09.02.2022 17:48
    Рубрика:

    Глава Росалкогольрегулирования: Что пьют россияне вместо водки и боярышника

    В НИУ ВШЭ оценили долю нелегального крепкого алкоголя на российском рынке в 2021 году в 61 млн бутылок или 27%. "Паленый" алкоголь находит путь к желудку - если не через боярышник, так через парфюмерные лосьоны или даже смертельный метанол. Как с этим бороться, надо ли разрешать интернет-торговлю алкоголем и маркировать пиво - об этом в интервью "РГ" рассказал глава Росалкогольрегулирования Игорь Алёшин.
    Сергей Куксин/РГ
    Сергей Куксин/РГ

    Минпромторг выступил с идеей маркировки крепкого алкоголя. Нужна ли маркировка при наличии Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС)?

    Игорь Алёшин: Возможно, есть смысл для начала отладить взаимодействие между двумя системами - ЕГАИС и "Честный знак". Потому что проблему нелегального алкоголя в лицензированной рознице ЕГАИС снимает полностью. Мы видим досконально все процессы производства и продажи, качества продукции. При этом функции ЕГАИС все время совершенствуются. Для потребителя ЕГАИС это гарантия покупки качественного и легального продукта, а для государства поступление акцизов в бюджет.

    Это первое направление борьбы с нелегальной продукцией. Второе направление - ликвидация подпольных производственных и складских площадок, которую мы успешно проводим с ФСБ и МВД.

    Если мы говорим о возможностях ЕГАИС, то здесь никакие дополнительные иллюстрации не нужны. Система безоговорочно доказала свою эффективность. ЕГАИС обеспечивает прослеживаемость каждой единицы продукции на всем ее пути от производителя и оптовой организации вплоть до продажи конечному потребителю.Плюс в ЕГАИС фиксируется производство и оборот фармацевтической субстанции, пивовары фиксируют товарно-транспортные накладные.

    В магазине с лицензией шанс приобретения нелегального алкоголя стремится к нулю. Мы с вами можем легко это проверить. Давайте скачаем бесплатное приложение "АнтиКонтрафакт Алко", выйдем на улицу и проверим легальность работы любого магазина и продукцию, стоящую на полке.

    Кроме того, в последние годы было принято много законодательных инициатив, направленных на пресечение производства и оборота нелегального алкоголя. Это ужесточение регулирования фармацевтической субстанции, которая до недавнего времени являлась основным сырьем для незаконного производства. Это введение поштучного (помарочного) учета, который позволил всем потребителям крепкого алкоголя проверять легальность приобретаемой продукции в разрезе конкретной бутылки. Не забываем о качестве производимой продукции с использованием всех доступных инструментов контроля. Кроме того, служба организует вывоз, прием на хранение и уничтожение нелегального сырья и готовой продукции. Также мы организуем демонтаж и утилизацию оборудования, которое используется для подпольного производства.

    Результаты этой работы уже сейчас говорят о том, что доля нелегального алкоголя за последние несколько лет заметно сократилась. На это указывает увеличение поступления акцизов в бюджетную систему РФ в результате обеления рынка. В качестве примера: в прошлом году в бюджет поступило на 23,3 млрд рублей больше, чем годом ранее (2020 - 381,7 млрд рублей, 2021 - 405 млрд рублей).

    Росалкогольрегулирование уверено, что автоматизированная система гарантирует качество алкоголя на 100%, ученые - лишь на три четверти

    А что касается доли нелегальной продукции на рынке, определить и озвучить ее пытается огромное количество экспертов разного уровня. Но единой методики подсчета объемов нелегального рынка пока не существует. Сейчас работает принцип - кто платит, тот заказывает музыку, - "Нужна негативная история - нет проблем, хотите получше - тоже можем!". Поэтому мы обратились в минфин с предложением о разработке такой единой методики оценки доли нелегального алкоголя.

    Сколько нелегального алкоголя изъяло и уничтожило Росалкогольрегулирование за 2021 год?

    Игорь Алёшин: В прошлом году Росалкогольрегулированием совместно с ФСБ России и МВД России изъято 480 единиц основного технологического оборудования с 92 подпольных заводов, в том числе 59 линий розлива. Изъято больше 12 млн литров этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. По решениям судов уничтожено около 12,5 млн литров - это сырье и готовая продукция, которые были изъяты ранее и находились на хранении.

    Эксперты оценивают, что по результатам года россияне стали больше пить крепкого алкоголя, в частности водки. С чем это может быть связано?

    Игорь Алёшин: Мы наблюдаем изменение структуры потребления. Но я бы отметил все же другую тенденцию. Мы стали все меньше устраивать большие обильные застолья. Все чаще потребитель отдает предпочтение вину, ликеро-водочным изделиям, виски, слабоалкогольной и пивоваренной продукции. Но говорить об устойчивом тренде и массовом отказе от водки пока, конечно, преждевременно.

    В 2021 году мы больше или меньше выпили алкоголя?

    Игорь Алёшин: Объем продаж маркируемого алкоголя по чекам практически не изменился - за год он снизился на 0,8% - на 1,8 млн дал, до 212,5 млн дал.

    Весной начнется эксперимент по онлайн-продажам алкоголя. Ваше личное мнение - надо разрешать онлайн-торговлю или нет?

    Игорь Алёшин: Надо признать, что, несмотря на запреты, интернет-торговля существует. Возможно, есть смысл допустить к этому 2-3 игроков. Если эти аккредитованные игроки будут находиться внутри рынка, тогда ситуацию можно будет четко контролировать. И заодно они будут конкурировать друг с другом. Возможно, если эксперимент по онлайн-продажам через "Почту России" пройдет удачно, эта практика будет расширена.

    Если эксперимент по онлайн-продажам алкоголя через "Почту России" пройдет успешно, эту практику могут и расширить

    Наверное, онлайн-ресурсов по продаже алкоголя в прошлом году стало больше?

    Игорь Алёшин: В 2021 году решения о блокировке приняты по 5554 сайтам. Это примерно столько же, что и годом ранее. При этом сохраняется тенденция роста и распространения нелегальной онлайн-торговли в регионах.

    С интернет-торговлей алкоголем бороться тяжело, особенно с учетом того, что закон о надзорной деятельности серьезно защищает бизнес. Нам приходится проходить множество процедур, прежде чем мы можем предпринять действия по блокировке таких сайтов. Но мы максимально оперативно реагируем на появление новых каналов сбыта. Мониторим информационное поле самостоятельно, кроме того, помогают неравнодушные граждане.

    Звучали идеи ввести дополнительные ограничения на офлайн-торговлю алкоголем - например, запретить продажу в выходные. Как вы к этому относитесь?

    Игорь Алёшин: Такие решения Росалкогольрегулирование не принимает. Но по опыту могу сказать, что, когда в регионах вводили подобные ограничения в локдаун, по ЕГАИС можно было четко увидеть всплески продаж перед закрытием. Люди понимали, что магазины вот-вот закроют и выстраивались в очереди. То есть меньше пить не стали, но создавался ажиотажный спрос. Если раньше в это время суток покупали алкоголь, допустим, 2-3 человека, то после введения ограничений продаж уже 15-20. Поэтому, перед тем как вводить ограничения, нужно все тщательно взвешивать. Возможно, они будут иметь обратный эффект.

    В этом году обострилась проблема отравлений метанолом. Как относитесь к идее денатурации метилового спирта? Сейчас метанол ни одно из ведомств, по сути, не контролирует. Высказывались предложения отдать под контроль метанол Росалкогольрегулированию. Вы готовы "взять под крыло" это направление?

    Игорь Алёшин: Да, если такое поручение будет дано правительством. Сейчас отсутствует жесткий контроль производства и оборота метанола в России. Осенью прошлого года эти вопросы обсуждались на профильных комитетах в Совете Федерации, Госдуме и минфине. Участники обсуждений пришли к мнению о необходимости утверждения требований к производству и обороту метанола, в том числе к учету производства и оборота; денатурации метанола либо его окрашивании; установлении запрета на интернет-торговлю метиловым спиртом; ужесточении уголовной ответственности за производство и оборот алкогольной продукции с содержанием ядовитых веществ.

    Россияне реже устраивают большие застолья. Но говорить о массовом отказе от водки пока рано. Фото: Алексей Лазарев

    Возьмем, к примеру, газ. Он ведь тоже без запаха. Но в него добавляют вещество, с помощью которого мы сразу можем понять, что происходит утечка. Метанол ни на вкус, ни на запах нельзя отличить от пищевого продукта. Поэтому я считаю, что его надо денатурировать. Вряд ли даже самые отъявленные продавцы нелегального алкоголя, зная о содержании в нем метанола, будут рисковать его реализовывать. Но сейчас они не могут даже понять, закупили они для своего "подвального" производства этиловый или метиловый спирт. Считаю, что необходимо ужесточать ответственность за применение метанола, особенно если речь идет о смертельных случаях.

    Я согласен с сенаторами - важна доступность розничных точек, где можно купить легальный алкоголь. Возьмем село, где школа и 10 домов. Чтобы открыть магазин с легальным алкоголем, надо его ставить далеко в поле. Стоило бы снизить требования к площадям магазинов, в которых разрешается продавать легальный алкоголь. Потому что в том же селе на 10 домов нет больших магазинов. А сейчас Росалкогольрегулирование в случае отравлений в этом селе не может просто так проверить мелкие магазины, у которых нет лицензии и ЕГАИС.

    В Совфеде предложили взять под контроль и рынок самогоноварения. Что это даст?

    Игорь Алёшин: Сейчас позиция по самогону однозначная. Она прописана в нашем отраслевом законе о производстве и обороте алкогольной продукции. Производство самогона для собственных нужд не является нарушением, однако розничная продажа таких напитков запрещена.

    Эксперты считают, что нелегальной продукции в пиве больше, поскольку в этом сегменте ослаблен контроль - в частности, пока не принят законопроект о распространении ЕГАИС на розничные продажи пива. Что можно сделать, чтобы "обелить" этот рынок?

    Игорь Алёшин: В прошлом году в первом чтении был принят законопроект о введении реестра производителей пивоваренной продукции. В реестр автоматически попадут все легальные участники рынка, которые работают сейчас. И только после этого мы начнем проводить проверки, которые подтвердят легальность присутствия производителей в реестре.

    Кроме того, для пивоваров снижается порог, при котором они обязаны устанавливать счетчики готовой продукции: сейчас такие счетчики должны иметь пивоварни с объемом выпуска 300 тыс. дал в год, а надо будет устанавливать счетчики уже от 100 тыс. дал в год. И в ЕГАИС будут фиксироваться объемы производства от большего количества участников рынка.

    Что касается пивной розницы. По поручению правительства сейчас идет эксперимент по маркировке пива. Росалкогольрегулирование совместно с минпромторгом и ЦРПТ уже согласовало схемы взаимодействия ЕГАИС и системы маркировки для того, чтобы максимально снизить нагрузку на бизнес и избежать "двойной фиксации" продукции. Надеемся, что совместная работа ЕГАИС и системы маркировки позволит сократить долю нелегальной продукции на рынке и повысить собираемость акцизов.

    Почему ЕГАИС не распространяется на розничную продажу пива? Это какая-то неприкасаемая каста?

    Игорь Алёшин: Разделяю ваше недоумение. В год выпивается более 900 млн дал различного алкоголя. Из них более 700 млн дал - пиво. А пиво - ведь далеко не только пена. Если пересчитать на спирт, получится примерно 51% - это маркируемый алкоголь, который мы видим, а 49% - то, чего мы не видим, то есть пиво. Кроме того, потребление алкоголя меняется: мы меньше пьем водки и заменяем ее более легкими напитками, в том числе пивом. Но каждое решение на рынке дается тяжело. Даже законопроект о введении, казалось бы, безобидного реестра производителей пока прошел только первое чтение.

    Тем не менее мы наводим порядок в этом сегменте, о чем говорит рост поступления акцизов. Например, если раньше пивовары представляли декларации о производстве и продаже поквартально, то сейчас поквартально подает декларации только розница, все остальные участники цепочки - ежедневно. Мы видим товарно-транспортные потоки. Понятно, что распространение ЕГАИС на розницу замкнет цепочку: сейчас мы видим, сколько произведено пива, но не видим, сколько продано, а если распространить на розницу, выход из системы будет возможен только через кассовый аппарат. Кроме того, контроль будет обеспечен и за качеством продукции. Вот лицензиаты, выпускающие крепкий алкоголь, рискуют за несоответствие ГОСТам не только получением штрафов, так можно и лицензии лишиться.

    Раньше нелегальный алкоголь разливали по подвалам из фармспирта. Как только эту лазейку прикрыли, "в моду" вошли парфюмерные лосьоны

    Есть ли смысл усиливать контроль по каким-то еще видам алкоголя? Где еще есть лазейки для нелегального алкоголя?

    Игорь Алёшин: Мы постоянно отслеживаем ситуацию и выявляем возможные риски появления "альтернативных" видов продукции: суррогатов или жидкостей "двойного назначения", которые могли бы составить конкуренцию легальному алкоголю. Конечно, речь не о прямой конкуренции, а об оптимизации затрат путем уклонения от уплаты акцизов и налогов.

    Например, раньше фармацевтического спирта продавалось на 5 млн дал больше. Он легально продавался в интернете, и мы ничего не могли с этим сделать. Его свободно покупали, разливали в подвалах и на рынок выходил нелегальный алкоголь. Сейчас мы убрали эту лазейку. Примерно 2 млн из этого объема мы вернули в пищевое производство. Но появилась другая. Сейчас "выручает" парфюмерно-косметическая продукция - есть лосьоны с содержанием 70% спирта. И сразу в разы увеличилось количество заявлений на получение лицензии на выпуск парфюмерно-косметической продукции, и отказывать мы в этом не можем. Но мы готовим сейчас предложения для изменений законодательства, чтобы свести на нет и эту возможность.

    Инфографика "РГ"/ Александр Чистов/ Татьяна Карабут

    Счетная палата (СП) по результатам проверки Росалкогольрегулирования предложила, например, выдавать производителям алкоголя бессрочные лицензии. Вы проработали замечания аудиторов?

    Игорь Алёшин: Мы всегда очень внимательно относимся к замечаниям и рекомендациям Счетной палаты. Уже выдаются пролонгированные лицензии на 15 лет крестьянско-фермерским хозяйствам, которые производят винодельческую продукцию. Но введение бессрочного лицензирования производства может создать реальный риск снижения контроля и предпосылки для роста нелегального производства и оборота продукции.

    Мы постоянно снижаем нагрузку на бизнес. В рамках "регуляторной гильотины" количество нормативных актов в отрасли сократилось более чем в пять раз - со 150 с лишним до 30. Отменено обеспечение за использование марок - это банковская гарантия, денежный залог и другие, предусмотренные Гражданским кодексом.

    Отмена обеспечения избавила бизнес от значительной финансовой нагрузки. Ежегодно участники рынка тратили на это несколько миллиардов рублей. Кстати, отказ от банковских гарантий стал возможен благодаря повсеместному внедрению поштучного учета алкогольной продукции в системе ЕГАИС.

    По поручению зампреда правительства Дмитрия Григоренко, в Калининградской области мы провели эксперимент по внедрению упрощенной процедуры начала деятельности по розничной продаже алкоголя. Он называется "Цифровая розница". Соискатель может подать пакет документов, не выходя из дома, - прямо в системе ЕГАИС. Весь документооборот и результаты проверок органами власти отражаются в личном кабинете ЕГАИС. Эксперимент был признан успешным, и сейчас, если будет принято соответствующее решение, мы готовы внедрять такую схему работы по всей стране.