25.01.2022 21:00
    Рубрика:

    Решение Еврокомиссии сделать газ и атом "зелеными" раскололо Европу

    Атмосфера в Амьене, что на севере Франции, была в прошедший уикенд накалена до предела: там проходила встреча 27 министров и госсекретарей стран-членов ЕС, отвечающих за экологическую тематику. Им нужно было обозначить свою позицию по проекту решения Еврокомиссии, по которому ядерная энергия определяется как "климатически дружественная", а природному газу присваивается также почти "зеленый статус", правда, с оговоркой, на ограниченный по времени "переходный" период.
    REUTERS
    REUTERS

    Как написала парижская газета "Фигаро", пикировка между участниками этого рандеву больше походила на "сабельный поединок", где защитники "мирного атома" не на шутку рубились с его противниками. С одной стороны, французы и активно их поддерживающие представители дюжины стран-членов ЕС, с другой - немцы вкупе с австрийцами и люксембуржцами.

    Давно намечавшийся "энергетический" раскол между Парижем и Берлином, скажем так, был практически запротоколирован в Амьене, а спустя сутки официально подтвержден правительством ФРГ в направленном в Еврокомиссию официальном заявлении. В нем черным по белому сказано, что Германия отказывается признавать атомную энергетику "зеленой". Мол, она не "соответствует концепции устойчивого развития", "не исключает серьезных аварий с угрозой для человека и окружающий среды". В то время как Австрия и Люксембург намереваются подать в Европейский суд, чтобы предотвратить включение ядерной энергетики в "зеленую" классификацию ЕС, в новом коалиционном правительстве Олафа Шольца пока еще не решили, как конкретно реагировать на демарш Еврокомиссии. Там понимают, что поспешные шаги могут внести еще больший разлад среди европейских стран, и в первую очередь обострить конфликт между Берлином и Парижем.

    Надо сказать, что отношение к атому как источнику энергии в двух столицах принципиально противоположное. Правда, так было не всегда.

    Начиная с середины прошлого столетия "мирный атом" стал фундаментом энергетики Франции, что и понятно: не было своих источников, если не считать угольные месторождения на севере страны, подчистую выработанные к концу 70-х годов. Волевое решение в свое время принял Шарль де Голль, а его дело продолжили преемники в Елисейском дворце - Жорж Помпиду и Жискар д Эстен. В настоящее время здесь 56 действующих промышленных реакторов, которые вырабатывают более 70% всей электроэнергии, потребляемой в стране. Кстати, по этому показателю Франция занимает второе место в мире и первое по доле АЭС в энергобалансе государства.

    Конечно, такой курс встречал сопротивление со стороны разнообразных объединений "зеленых", таких как "Гринпис". Его активисты то и дело устраивали провокационные демарши, к примеру, проникая на запретные территории АЭС. В десятые годы нынешнего века в результате мощной пропагандистской кампании "природозащитникам" удалось переманить на свою сторону "идейно близкого" президента-социалиста Франсуа Олланда. Это с его подачи был принят план снижения доли атома в производстве электричества, поэтапно закрывая АЭС и отдавая предпочтение возобновляемым источникам энергии (ВИЭ). Конечно, профессионалы энергетического комплекса, эксперты всячески противились. В стране развернулась дискуссия, в ходе которой они акцентировали внимание на экологической чистоте атомных электростанций - нет выбросов, а также на их стабильности. В отличие от ветрогенераторов и солнечных батарей с надежностью, как известно, весьма проблематичной.

    В Германии еще 20 лет назад действовали 19 АЭС, но под давлением доморощенных "зеленых" от них отказались

    Судя по всему, решение совершить вираж на 180 градусов нынешний президент Эмманюэль Макрон принял пару лет назад, а громогласно об этом заявил, обнародовав минувшей осенью стратегию перспективного развития Франции. В ней, подчеркнул глава Пятой республики, атому как инструменту энергетической независимости и средству достижения "углеродной нейтральности" отведена ведущая роль. Действующие АЭС модернизируют и появятся реакторы нового поколения EPR. Речь идет о шести агрегатах. Помимо этого намечена программа производства мини-реакторов мощностью от 50 до 500 МВт.

    Иная картина в Германии. Еще 20 лет тому назад там действовали 19 АЭС, обеспечивая четверть электроэнергии. Но под давлением доморощенных "зеленых", пожалуй, наиболее радикально настроенных по сравнению с их единомышленниками в прочих европейских странах, было принято решение об отказе от атомной энергетики. В 2011 году после аварии на японской АЭС "Фукусима" при канцлере Ангеле Меркель этот процесс получил ускорение, да такое мощное, что спустя пять лет доля атома в энергобалансе страны сократилась вдвое, а из оставшихся шести АЭС к началу этого года уже осталось только три.

    В Германии "зеленые" активисты то и дело устраивают провокационные демарши. Фото: Getty Images

    Но и их судьба предрешена. Прикроют самое позднее месяцев через десять-двенадцать. И сомневаться не приходится: об этом позаботятся "зеленые" во власти, которые ныне контролируют все профильные министерства - экономики, экологии, энергетики.

    Какая предложена альтернатива? Возобновляемая энергетика, а она явно не справляется с возложенной на нее миссией, хотя вся страна ныне утыкана "ветряками" - их сейчас почти 30 тысяч, а будет еще больше. Как писала американская газета Wall Street Journal, характеризуя энергетическую политику Берлина, "ни одна страна в мире не работала так усердно, чтобы поставить себя под удар".

    Поэтому хочешь не хочешь, а приходится использовать природный газ, а также "экологически враждебный" энергетический уголь, на который в 2021 году в совокупности приходилось около трети выработки электроэнергии (32%). Годом ранее доля угля в генерации была 24%.

    В Париже не скрывают, что идея и реализация экологической легализации ядерной энергетики принадлежит именно ему. Именно Франция перетянула на свою сторону восемь стран Восточной и Центральной Европы, а также Финляндию, инициировав в начале прошлого года совместное обращение в Еврокомиссию, в котором всячески восхвалялась атомная энергетика, а лоббирование французами этой программы в брюссельских кулуарах, по признанию эксперта ассоциации Reseau Action Climat Нила Макарофф, "было невиданно мощнейшим". Причина же самая банальная: экономическая выгода. Дело в том, что новый статус атома сделает его привлекательным для инвесторов. Проекты, что получат "зеленый" статус и соответственно миллиардные капиталовложения, благосклонно поощряемы Еврокомиссией. Таковы национальные интересы, а поступиться ими Париж не готов, даже если кому-то, в данном случае Берлину, такой поворот, что кость в горле.

    Окончательное решение по "озеленению" атомной энергетики должно быть принято через пять месяцев, и мало кто сомневается, что это произойдет. Несомненно, этому поспособствует президент Франции Эмманюэль Макрон. Ведь на ближайшие полгода он занял стратегически важный пост - председателя Совета Евросоюза.