Новости

28.12.2021 10:37

Как изменились налоговые проверки в Нижегородской области

В 2021 году реформа контрольно-кассовой техники прошла финальный этап: насколько успешной оказалась эта практика и что она показала? Востребован ли среди граждан новый налоговый режим на профессиональный доход: этих плательщиков принято называть самозанятыми? Какие схемы ухода от налогов до сих пор в ходу и как с ними борются правоохранительные органы? Чем рискует предприниматель, решивший "оптимизировать" свои налоговые расходы? На эти и другие вопросы "РГ" в ходе делового завтрака ответил руководитель Управления Федеральной налоговой службы (УФНС) по Нижегородской области Виктор Большаков.
Виктор Большаков: "Мы не собираем налоги, а осуществляем контроль". Фото: Мария Волкова/РГ Виктор Большаков: "Мы не собираем налоги, а осуществляем контроль". Фото: Мария Волкова/РГ
Виктор Большаков: "Мы не собираем налоги, а осуществляем контроль". Фото: Мария Волкова/РГ

Виктор Алексеевич, в условиях пандемии огромное значение приобретает работа, связанная с предоставлением услуг в бесконтактном цифровом виде. При этом качество предоставления услуг напрямую зависит от простоты и удобства пользования этими сервисами. Что делается налоговой службой в данном направлении?

Виктор Большаков: Цифровизация всех технологических процессов налоговой службы ведется уже несколько лет. Это кропотливая внутренняя работа, которая никому не видна, но ее результат ощущает на себе каждый налогоплательщик. Наша задача - вносить свой вклад в развитие экономики страны, сокращать издержки налогоплательщиков на налоговое администрирование. Чем меньше времени тратится на учет и составление налоговой декларации, на взаимоотношения с нами, тем больше времени и ресурсов остается у них. Несколько лет назад подсчитали - на процессы, связанные с налоговым администрированием, тратится 1,5 процента ВВП. Оптимизируя работу, в том числе за счет цифровой трансформации, мы эти 1,5 процента можем в каком-то виде экономике принести. За последние шесть лет работа перестроена радикально.

Сейчас налоговая служба выполняет не только фискальные, контрольные функции. Как трансформировался сам смысл вашей работы?

Виктор Большаков: Я не люблю термин "фискал". Мы не собираем налоги, а осуществляем контроль. Налогоплательщики платят сами. Около 98 процентов всех налогоплательщиков выполняют свои обязательства добровольно и своевременно. Оставшиеся 2 процента - это наша работа, в том числе мы выявляем нарушения, документируем, ходим в суды, взыскиваем. И работа по этим двум процентам порождает много мифов и легенд, недобросовестные представители юридического сообщества на этой почве пытаются зарабатывать.

Гражданин в идеале и не должен знать о нашем существовании. Пусть он работает, платит налоги, а мы предупредим, когда он приблизится к красной черте или пересечет ее.

У налоговой службы появилось немало функций, не имеющих отношения к фискальной работе. Наш сайт - один из самых востребованных государственных ресурсов в стране. Есть 60 сервисов, которые предоставляет ФНС: это личный кабинет налогоплательщика, возможность узнать свой ИНН, проверить ЕГРЮЛ и так далее. Раньше все это носило исключительно справочный характер. Но теперь налоговая служба уже переросла это. Обладая огромной базой данных, мы выполняем не только контрольную работу.

Весь налоговый контроль начинается с учета налогоплательщиков. Например, мы ведем регистр ЗАГС, даем этому ведомству технические возможности - предоставляем серверы, программное обеспечение, генерируем электронно-цифровые подписи. При этом каких-то особых привилегий у нас по доступу к сведениям

ЗАГС нет - мы такие же пользователи информации, как и все остальные госорганы.

На основе сведений ЗАГС налоговая служба готова перейти к следующему шагу - создать регистр населения. Цель его - отнюдь не сбор налогов, а оказание адресной помощи. Кому какие меры поддержки положены, какие виды социальных выплат. Сейчас они в каждом субъекте федерации могут отличаться. Когда они будут агрегированы в одном месте, в отношении каждой семьи можно принимать обоснованное решение. И это никак не связано с фискальной функцией, но в ближайших планах это есть.

Мы можем оказывать услугу даже когда получатель не знает о возможности ее получения. Пример - льготы пенсионерам. В законе написано: все льготы носят заявительный характер. И так раньше было. А сейчас мы получаем от Пенсионного фонда сведения о всех гражданах и предоставляем льготу без заявительного порядка. Те же выплаты по 10 тысяч рублей семьям с детьми делались силами ФНС.

А что с верификацией сведений? Насколько часто встречаются ошибки?

Виктор Большаков: Когда в конце года мы рассылаем физическим лицам уведомления об уплате имущественных налогов, некоторые граждане начинают справедливо возмущаться: почему мне пришел налог на квартиру, которую я уже продал, на машину, которой нет?

Всю информацию мы получаем от регистрирующих органов - ГИБДД, Росреестра, Росавиации, ГИМС и прочих. Из миллионов уведомлений ошибки могут быть в нескольких сотнях. Мы к этому относимся с пониманием. И хотим, чтобы налогоплательщики понимали, что дело не в наличии ошибки, а в скорости реакции на нее. Все наши сервисы под это заточены, стараемся все исправлять быстро.

Есть другая проблема. Из 3,2 миллиона жителей Нижегородской области активные личные кабинеты на сайте налоговой службы есть лишь у 800 тысяч, хотя количество граждан, подключенных к госуслугам, значительно больше. Многие просто не понимают, насколько их наличие упрощает жизнь.

В то же время сервисы налоговой службы становятся все более востребованными. Простой пример: физические лица раз в год нам сдают налоговые декларации для получения налоговых вычетов. Каждый год их количество растет на 15-20 процентов. При наличии личного кабинета на сайте налоговой службы получить эту услугу гораздо проще.

Еще одна тема уходящего года - завершение реформы контрольно-кассовой техники (ККТ). Контролируют ли налоговые органы соблюдение законодательства о применении ККТ? Кто в первую очередь попадет в зону контроля?

Виктор Большаков: В этом году был последний этап внедрений ККТ для всех категорий налогоплательщиков, которые осуществляют продажу товаров за наличный расчет. И количество ККТ за период проведения реформы увеличилось в полтора раза. Сейчас в Нижегородской области их 77 тысяч.

Установка ККТ - не самоцель. Главное - финансовая и налоговая дисциплина. Важно знать, как налогоплательщик себя ведет, как он применяет ККТ и есть ли какие-то аномалии в его работе. Например, ресторан показывает ежедневную выручку в пределах 10 тысяч рублей. Очевидно, что так равномерно выручка вряд ли распределяется: в пятницу и субботу должно быть чуть больше, а в понедельник - чуть меньше. Значит, есть повод присмотреться к этому заведению.

Благодаря ККТ появилась возможность проверять не всех подряд, а тех, чьи сведения вызывают сомнения. В этом году все 850 проведенных проверок выявили нарушения. Не нужно хулиганить, пытаться чашку кофе пробивать по одному рублю. Когда кто-то выполняет требования закона, а другой - нет, то первый находится в худших конкурентных преимуществах. И миссия налоговой службы - выровнять эти позиции.

Нижегородская область стала одним из пилотных регионов по внедрению налогового режима на профессиональный доход. Насколько активно нижегородцы осваивают специальный налоговый режим? Представители каких профессий чаще переходят на самозанятость?

Виктор Большаков: Чаще всего люди не платят налоги не потому, что хотят что-то нарушить, а потому, что сама процедура постановки на учет им кажется сложной. Логика создания режима самозанятых - дать им удобный инструмент. Не надо никуда ходить - нужны лишь смартфон, паспорт, 10 минут на подключение. Кстати, приложение "Мой налог" прошло тест на стрессоустойчивость. Шутников много: кто в масках фотографируется, кто портрет американского президента вместо своего загружает. Программа отбрасывает весь мусор и регистрирует только реальных людей.

Сейчас по Нижегородской области самозанятых 70 тысяч, причем никаких особых усилий по продвижению мы не прилагали. Чем удобен этот режим - он позволяет гражданам самостоятельно выстраивать отношения с налоговой. Сегодня ты самозанятый, завтра ты отключился.

90 процентов тех, кто сейчас является самозанятым, никогда не платили налоги по своим видам деятельности, нигде не регистрировались. Очень удобно, например, при сдаче жилья в аренду. Серый рынок существует, но на арендодателей постоянно жалуются соседи, бывшие арендаторы. Легализоваться очень просто. Регистрируйся самозанятым - плати 4 процента, а не 13. И никаких вопросов. Этот налоговый режим будет и дальше развиваться.

Пандемия больно ударила по бизнесу. Расскажите о мерах поддержки для предпринимателей.

Виктор Большаков: Ограничения по коронавирусу не прошли и мимо нас. Правительство в течение двух лет предоставляло субсидии пострадавшим отраслям в связи с введением карантинных мер.

В этом году до 15 декабря мы принимали заявления от предпринимателей и выплатили уже более 600 миллионов. В прошлом году в числе пострадавших отраслей была еще розничная торговля - сумма выплат превысила 2 миллиарда.

Все делается максимально быстро. Нужно направить заявление, лучше в электронном виде. Никакого человеческого фактора в определении получателей субсидий. Все проверяет программа. Сделали отсечку - 10 июля. Если ты в перечне пострадавших отраслей, ты можешь подавать заявление. Если не соответствуешь формальным критериям - ничего не получишь. И выплата происходит из одной точки во всей стране. За счет такого подхода мы значительно ускорили сроки выплат.

Возникают разговоры "за справедливость": мол, предприниматель фактически занимался видом деятельности, который подпадает под субсидию, но ОКВЭД был другой. И тогда по логике должна включиться бюрократия, нужно создавать комиссию, решать. Но что мешало поменять ОКВЭД?

Вернемся от выплат к контролю. Какие основные виды схем ухода от налогообложения чаще всего выявляются сейчас в ходе проведения контрольных мероприятий?

Виктор Большаков: Если у нас есть основания предполагать, что юридическое лицо уклоняется от уплаты налогов, то для начала мы приглашаем на комиссию, объясняем, какие последствия могут наступить. Человек дальше сам взвешивает риски и принимает решение. Налоговая проверка не проходит бесследно - о ней узнают контрагенты, кредиторы, банки.

Важно понимать: проверка проводится только тогда, когда видим, что человек не хочет исправляться. В этом году в Нижегородской области было всего 57 проверок, при этом средняя результативность одной - 129 миллионов рублей.

Вчера я пролистывал федеральное отраслевое издание. На целый разворот статья: как вести себя, если налоговая служба в ходе проверки выявила наличие черной кассы. И даются советы - какие показания давать, как заметать следы. Само наличие черной кассы, видимо, никого не смущает.

В интернете полно советов, связанных с так называемым "бумажным НДС". Но никто не пишет, что такая схема ухода от налогов может больно аукнуться, стать поводом для возбуждения уголовного дела по статье 199 УК РФ. Это говорит о том, что пока мировоззрение налогоплательщиков не сформировано.

Шесть лет назад в России изменилось законодательство в части контроля за НДС. Налогоплательщики нам сдают все счета-фактуры, мы можем проследить всю цепочку и увидеть, в какой момент НДС не заплатили.

Если раньше доля сомнительного НДС в общей сумме вычетов была 10-12 процентов, то сейчас по стране это менее 0,7 процента, в Нижегородской области - 0,65 процента. Это видно в том числе и на показателях собираемости НДС.

На НДС невозможно сэкономить: он так устроен. Но есть целые группы организаций, которые предоставляют услугу "бумажного НДС". Формально они ничего не нарушают: это пробел в законодательстве. Все риски берет на себя бизнес заказчика. Ты платишь за услугу своим "помощникам" из интернета, а потом испытываешь на себе внимание государства в лице налоговых органов, МВД, Следственного комитета. Будет уголовное дело со всеми репутационными последствиями.

Также никуда не делось обналичивание денежных средств. И это тоже статья УК РФ (172) -незаконная банковская деятельность. Бизнесу - особенно крупному - надо понимать, какие риски он на себя берет.

Бывает так, что под видом компенсационных выплат, которые не облагаются налогами, организация выплачивает часть зарплаты сотрудникам. Человек в кошельке разницы не заметил, а работодатель сэкономил несколько миллионов рублей на НДФЛ.

Есть еще одна незатейливая схема - уволить сотрудников, сделать их самозанятыми. Затем вводится посредник, через которого они будут оказывать услуги своей фирме, поскольку напрямую нельзя. Якобы налоговая ничего не заметит, но это не так.

По итогам 10 месяцев работы налоговой службы в Нижегородской области вырос объем поступлений в консолидированный бюджет РФ. Есть ли налоги, которые собираются с трудом?

Виктор Большаков: 1 декабря истек срок уплаты имущественных налогов для физических лиц за 2020 год, 2 декабря неуплаченные налоги стали задолженностью. Для нас это наиболее хлопотная часть работы. В этом году было направлено 1,7 миллиона уведомлений жителям Нижегородской области на 7 миллиардов рублей. 400 тысяч уведомлений были направлены через личные кабинеты, а 1,3 миллиона - через Почту России. От этих семи миллиардов вовремя поступило лишь 80 процентов. Проблема в том, что суммы по каждому платежу маленькие, количество большое, все нужно обрабатывать. Будем решать и эту задачу тоже.

В регионах Филиалы РГ Приволжье ПФО Нижегородская область Налоги на малый бизнес