24.03.2022 18:10
    Рубрика:

    Продажа российского газа за рубли будет снижать влияние доллара в мире

    Россия намерена перевести расчеты за экспорт товаров в Евросоюз, США и другие недружественные страны в рубли. Начать переход решено с газа - стратегически важного для Европы продукта. Об этом заявил президент Владимир Путин на совещании с членами правительства.
    iStock
    iStock

    Доля импорта из нашей страны на европейском газовом рынке около 40% от общего потребления. Сами европейцы признают, что совсем отказаться от российского газа не получится, и даже частично снизить его потребление будет проблематично. А вот переход на рубли в торговле газом для европейских компаний возможен, и технически в этом нет ничего сложного. Переход на рубли уже поддержали Молдавия и Болгария.

    При этом реакция некоторых других стран ЕС на решение России оказалась достаточно жесткой. Президент Сербии Александр Вучич заявил, что заявление России стало неожиданным для Евросоюза и может принести массу проблем. Он подчеркнул, что ЕС не может сразу отказаться от российского газа, так как это привело бы к двузначному росту цен.

    Глава комитета бундестага ФРГ по энергетике и защите климата Клаус Эрнст подтвердил, что переход на рубли технически возможен, однако это заставит Европу обходить собственные санкции, введенные в отношении России.

    Какие санкции придется обходить, Эрнст не уточнил, рубль в Европе не запрещен, как и торговые операции с ним. ЕС сами усложнили себе жизнь, введя санкции против крупнейших российских банков, но они могут воспользоваться услугами других отечественных банков или покупать их через биржу. Также ЕС запретил ввозить в Россию наличные евро, но едва ли энергетические компании собираются покупать рубли для оплаты нашего газа за наличные.

    Фактически новая схема, предложенная Россией, повысит конвертируемость рубля и будет способствовать его укреплению, считает аналитик "Финам" Сергей Кауфман. Но и переоценивать влияние этого решения на рубль также не стоит, считает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Объем валюты на нашем рынке увеличится всего на 20%.

    Раньше "Газпром" был обязан, получив за поставки газа валюту, 80% от выручки продать на бирже. Теперь иностранные компании будут вынуждены сначала купить за валюту рубли на нашем рынке, а потом заплатить ими "Газпрому", уточняет Симонов.

    По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), в 2021 году "Газпром" - единственный экспортер трубопроводного газа из России, продал за рубеж газа на 55,5 млрд долларов. Весь экспорт составил 203,5 млрд кубометров, на страны дальнего зарубежья пришлось 185 млрд, но в этот объем входят поставки в Турцию и Китай. На Евросоюз, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), пришлось 145 млрд кубометров трубопроводного газа, чуть более 71% от общего объема. Понятно, что цены поставок для Европы, стран СНГ, Турции и Китая разные. Но поскольку для Евросоюза они были изначально выше, то поставки в ЕС составили минимум - 39,4 млрд долларов. Ранее "Газпром" обязан был бы продать только 31,5 млрд долларов выручки на российском рынке, теперь на него поступит весь объем, то есть на 7,9 млрд больше. Для сравнения, в 2014 году ЦБ, спасая рубль от девальвации, выпустил на рынок около 150 млрд долларов.

    В переходе на рубли в расчетах за поставки российского газа для европейских компаний технически нет ничего сложного

    Основной удар переход на рубли в торговле газом с Евросоюзом нанесет по доллару, считает Симонов. Это разрушает систему торговли энергоресурсами за доллары, а значит, и влияние доллара на мировом рынке. Здесь мы не одиноки, сейчас Саудовская Аравия ведет переговоры с Индией о торговле нефтью за рупии, а с Китаем - за юани, отмечает эксперт.

    Основные доводы европейцев против перехода на рубли сводятся к тому, что это нарушает условия контрактов. Например, об этом заявил глава минэкономики Германии Роберт Хабек. По его словам, это показывает, что Россия не является стабильным партнером в вопросе поставок энергоносителей.

    Здесь стоит напомнить, что за все время с начала экспорта газа из России в Европу с нашей стороны не было сорвано ни одного договора, поставки шли в срок и в требуемом объеме. Что касается юридической стороны вопроса, то, как отметила член ассоциации юристов России, эксперт по информационной безопасности Евгения Мешкова, переход на рубли в торговле газом по уже заключенным в евро и долларах контрактам, даже при отсутствии такой опции в контракте, возможен в том числе по решению или согласию одной из сторон. Президент страны и Банк России определят порядок приобретения российской валюты на внутреннем рынке России зарубежными покупателями российского газа. "Газпром" с учетом этого порядка на основании введенных санкций внесет соответствующие изменения в газовые контракты.

    По мнению Мешковой, к разрыву контрактов и судебным разбирательствам одностороннее решение России не приведет, потому что долгосрочные контракты заключены по формуле "бери или плати". Суды и штрафы будут возможны, только если "Газпром" перестанет осуществлять транзит, поставку газа покупателям, то есть выполнять взятые на себя контрактные обязательства.

    Естественно, не осталось без внимания решение России и в Азии. Министр финансов Японии Сюнъити Судзуки заявил, что пока не понимает, как расплачиваться рублями за поставки энергоносителей.

    С начала экспорта газа из России в Европу с нашей стороны не было сорвано ни одного контракта, поставки шли в срок и в требуемом объеме

    Но это заявление сделано, скорее, на общей информационной волне, нежели из-за действительной озабоченности Токио возможными проблемами в расчетах с нашей страной. Япония покупает только сжиженный природный газ (СПГ), о котором речи на совещании у президента РФ не шло. Торговля СПГ ближе к нефтяному рынку, не привязана к газопроводам, к тому же значительные объемы продаются по спотовым контрактам (быстрой покупки и отгрузки).

    А как отметил эксперт ИРТТЭК Кирилл Родионов, в отношении нефти переход на рубли вряд ли будет интересен российским компаниям, которым экспортные валютные доходы обеспечивают хоть какую-то стабильность в условиях турбулентности.