20idei_media20
    15.03.2022 16:34
    Рубрика:

    Петр Налич рассказал о новом альбоме "Песни пиратов"

    Если бы в Книге рекордов Гиннесса была номинация для музыкантов, увлеченных наибольшим количеством стилей и жанров, то в ней без сомнения первенствовал бы Петр Налич. После спетой на "Евровидении" баллады Lost and Forgotten, он исполнял романсы, оперные партии, неаполитанские песни, оркестровый джаз в традициях Леонида Утесова, софт-рок с использованием электрических, акустических и фольклорных инструментов. И теперь опять удивил. Вначале выпустил диск "Песни пиратов", оказавшийся уже десятым, но первым, спетым только на русском языке, проявив интерес к более тяжелой рок-музыке. А затем - более привычный для себя Vivamus - уже в основном романсовый, лирический, с эпизодическим использованием пяти языков - от русского и английского до итальянского и латыни. Впору было задуматься поклонникам о том, кто Налич сегодня в первую очередь - рокер, романтик или поклонник песенного неоклассицизма и барокко?! И каких еще сюрпризов ждать от него на презентации альбома "Песни пиратов", назначенной на 17 марта, в столичном Вегас Сити Холле. Накануне премьеры Петр Налич ответил на вопросы обозревателя "РГ".
    Елена Волкова
    Елена Волкова

    Презентация "Песен пиратов" из-за пандемии COVID-19 несколько раз переносилась. Это хорошо, что новые песни "немного отлежались", или плохо, потому что творческие люди спустя какое-то время нередко хотят уже все переделать и начинают мучиться очередными сомнениями?!

    Петр Налич: Действительно, есть и плюсы, и минусы. Ведь песни с тех пор не только "отлежались", но и "выигрались", потому что многие из них мы уже исполняли и на концертах, и в радиоэфирах. Но плюсов больше: теперь мы кое-что усовершенствовали в аранжировках и в общем саунде.

    Почему только в десятом альбоме вы спели исключительно на русском языке? Ведь в самом первом, откуда и ваш дебютный сингл Guitar, вы предпочитали фрагментарно и русский, и английский, и каламбурный, затем изучили неаполитанский диалект и даже изобрели свой язык - "бабурси"… Есть ли в названии диска обычно присущая вам ирония, отчего героями стали именно "пираты"?! И в чем его главное сокровище для вас самого?

    Петр Налич: Думаю, иронии в нем нет совсем, разве что в песне "Половники и вилки". Зато есть отстраненность, без движения времени. И только песня "Как я стал пиратом" претендует на что-то личное и интимное. А в целом этот альбом - фантазия о некоем лирическом герое, который описывает свой странный путь в пиратство через нераздельную любовь. В итоге интонация диска и потребовала более тяжелого звучания. Но это все же не хард-рок, а скорее, романсы в тяжелых фактурах. И поэтому ни итальянский, ни, как вы говорите, "каламбурный" язык тут уже не потребовались.

    В итоге у вас получился редкий сегодня жанр - концептуальный альбом, постепенно превращающийся в одну большую и увлекательную музыкальную историю, или вы решили создать эдакий рок-мюзикл?

    Петр Налич: Попытки просто залезть в какой-то новый для себя жанр не было. Я не коллекционер, по сути. Просто так у меня получается. И, честно говоря, жанр классического мюзикла или классической оперетты меня сегодня совсем не привлекает.

    По первому образованию вы архитектор, закончивший МАРХИ, второе и третье - композиторский и вокальный факультеты Московской консерватории - Гнесинской академии. Сочетание для звезд популярной музыки очень необычное. Каким при этом вы видите "золотое сечение" собственного творчества?

    Петр Налич: Ох, не знаю. В данный момент я занимаюсь дипломом - это нечто оперное. Или вернее, вокально-музыкально-драматическое. Сталкиваюсь с новыми сложностями: крупная форма, работа с текстом. Драматургия. Надеюсь, я смогу их преодолеть. Одновременно мы репетируем перед концертом, и я ловлю себя на мысли на том, как же сильно люблю самые простые и прозрачные песни! Хотя, впрочем (улыбается), объемные и мрачные тоже люблю!

    Так что про золотое сечение я не знаю. Стараюсь делать то, что получается живо. Это ощущение, когда странный еще разрозненный и зыбкий мир какой-нибудь сочиняемой песни вдруг становится не придуманным-надуманным, а живым, настоящим, подлинным. Стараюсь ловить такие моменты.

    Думать о продаже альбома, когда его пишешь, вредно

    Теперь в вашем репертуаре и тяжелая музыка, и "Ариозо Ленского", другие оперные произведения, а еще - русские классические романсы, неаполитанская песня, советские песни времен Отечественной войны, оркестровый джаз, современный поп-рок, музыка для театрального спектакля… много самой разной музыки… Это значит: вы продолжаете искать себя, попробовать все возможности своего голоса или просто по жизни такой человек неугомонный? И добившись успеха в чем-то одном, пресыщаетесь, вам наскучивает и поэтому снова движетесь еще куда-то дальше?

    Петр Налич: Да, такова приблизительная карта моих передвижений в мире музыки. (Улыбается). Но я обычный человек, и тщеславие мне не чуждо. Хотя я стараюсь с ним бороться. Конечно, мне хочется, чтобы много-много людей слушали мою музыку. И делать ее такой, чтобы она была живая. Знаете, как когда пазл складывается. Вот такое ощущение.

    А в каком именно музыкальном жанре - это уж как получается. Вот в "Песнях пиратов" у нас появляются и несколько настроенческих нот на таком инструменте, как бузуки. Есть и скрипичный ансамбль, и деревянный, и медные духовые. И хор. Да, много там чего у нас есть. Но в итоге пазл и сложился…

    Фото: Елена Волкова

    Вскоре после этого альбома вы выпустили еще один - Vivamus - 10 песен, спетых уже на пяти языках, даже на латыни. И где вновь много романсов, то есть более привычная для вас музыка. Вы специально издали его следом за "Пиратами", чтобы поклонники не подумали, что вы надолго оторвались от своих привычных, любимых ими корней?

    Петр Налич: Нет, просто идея этих двух альбомов созревала почти одновременно. Но в отличие от "Песен пиратов", где все песни новые, Vivamus - это композиции разных лет. Многие из них я уже исполнял в разных составах и записывал. Лет пять назад мы делали программу с дирижером Федором Сухарниковым и камерным оркестром МСО. Там многие эти песни прошли концертную "обкатку". А вот теперь, как мне кажется, они обрели правильное звучание.

    Уже после выхода "Песен пиратов" и Vivamus из России ушли несколько международных стриминговых сервисов, например, Spotify. Вас это беспокоит или вы рассчитываете на то, что отечественные сервисы вполне справятся?

    Петр Налич: Мне вообще ужасно грустно от того, что происходит в мире. Но думать о продаже альбома, когда его пишешь, вредно. Хотя, как говорил Пушкин - "не продается вдохновение, но можно рукопись продать". Доходы от продаж, конечно, упадут. Увеличения числа концертов я не ожидаю. Но надеюсь продолжить давать концерты. И на то, что люди будут слушать то, что я делаю. Всегда надо надеяться.

    Готовитесь ли вы к возвращению летних фестивалей, не состоявшихся прошлым летом из-за пандемии? И какой из новых альбомов добавит больше песен в концертную программу Петра Налича-2022?

    Петр Налич: Кстати, летом мы планируем презентовать Vivamus в Зеленом театре, на ВДНХ. Надеюсь, что он состоится. И на фестивалях, если позовут, будем рады сыграть. А про песни? Некоторые "пиратские" уже вошли в репертуар наших концертов: "Клевер", "Славная рыба". При этом "Контрабандиста" мы играем даже вдвоем с гитаристом Ваней Жуком в камерных концертах. А песню L"istante dell onde с Vivamus можно играть с оркестром, а можно и проще - включить на телефоне "пианинку" (не сложная музыкальная программа с клавиатурой. - прим. ред.) и подыгрывать себе, напевая этот грустный лирический мотив. Если под рукой нет никакого музыкального инструмента!

    Фото: Валентин Монастырский
    Ключевой вопрос

    Считается, что два альбома с интервалом два месяца - по законам шоу-бизнеса - выпускать не выгодно, поскольку покупатели могут запутаться, на каком из них какая музыка?! Да и дороже, если делать пиар. Или вам интереснее жить, опровергая правила?

    Петр Налич: Я давно понял, что если начинаю думать о выгоде, то выходит наоборот невыгодно. Поэтому записываю столько музыки, сколько получается. К сорока годам я пришел к простой мысли, что времени вообще мало. И если есть музыка, надо ее немедленно записывать и выпускать. Вот и все правила.