24.02.2022 16:22
    Рубрика:

    Вторичных ресурсов в России в несколько раз больше, чем нужно экономике

    Объявив отвалы пустой породы "побочными продуктам", компании смогут получить три года на их продажу или отсрочить плату за негативное воздействие на окружающую среду. Такие положения содержит законопроект о внесении изменений в законы об отходах и об охране окружающей среды. Его подготовила группа депутатов во главе с председателем комитета Госдумы по экологии Дмитрием Кобылкиным.
    Алексей Куденко/РИА Новости
    Алексей Куденко/РИА Новости

    Цель этой инициативы - вовлечь как можно больше отходов в хозяйственный оборот, объяснили в комитете Госдумы. Он позволит компаниям объявлять то, что остается после производства основной продукции, "вторичным сырьем" или "побочным продуктом производства" и далее включать эти вещества и предметы в свою технологическую или продавать. При этом установлен трехлетний лимит на хранение такого "дополнительного" товара. Если за это время сбыть или использовать накопленное не получится, его признают отходом со всеми дальнейшими последствиями, в том числе начислением платы за негативное воздействие на окружающую среду, а они довольно существенные - 14,5 млрд рублей в год.

    Кроме того, законопроект закрепляет обязанность каждого сортировать свой мусор. Предполагается, что это поможет вдвое сократить объемы полигонного захоронения.

    Поддерживая стремление государства увеличить оборот вторичных ресурсов и уменьшить захоронение отходов, эксперты и участники рынка обнаружили в документе и возможности, и подводные камни.

    "Раздельное накопление упростит вовлечение более 20 млн тонн отходов упаковки в утилизацию и повторное использование, - считает исполнительный директора РусПЭК Любовь Меланевская. - Стратегия по созданию централизованных сортировок в целом не оправдала себя - сейчас это признают и утилизаторы, с которыми мы работаем, и компании, добросовестно относящиеся к своей экологической ответственности. Мы уверены, что раздельное накопление необходимо для того, чтобы сократить полигонное захоронение в два раза - как минимум на 30 млн тонн".

    Быть осторожней с цифрами призывает директор института экологии НИУ ВШЭ Борис Моргунов. Прохождение через сортировку не означает автоматическое разделение всей массы отходов на полезные фракции, поясняет он. В лучшем случае можно говорить о том, что вторсырьем становится 20% от поступившей массы, а на множестве станций речь идет лишь о 5-7%.

    "Отобрать вторичный ресурс еще не означает отправить его на переработку, неликвидные фракции могут достаточно долго захламлять склады, а потом все равно оказаться на полигоне", - объясняет Моргунов.

    То же самое справедливо и для промышленных отходов, добавляет член научно-технического совета Росприроднадзора, советник гендиректора Лиги переработчиков макулатуры Наталья Беляева. Например, за год в отвалах оказывается до 3,5 млн тонн фосфогипса (побочного продукта при производстве удобрений). Это вполне ликвидное сырье, но годовая потребность в нем экономики страны всего 20 тысяч тонн. Сельское хозяйство за год производит более 300 тысяч тонн навоза и помета, а использует только 40% от этой массы.

    "Максимум, что может случиться - замена полигонов с мусором теми же полигонами, но только с вторичными материальными ресурсами, - прогнозирует Беляева. - При этом сам по себе факт законодательного закрепления понятия "вторичные ресурсы" как отхода уже создает правовую неопределенность для предприятий. Уже есть проблемы с интерпретациями того, какие прямые или побочные продукты производства называть товаром, а какие продукцией, отходами, сырьем… Эти путаница только усугубится".

    В РусПЭК обращают внимание еще на одного оставшееся ограничение: вторсырье по-прежнему запрещают использовать в пищевой промышленности, хотя современные технологии позволяют исключить любую биологическую опасность при создании новой упаковки из переработанного мусора.