27.02.2022 07:00
    Рубрика:

    В Театре Наций поставили спектакль по дневникам Солженицына

    На Малой сцене Театра Наций состоялась премьера спектакля режиссера Марина Брусникиной "Наше все… Ваш А. Солженицын". На сцене народный артист Авангард Леонтьев, молодые актеры Мастерской Брусникина и пианист Андрей Дубов. Спектакль продолжил литературный цикл "Наше всё", начатый Леонтьевым в 2015 году. Его героями были Пушкин и Циолковский, Чехов и Нодар Думбадзе, Тургенев и Ахматова, Бродский и Бабель. Теперь - Солженицын.
    Предоставлено Театром Наций
    Предоставлено Театром Наций

    "Идея спектакля родилась в 2018 году, когда отмечали 100-летие со дня рождения Александра Исаевича, - рассказывает Авангард Леонтьев. - Тогда в МХТ им. Чехова прошел вечер-посвящение писателю. Марина Брусникина была режиссером, мы с Евгением Мировым принимали участие. И нам очень захотелось, чтобы слово Александра Исаевича вновь зазвучало в Театре Наций. Название подсказал сам герой, который так и подписывал свои письма и документы: Ваш А. Солженицын".

    Спектакль получился камерным и лаконичным. Пустые стены, черные деревянные табуреты, черные металлические плафоны и неяркие электрические лампочки. Они вспыхивают одна за другой, будто высвечивая из глубины воспоминаний самое сокровенное. Главное в аскетичной сценографии Александра Боровского - атмосфера внутреннего одиночества. Из писем, документов, переплетающихся с отрывками из книг, вырастает глыба Солженицын.

    Об этом говорит и режиссер Брусникина: "Это такая глыба - Александр Солженицын, что страшно прикасаться. Больше всего меня поразило, как он принимал этот мир - несмотря ни на что. Это ощущение счастья там, где его и быть не может, просто поражает. Его путь, его любовь к Родине, его творчество - уникальны. Это я и хотела показать".

    Задача непомерная - уместить в рамках спектакля целую жизнь большого писателя. Выбрали небольшой, очень важный период - от начала ссылки в Казахстан в 1953 году до Нобелевской речи в Стокгольме в 1974-м. "Думаю, молодое поколение знает имя Солженицына как идеолога, философа - но тексты его вряд ли кто-то из юношей читал, - объясняет Марина Брусникина. - А это замечательный русский прозаик. Нужно открывать Солженицына…".

    Два десятка лет вместили столько, сколько другим хватило бы на всю жизнь: в том числе здесь и борьба с коварной онкологией. Он победил болезнь, и в эти годы, как писал сам Солженицын, "научился жить по мудрой русской пословице: "Счастью не верь, беды не пугайся". Само ощущение жизни есть уже награда - и в несчастьи оно бывает даже острей и глубже, чем в счастьи".

    Молодежь знает Солженицына, как идеолога, философа - но тексты его вряд ли кто-то из юношей читал

    В шестьдесят втором "Новый мир" напечатал его "Один день Ивана Денисовича". Солженицын писал: "Я помолодел лет на 20…". Ахматова откликнулась: "Светоносец! Свежий, подтянутый, молодой, счастливый! Мы и забыли, что такие люди бывают…"

    Фото: Предоставлено Театром Наций

    Свидетели эпохи говорят в спектакле голосами актеров-брусникинцев. Голосами молодыми и отчаянными. Они же отчеканили решение ЦК КПСС конфисковать его книги. 1966-й Солженицын назовет годом своего провала: он потерял весь архив. А новый шанс, подаренный судьбой, был связан с маленьким хуторком под Тарту, где за две зимы он написал "Архипелаг ГУЛАГ": "Так, как эти 146 дней в Укрывище, я не работал никогда в жизни, это был как бы даже не я, меня несло, моей рукой писало, я был только бойком пружины, сжимавшейся полвека и вот отдающей...". Октябрь 1970-го взорвался новостью из Стокгольма: Солженицыну присуждена Нобелевская премия по литературе "За нравственную силу, с которой он продолжил извечную традицию русской литературы".

    Авангард Леонтьев вспоминает: еще в 1960-е студентом бегал в театральную библиотеку, прочитать "Один день Ивана Денисовича": "Именно тогда возникло мое безмерное уважение к этому человеку. Александр Исаевич очень важный человек для России, ее культуры, литературы, общества, лично для меня". Спектакль Леонтьев завершил словами другого нобелевского лауреата Иосифа Бродского: "Если советская власть не имела своего Гомера, в лице Солженицына она его получила...".

    Что могут открыть внимательному зрителю страницы непростой судьбы писателя? Возможно, кто-то скажет вслед за Солженицыным: "Постепенно открылось мне, что линия, разделяющая добро и зло, проходит не между государствами, не между классами, не между партиями, - она проходит через каждое человеческое сердце - и черезо все человеческие сердца".

    Фото: Предоставлено Театром Наций
    Прямая речь

    Наталия Солженицына, вдова писателя:

    - Сидя на спектакле среди зрителей, я, конечно, испытываю сильные чувства. Но они двоякие. С одной стороны, я счастлива, что публицистическое слово Солженицына звучит со сцены и сможет дойти до людей, которые, может быть, не читали его текстов. Солженицын так умел выбирать и составлять слова, что высказанные им мысли и сегодня захватывают читателей и слушателей, его публицистика - это высоко художественная проза. С другой стороны, мне горько от того, что она все еще актуальна. Эта боль за Россию, которая сопровождала Солженицына всю жизнь, до сих пор себя не изжила. По разным причинам, объективным и субъективным. Но эта горькая актуальность делает спектакль насущным. Бывают такие лица, на которые полезно смотреть, бывают такие книги, которые полезно читать, бывают и спектакли, которые полезно смотреть. Кроме того меня, конечно, обуревают воспоминания о том, как многие из этих текстов рождались, как мы их обсуждали, доводили до ума, отдавали в публичность…