20idei_media20
    27.01.2022 06:00
    Рубрика:

    Будут ли очищать колымские бухты от затонувших автомобилей

    На Дальнем Востоке продолжают ликвидировать "кладбища погибших ко­раб­лей". По словам заместителя председателя правительства РФ Виктории Абрамченко, видимые результаты уже есть в Магаданской и Сахалинской областях, а также в Камчатском крае. Но на Колыме, кроме судов, на дне бухт ржавеет и другой хлам - затонувшие автомобили. Более того, этот "багаж" постоянно пополняется, а речь о его подъеме пока не идет. В ситуации разбирался корреспондент "РГ".
    МЧС РФ/ТАСС
    МЧС РФ/ТАСС

    Подвижки с очисткой акваторий начались после поездки на Дальний Восток в 2020 году главы кабмина Михаила Мишустина, который обратил внимание федеральных министерств на то, что долгое время считалось неразрешимой проблемой.

    - Почему-то было принято считать затопление корабля нормальным видом утилизации, но это недопустимо, - подчеркивает Виктория Абрамченко, замечая при этом, что сейчас в штабном режиме регионы вместе с профильными ведомствами и бизнесом работают над ликвидацией подводных завалов.

    Пять затонувших судов подняли со дна бухт в Магаданской области к ноябрю минувшего года. Извлечение еще двух начали в декабре. В 2022-м году эта перспектива ожидает очередные шесть.

    Но не секрет, что на дне магаданских бухт, помимо флота, мирно покоится и автотранспорт. Большая его часть принадлежит рыбакам-любителям. Именно они зимой, пренебрегая предупреждениями, минуя таблички "Выход на лед запрещен!", рискуя жизнью - своей и других людей, рвутся на железных конях на ледяные просторы, подальше от берега. Подобные "покатушки" и приводят к плачевным последствиям. При разрушении льда спасением самих рыбаков-нарушителей занимается МЧС, а что происходит с машинами? Да ничего, они остаются лежать на дне.

    Пренебрегая предупреждениями, рискуя жизнью - своей и других людей, магаданцы рвутся на железных конях на лед

    - Мы спасаем людей. Технику и имущество рыбаков мы не спасаем. Палатки, буры, рюкзаки, улов - все это занимает место в катере, а оно предназначено для людей. Если хозяин захочет поднять со дна транспорт, то должен сделать это за свой счет. Работа водолазов, аренда вертолетов выйдет дороже стоимости самого авто, - комментируют сотрудники ведомства.

    Сколько машин на дне? Можно только догадываться, ведь подсчетов не ведет никто. Но одно можно сказать: в среднем под лед уходят два автомобиля в год.

    А еще можно догадываться о вреде, который эти "утопленники" наносят экологии. Он меньше, чем от "кладбищ" судов, но он есть. Поэтому логичен вопрос: "Может, занимаясь расчисткой бухт от затонувших судов, стоит попутно и автотранспорт извлекать?". Какой-то странный субботник получается: "бутылки мы убираем, а банки не трогаем"".

    - У нас водолазы корабли-то найти сразу не могут. Отыскать машины будет еще сложнее, - ответил корреспонденту "РГ" губернатор Сергей Носов. - Мы планируем сосредоточиться в следующем году на судах, затонувших в акватории рыбного порта, который нужно реконструировать.

    По словам главы региона, пока заниматься поднятием автотранспорта колымские власти не планируют.

    Да, доставать ржавый хлам со дна бухт - дело хлопотное и затратное. Но после того как будет поднято авто и определен хозяин, последнему можно предъявить счет. Еще вариант: делать это не откладывая, обязав спасенного со льдины рыбака поднять машину за свои деньги. Может, это стало бы хорошим уроком для других, и они подумают сто раз, прежде чем выезжать на лед, наплевав на предупреждения и запреты.

    А как у соседей

    В 2017 году сотрудники Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС России провели экологическую экспедицию "Хрустальная глубина". Со дна великого озера достали 92 затонувших автомобиля и более двух десятков других транспортных средств. "В планах отряда сделать данное мероприятие традиционным, потому что "подводное кладбище" влияет на экосистему этого уникального места", - сообщает пресс-служба МЧС.