18.01.2022 00:16
    Рубрика:

    Количество безработных за пандемию выросло на 52 млн человек

    Без работы в мире остаются 207 млн человек, сообщает Международная организация труда (МОТ) в своем флагманском докладе. Ее генеральный директор Гай Райдер рассказал "РГ", какие процессы происходят на международном рынке труда и почему России удается бороться с безработицей быстрее, чем другим странам.

    Мистер Райдер, что влияет на успех конкретного человека на рынке труда в это непростое время?

    Гай Райдер: У меня нет универсального рецепта. В общем случае играет роль базовое образование, а также всевозможные курсы профессиональной подготовки и повышения квалификации. Просто потому, что знания и навыки, освоенные в 20 лет, становятся вполне бесполезными к 65 годам. Вообще система пожизненного образования - это очень важно, ее развитие должно стать приоритетом для рынка труда.

    В каком состоянии находится мировой рынок труда после резкого падения в 2020 году из-за пандемии?

    Гай Райдер: Он восстанавливается, однако темпы этого процесса не слишком высоки. Сейчас в мире на 1,8% (или 21 млн человек) больше безработных, чем было в 2019 году. Это очень много. Как следствие, общее падение трудовых доходов в 2020 году составило около 3,7 трлн долларов. За 2021 год таких данных еще нет. Причем ситуация в каждой стране развивается по-разному. Где-то сокращается продолжительность рабочего дня, где-то - число сотрудников на предприятиях.

    В России безработица низкая. В чем причина?

    Гай Райдер: Мы ожидаем, что уровень безработицы в России в 2022 году составит 4,7%, что очень близко к ситуации до пандемии. Однако тут важно учитывать один аспект. В России сейчас сложилась такая демографическая ситуация, что число людей трудоспособного возраста сокращается. В этом году - на 2,7%. И это внесло свой вклад в стабилизацию на рынке труда. Например, в Бразилии ситуация совсем иная. Сейчас там показатель безработицы 13,6%, до пандемии было 11,9%. Но там и население растет, поэтому правительству приходится решать совершенно другие задачи.

    Насколько помогает безработным неформальная занятость - трудовые отношения без официального оформления?

    Гай Райдер: Не думаю, что это хороший выход из ситуации. Сейчас в мире так трудятся 16% работающих. Конечно, такими заработками можно перебиться в трудное время, но при этом нет никакой защиты, условия труда могут быть опасными для жизни и здоровья.

    Общее падение трудовых доходов в 2020 году составило около 3,7 трлн долларов

    Как восстанавливается рынок труда по разным секторам экономики?

    Гай Райдер: Отрасли, сильнее пострадавшие от кризиса, до сих пор находятся в худшем положении. Отели, предприятия общественного питания, международный транспорт, ретейл до сих пор испытывают большие сложности. В то же время в сфере коммуникаций и информационных технологий дела идут очень хорошо, эти отрасли дали работу многим людям. Собственно, те, кто обладает необходимыми знаниями и навыками для работы в этой сфере, сейчас востребованы, их зарплаты растут во всем мире. Хотя и в сфере гостеприимства сейчас тоже увеличиваются зарплаты - люди уволились во время пандемии, сейчас это направление восстанавливается и специалистов не хватает. Растут доходы тех, кто занят работой, не требующей особой квалификации. Я не могу сказать, насколько это долгосрочный тренд. Возможно, в ближайшем будущем структура рынка труда снова изменится.

    В России сейчас бизнес жалуется на отсутствие мигрантов. Это только наша проблема?

    Гай Райдер: Нет, схожая ситуация в моей родной Британии. У нас не хватает людей в строительстве, сельском хозяйстве, на транспорте. Там всегда работало много иностранцев, но после брекзита и ковида их нет, а потребность осталась. Причем в этих отраслях дефицит кадров не так страшен, как в здравоохранении. Там тоже трудилось много иностранцев, и сейчас просто некем заполнять вакансии в больницах. Я думаю, мигранты со временем вернутся. Демографическая и экономическая ситуация в странах исхода их к этому подтолкнет, как и потребность в принимающих странах. Важно сделать так, чтобы их права и интересы были защищены - в доковидном мире с этим были проблемы. Можно улучшать условия труда и повышать зарплаты - тогда на традиционно мигрантские места пойдут местные работники. Конечно, какую-то часть нагрузки на себя взяла удаленная работа. Но далеко не всю работу можно отправить заказчику по электронной почте. Зачастую необходимо физическое присутствие человека.

    Но ведь людей рабочих профессий могут заменить роботы?

    Гай Райдер: Мне очень сложно оценить влияние робототехники на рынок труда. Слишком сложная ситуация, на которую влияют разные факторы. Если в период роста развитой экономики часть труда доверяют машинам, это не создает никаких проблем для людей. Другое дело, если в стране идет спад и сокращение производства... В Японии в конце прошлого века пришли к консенсусу, что использование роботов не должно приводить к росту безработицы. Там это помогло. Потом роботов надо создавать, обслуживать - это тоже рабочие места для людей. В ближайшем будущем мы ожидаем новый виток роботизации, посмотрим, что будет и как государства будут выстраивать свою политику в этом вопросе.

    Знания и навыки, освоенные в 20 лет, становятся вполне бесполезными к 65 годам

    Возможно, роботизация приведет к появлению безусловного базового дохода для людей?

    Гай Райдер: Я не думаю, что раздавать абсолютно всем - бедным, богатым, молодым, старым, занятым, безработным - абсолютно равные суммы денег будет оптимальным решением. Нужен более избирательный подход. Например, гарантированный минимальный доход. Сейчас более половины всех трудящихся в мире лишены какой бы то ни было социальной защиты. Для них такая гарантия получения хотя бы минимальных денег в случае, например, серьезной болезни, была бы большим подспорьем.

    Заметно ли влияние на занятость и трудовую миграцию изменения климата?

    Гай Райдер: Пока я не могу выделить существенные миграционные потоки, вызванные глобальным потеплением. Но проблема есть, и такие мигранты появятся, к этому надо быть готовыми. Многие люди, например в Африке, не смогут больше жить сельским хозяйством и поедут искать иное место для жизни. Кто-то останется в своей стране, кто-то поедет по миру.