Рубрика:
    11.03.2022 22:14

    Один против шестерых: как погиб русский миноносец "Стерегущий"

    Миноносец "Стерегущий" принял бой с шестью японскими кораблями 10 марта 1904 года. Против четырех пушек русского эсминца было 64 японских. Подвиг "Стерегущего" и без того впечатляющий, быстро оброс легендами
    10 марта (по новому стилю) 1904 года два русских эскадренных миноносца - "Стерегущий" и "Решительный", возвращаясь из разведывательного плавания, столкнулись с четырьмя японскими миноносцами и двумя тяжелыми крейсерами.
    Товарищество Голикс и Вильборг. Издание Н. Апостоли. III. / wikipedia.org
    Товарищество Голикс и Вильборг. Издание Н. Апостоли. III. / wikipedia.org

    Японские суда вынырнули из утреннего тумана, что для русских моряков, двигавшихся от острова Эллиота к Порт-Артуру, стало полной неожиданностью. Это были миноносцы "Акэбоно", "Садзанами", "Синономэ", "Усугумо" и присоединившиеся к ним крейсера "Токива" и "Титосэ". Поскольку силы были неравны, русские эсминцы попытались уйти в Порт-Артур не принимая боя. Командир "Решительного" Федор Боссе решил оторваться от японцев, и, пользуясь преимуществами своей двигательной установки, сумел уйти на скорости на базу. Правда при этом "Решительный" не избежал попаданий японских снарядов, несколько членов экипажа, включая самого Боссе, получили тяжелые ранения.

    Отставший эсминец "Стерегущий" вынужден был принять бой с шестью кораблями. Против четырех пушек русского эсминца было 64 японских. Отбиваясь, "Стерегущий" шел к базе Порт-Артура. И, возможно, ему удалось бы прорваться, но вскоре снаряд влетел в угольную яму судна, и мощный взрыв вывел из строя оба котла. Эсминец оказался обездвиженным. Затем кончились и боеприпасы.

    Командир корабля лейтенант Александр Сергеев в ходе боя был смертельно ранен. Последний его приказ был таков: ни в коем случае не сдаваться. Моряки отстреливались из винтовок, подняв пробитый осколками флотский флаг. Однако вскоре стрельба затихла, палуба была усеяна телами погибших.

    Японцы решили, что весь экипаж погиб. Они подошли к судну, чтобы взять его на буксир. Для этого с одного из японских кораблей спустили шлюпку с матросами. Они поднялись на борт "Стерегущего". То, что там увидели японцы описано в рапорте мичмана Хитаро Ямазаки: "В полубак попало три снаряда, палуба пробита, один снаряд - в правый якорь. С обоих бортов снаружи следы от попаданий десятков больших и малых снарядов, в том числе пробоины близ ватерлинии, через которые при качке в миноносец проникала вода. На стволе носового орудия след попавшего снаряда, близ орудия труп комендора с оторванной правой ногой и сочившейся из раны кровью. Фок-мачта упала на правый борт. Мостик разбит в куски. Вся передняя половина судна в полном разрушении с разбросанными осколками предметов. В пространстве до передней трубы валялось около двадцати трупов, обезображенных, частью туловища без конечностей, частью оторванные ноги и руки - картина ужасная, в том числе один, видимо офицер, на шее у него был надет бинокль. В средней части миноносца с правого борта одно 47-мм орудие было сброшено со станка и исковеркана палуба. Кормовой минный аппарат был повернут поперек, видимо, готовый к выстрелу. В кормовой части убитых было немного - только на самой корме лежал один труп. Жилая палуба была совершенно в воде, и войти туда было нельзя".

    Из 53 членов команды эсминца в живых оставались четыре матроса, которых взяли в плен. Судно прицепили тросом к ближайшему японскому кораблю. Но попытка сдвинуть "Стерегущий" с места окончилась неудачей: трос лопнул, эсминец дал крен и в течение нескольких минут затонул.

    Капитан "Решительного" Боссе по прибытии в Порт-Артур до того, как потерять сознание, успел отрапортовать командующему Тихоокеанской эскадрой адмиралу Степану Макарову о положении "Стерегущего". Макаров отправил к месту боя два легких крейсера - "Новик" и "Баян". Однако они прибыли поздно: эсминец затонул на глазах команд этих судов. О чем капитаны и сообщили в Порт-Артур. Макаров приказал: в бой не вступать, возвращаться на базу.

    Подвиг "Стерегущего" и без того впечатляющий, быстро оброс легендами. Они появились, в том числе, и с подачи британской газеты "Таймс". В одной из статей утверждалось, что эсминец затонул не сам по себе, а два матроса, спустившись в трюм, открыли кингстоны и иллюминаторы. Статья была перепечатана в России, и в появившемся 7 лет спустя памятнике "Стерегущему" была изображена сцена затопления корабля уцелевшими матросами. Один из них - машинист Василий Новиков, вернувшись из плена, утверждал, что кингстоны открыл именно он. Добавило страстей к обсуждению обстоятельств гибели "Стерегущего" и письмо морского министра Японии Ямомото выжившим русским морякам: "Вы, господа, сражались храбро за свое Отечество, и защищали его прекрасно. Вы исполнили свой долг, как моряки. Я искренне хвалю вас, вы - молодцы!"

    Однако специально созданная в Петербурге следственная комиссия увидела противоречия в рассказах матросов и вынесла суждение, что эсминец затонул от повреждений без всякой посторонней помощи. Тем более, что никаких кингстонов в машинном отделении корабля не было. Также всплыл и отчет японцев, где указывалось, что в трюмах людей не было, все выжившие находились на палубе.

    Что, конечно, не умаляет подвиг всего экипажа, принявшего неравный бой и почти полностью погибшего.