20idei_media20
    03.02.2022 11:13

    Почему в Сибири выросла стоимость продовольствия

    В Кузбассе на фоне стремительного подорожания продуктов и многочисленных жалоб потребителей решили разобраться в механизмах ценообразования. Кто виноват и что делать? На эти вопросы попытались ответить местные сельхозтоваропроизводители, переработчики, ретейлеры и чиновники.
    Татьяна Кравченко
    Татьяна Кравченко

    Поводом послужила рекомендация ФАС России снизить в федеральных торговых сетях стоимость и повысить доступность социально значимых товаров. После прошлогодних совещаний на эту тему ретейлеры согласились ограничить торговые наценки на продукты из перечня, утвержденного постановлением правительства РФ еще в 2010-м. В него, кроме всего прочего, входят молоко, сливочное масло, куриные яйца, хлеб, пшено и свежая белокочанная капуста. Перед Новым годом эти продукты подорожали ощутимо, особенно капуста.

    По данным Кемеровостата, основной компонент борщевого набора в декабре 2021 года, по сравнению с ноябрем, прибавил в цене свыше 46 процентов. В январе гонка не прекратилась. Ценники на ту же капусту, скажем, в "Пятерочке" на Октябрьском проспекте в Кемерове стали переписывать через день. Так, в понедельник она стоила 47 рублей за килограмм, а в среду - уже около семидесяти рублей.

    - Мы анализируем розничные цены, механизмы их формирования и причины роста. Вместе с Региональной энергетической комиссией и Кемеровостатом рассматриваем документацию, по которой продукция поступает на полки магазинов. Сегодня можно точно сказать: нарушений со стороны торговых предприятий нет, это подтверждает и прокуратура. Продукты в рознице дорожают из-за того, что цены повышают поставщики, - сообщил замминистра промышленности и торговли Кузбасса Юлия Господинко. - В свою очередь поставщики обосновывают рост увеличением энерготарифов, затрат на удобрения, ГСМ, упаковку и все остальное, а также зависимостью от импорта.

    Антимонопольщики в процесс формирования розничных цен могут вмешаться только в двух случаях: если хозяйствующие субъекты злоупотребляют доминирующим положением на рынке либо вступили в сговор. Однако в Кузбассе, по данным ведомства, нарушителей антимонопольного законодательства (ни поставщиков, ни торговцев) не выявили. Хотя мониторинг ведется.

    - В стране создана единая информационная система, которая обновляется в еженедельном режиме, чтобы правительство понимало, нужны ли какие-то дополнительные меры. Одна из них - установление предельно допустимых цен, как это уже было с растительным маслом и сахаром, - отметила руководитель Кемеровского УФАС России Наталья Кухарская. - Определенные ограничения и самоограничения, принятые сегодня федеральными торговыми сетями, - никоим образом не инициатива ФАС. Это лишь попытка разъяснить и призвать к ответственности всех участников процесса. Чтобы ретейлеры определили, можно ли что-то сделать. И если да, то все условия есть. Формирование торговой наценки должно быть понятным, открытым и прозрачным.

    Представитель Х5 Retail Group Борис Малышев уточнил, что сейчас более двух десятков социально значимых товаров продаются в "Пятерочке" с наценкой не выше десяти процентов. А ряд позиций сеть и вовсе реализует себе в убыток.

    - При выборе конкретных позиций мы ориентировались в первую очередь на то, чтобы это были товары с наименьшей закупочной стоимостью. Допустим, если какая-то позиция в группе молочных продуктов вдруг станет дешевле, то мы сделаем замену. К слову, весь прошлый год закупочные цены на "молочку" росли, в том числе и потому, что производители компенсировали затраты на обязательную маркировку. А письма с просьбами о повышении цен мы получаем от поставщиков регулярно.

    По словам представителя торговой сети "Магнит" Елены Погодаевой, наценка максимум в десять процентов здесь зафиксирована на 25 позиций, к которым относится около двухсот товаров.

    Между тем, по словам председателя Агропродовольственной гильдии Кузбасской Торгово-промышленной палаты Романа Романенко, кузбасские фермеры часто жалуются, что крупные торговые сети их игнорируют - из-за того, что фермеры работают по упрощенной системе налогообложения, не выделяя НДС.

    - Хотя закупочные цены у них ниже, чем у многих поставщиков, - отметил Роман Романенко. - Когда товаропроизводитель собирается поднять цену, его предложение сеть рассматривает месяц. Независимо от того, подорожали сырье и упаковка или нет, производитель все это время отгружает товар на прежних условиях. Представляете, что это значит для фермера? Чтобы не создавать искусственный дефицит, сроки пересмотра закупочных цен по договору лучше сократить до двух недель.

    Представитель "Ленты" Мария Филиппова заявила, что решение по ценам не может приниматься за две недели.

    - Потому что мы сталкиваемся и с необоснованным завышением цен. И в то же время заинтересованы в местных производителях, включая мелких. Но только в тех, кто может стабильно поставлять товары надлежащего качества по конкурентной цене, - уточнила она.

    В свою очередь Елена Кухарская подчеркнула, что, несмотря на вал обращений в агрогильдию, в УФАС конкретных документов никто не предоставляет. А значит, нет оснований проводить проверки. Так или иначе, но, по словам Романа Романенко, сегодня каждый поставщик решает сам - работать с крупными сетями или нет. Площадкой для налаживания партнерских связей служат закупочные сессии, которые организует Кузбасская ТПП. Но гораздо сложнее эти связи сохранить. Тем более что договоры с ретейлом все-таки зачастую подписываются на кабальных условиях.

    - Два года назад мы заплатили торговой сети штраф в полмиллиона рублей только за два случая недопоставки продукции. Вся поставка была на полтора миллиона. У нас нет наценок, которые бы покрывали такие суммы. Все ложится на себестоимость продукта, - посетовала представитель одной из кузбасских рыбоперерабатывающих компаний Елена Козлова.

    По мнению сопредседателя регионального штаба ОНФ Екатерины Ижмулкиной, кризис на всех звеньях продовольственной цепочки давно назрел и сегодня только усугубляется. Она напомнила, что в 2015 году в Кузбассе начали создавать агропромышленный кластер.

    - Однако никто не услышал тогда местных производителей, которые говорили: запуская в регион крупные торговые сети, мы убиваем малоформатную торговлю и обрезаем пути на рынок мелкому бизнесу. В итоге десятки малых предприятий закрылись, потому что не соответствовали требованиям сетей. И сейчас в области недостаточный уровень самообеспеченности продукцией АПК. Пять лет на фоне лоббирования сетями своих интересов у нас не рос овощной сегмент, и многие производители из него ушли. Впрочем, как и из животноводства. Дело еще и в том, что многие небольшие производители работают по технологиям старого уклада, себестоимость продукции у них выше, чем у крупных холдингов, - констатировала Екатерина Ижмулкина. - Сегодня не обойтись без адресной поддержки местных производителей социально значимой продукции на уровне региона. И тогда они должны снизить цены.

    Генеральный директор КТПП Марина Шавгулизде подвела итог: пока у крупных сетей не будет законодательно закрепленного обязательства закупать товары у небольших компаний, вряд ли что-то изменится. Либо малым сельхозтоваропроизводителям придется объединяться и формировать холдинги по продовольственной линейке, чтобы на равных общаться с ретейлом. Проблему в следующий раз решили обсудить с участием представителей областного министерства сельского хозяйства.