захвачена сразу, она пела за Маргариту (Утарид Мирзамова), а "настоящая", покончившая с собой Маргарита - сестра Майора, появлялась только на экране. Месть была изощренной: начинаясь с подписания на глазах у всех бумаги, где Шверляйн признавал, что использовал юных девушек, она превращалась в марафон издевательств над всей семьей юбиляра - дочерью, которой вливали наркотики и которая в итоге стала жертвой насилия, сыном Валентином, случайно убитым во время потасовки самим Шверляйном, женой Мартой (Екатерина Бачук), которую Майор заставлял жевать золотые цепочки и созерцать гибель своих детей. Комментирующие заставки ориентировали зрителя в том, что происходит, отсчитывали таймер действия: два, пять, десять часов жуткой разборки и ролевых игр, где дочь, получившая дневник Маргариты с описанием ее любовных переживаний, постепенно погружалась в ее состояние. Но даже, когда оказалось, что сообщник Майора "молодой Фауст" очарован ею, изменить было ничего нельзя. Майор, потерявший контроль над собой, заставлял его завершить месть под музыку "Вальпургиевой ночи". В итоге дочь покончила с собой. Но ни торжества мести, ни освобождения заложников не случилось. Майор выпустил всех на волю. И тут раздался взрыв. Сработало устройство Зибеля. Если ружье висит на сцене - оно должно выстрелить.

"Фауст" Бархатова - криминальный психотриллер с жесткой разборкой героев оперы

Спектакль Бархатова сложно устроен и публике явно не хватало изложенного в буклете либретто, но создан он настолько виртуозно, что с первой сцены схватывал буквально "за горло" и вел за собой до самого конца. Но главное, что в этом спектакле все детали оказались подогнаны: и совершенно немыслимая на первый взгляд история, и великолепные актерские работы, и музыкальная часть спектакля, где Абашев показал чудеса "толерантности", умело координируя с происходящим на сцене темпы, динамику, оркестровые тонкости, и главное - не "ускользнувшую" в таком сюжете музыкальную красоту партитуры Гуно.

Кстати

В свой юбилейный, 150-й, сезон Пермский оперный театр анонсировал еще две оперных премьеры: "Евгений Онегин" в постановке Владиславса Наставшевса и "Норма" Беллини в постановке Аркадия Ипполитова. 11 и 13 января Пермский театр выступит в Москве на фестивале "Золотая маска" (балет "Озорные песни" и опера "Любовь к трем апельсинам").

В регионах Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край Пермь Классика с Ириной Муравьевой РГ-Фото