17.03.2022 00:01
    Рубрика:

    Исполняется 100 лет восстановления Пушкинского заповедника

    Вопрос интересный: а зачем в марте 1922 года надо было восстанавливать Пушкинский заповедник? Что с ним такое произошло?

    Мельницу на берегу Сороти установил Гейченко. Фото: Юрий Лепский/РГ

    Ответ не менее интересен. В феврале 1918 года усадьбы Михайловское, Тригорское и Петровское были разграблены и сожжены. Кто же надругался над русской культурой: иноземный враг, коварный предатель, безумец? Нет. Пушкинские дома сожгли и разграбили местные крестьяне, ведомые революционными помыслами. Есть поразительные свидетельства этого классового хамства ("Окаянные дни" великого Ивана Бунина по сравнению с ними образцы салонной прозы).

    Вторую смертельную рану заповеднику нанесли фашисты. Они уничтожили здания усадеб, постройки Святогорского монастыря, повредили могилу Пушкина (сволочи!), искорежили ансамбли усадебных парков. Но главное их достижение состояло в том, что они все заминировали: поставили и зарыли 14 тысяч мин и 36 фугасов. Три мины-сюрприза с химическими взрывателями эти технические интеллектуалы, соотечественники Бетховена и Гете заложили в основание памятника Пушкину.

    Усадьба в сумерках. Фото: Юрий Лепский/РГ

    Такое, с позволения сказать, "хозяйство" и досталось в 1945 году нашему великому музейщику, фронтовику Семену Степановичу Гейченко. Под его руководством и при его деятельном участии оживал заповедник, постепенно возвращаясь к тому, чем был он для Пушкина - местом ссылки, творческого уединения, высокого одиночества, как говорил Боратынский.

    И когда не стало Семена Степановича, в заповедник пришел его ученик Георгий Василевич, сохранивший главное из сделанного Гейченко, но сделавший это место европейского класса ландшафтным музеем.

    Фото: Юрий Лепский/РГ

    Заповедник помнит все: и революционную разруху, и фашистское хамство, и долгое лечение, когда заботливым доктором Михайловского был Семен Гейченко, и ежедневное охранение Пушкинского пейзажа от посягательств современного отечественного хамья.

    Они сохранили это место. И теперь оно нуждается в нашей помощи.

    Озеро в Тригорском парке. Фото: Юрий Лепский/РГ

    Нужно установить и открыть в поселке Пушкинские Горы памятник Семену Степановичу Гейченко - нашему легендарному музейщику, гению этого места. Нужно, однако не можем пока.

    Вот строчки из письма Георгия Николаевича Василевича, нынешнего директора заповедника:

    "Открыть памятник 17 марта мы не успеем, поскольку из 7,2 млн рублей удалось собрать лишь 3,5 млн. Предстоит найти средства, чтобы оплатить часть работ по созданию памятника, по устройству каменного постамента, перевозке и установке скульптуры, выплатить гонорар скульптору. Учитывая все обстоятельства, ближайшая дата, когда может состояться открытие памятника, - во время Пушкинского праздника поэзии 4 июня.

    Автор, скульптор Юрий Викторович Злотя, тем не менее осуществил отливку в долг, сегодня памятник существует в том виде, как на фотографии, датированной 14 февраля 2022 года.

    В этом году С.С. Гейченко исполнилось 120 лет. Об этом свидетельствует метрическая запись в церковной книге. По паспорту С.С. Гейченко родился 14 февраля 1903 года".

    Словом, надо собрать 3 миллиона 700 тысяч рублей. Попробуем? Поможем Пушкинскому заповеднику? Вот его реквизиты.

    Внимание! Всем, кто пожелает пожертвовать деньги на создание памятника С. С. Гейченко. Обязательно укажите в назначении платежа "Пожертвование на создание памятника С. С. Гейченко"

    Таким будет памятник С.С. Гейченко.