20idei_media20
    06.04.2022 18:38
    Рубрика:

    Девять дней Александринского театра в Москве и "Золотая маска" для Валерия Фокина

    Сцена умеет предсказывать события и реконструировать их последствия. Девять дней гастролей Александринки в Москве предоставили отличную возможность выяснить в театре свои личные отношения с историей.
    Владимир Постнов
    Владимир Постнов

    "Для Александринского театра как для первого национального театра России всегда были важны темы художественного осмысления российской истории, в последнее десятилетие - это были темы российского XX века, темы изменения общества и человека, которые повлекла за собой русская революция. Именно поэтому в программу Дней Александринского театра вошли спектакли "Рождение Сталина", "Маузер", "Дети солнца". Работы принципиально разные и по материалу, и по авторским взглядам. Но в равной степени посвященные исследованиям образа человека XX века, столь важному для понимания нас, сегодняшних", - слова художественного руководителя Валерия Фокина звучали камертоном гастрольным показам, масштабность которых трудно переоценить.

    Места действий - большие и малые сцены МХТ им. Чехова и ЦИМа, репетиционные залы и светские портретные фойе, аудитории Российского института театрального искусства (ГИТИСа) и Российской государственной библиотеки искусств, пространства музея "Дом Гоголя" и онлайн просторы... Спектакли, мастер-классы, актерские тренинги, лекции, презентации новых театральных книг... Аншлаги такие везде, точно театральные персонажи и впрямь могут дать конкретный ответ: как жить дальше. А неизведанные сюжеты русской сцены и уроки прошлых сломов истории помочь найти единственно правильный сегодня выход: что всем вместе делать.

    Спектакль "Товарищ Кисляков". Фото: Владимир Постнов

    Пять александринских названий объединили программу "Больших гастролей" с фестивалем "Золотая маска": "Рождение Сталина", "Маузер", "Дети солнца", - спектакли большой сцены; "Товарищ Кисляков", "Нана" - конкурсные постановки малой формы. Коллекция впечатлений: эмоционально очень сильные исторические полотна Валерия Фокина ("Рождение Сталина") и Теодороса Терзопулоса ("Маузер"), лекционное искусство Александра Чепурова, режиссерские изыскания Николая Рощина и тонкие чеховские интонации Ивана Волкова в ранней горьковской пьесе ("Дети солнца")... Интуиция Андрея Калинина и Ивана Труса ("Товарищ Кисляков"), из забытой советской прозы 20-х годов извлекших сверхактуальное звучание... Финальным нокаутом шла экспрессия и актерские подвиги Анны Блиновой в особняком стоящем спектакле "Нана" - самом, пожалуй, радикальном и натуралистически-откровенном явлении текущей афиши "Золотой маски".

    Валерий Фокин умеет делать зрителей не просто наблюдателями - соучастниками событий

    Мощная режиссерская энергия худрука Александринского театра уже оценена, и судьба одной "Маски" решена заблаговременно - Валерий Фокин получает специальную премию за выдающийся вклад в развитие театрального искусства. Спектакли Новой сцены Александринки "Нана" и "Товарищ Кисляков" с их создателями еще поборются за награды в семи своих номинациях: драм малой формы, лучших исполнителей главных ролей (Анна Блинова в "Нана", Иван Трус в "Кислякове"), режиссера (Андрей Калинин), исполнителей ролей второго плана (Елена Калинина и Семен Сытник в "Нана")…

    Маховик этой гастрольной концепции раскручивался так, что выстраивались неожиданно резкие параллели в судьбах героев романа Эмиля Золя ("Нана") о гибели парижской куртизанки и прозы Пантелеймона Романова ("Товарищ Кисляков") о перерождении (де-факто интеллектуальной проституции) человека, на ходу переобувающегося из интеллигента в пролетарского активиста. А духовная агония новоявленного советского товарища Кислякова рифмовалась дальше с по-чеховски нестерпимыми душевными страданиями господина (еще господина) Протасова (это в "Детях солнца"). И споры о месте и роли интеллигенции, о том, может ли личность идти против массы (в "Товарище Кислякове") можно сказать, аукались в размышлениях остатков этой интеллигенции (в "Детях солнца") об идеальном человеке и о разрыве многих человеческих связей.

    Спектакль "Нана". Фото: Владимир Постнов

    Следующий вектор: душевная болезнь, страсть к безоговорочной власти над мужчиной ("Нана") - и зарождение патологического стремления к власти над миром и управлении массами в "Рождении Сталина" (спектакле, рассказывающем о его ранних годах).

    Хор из театрализованной оратории "Маузер" Терзопулоса (по пьесе Хайнера Мюллера, а в ней и "Тихий Дон" Шолохова, и мотивы "Конармии" Бабеля) тоже вступит в диалог через века и страны. И прежде всего - с голосами из "Бесов" Достоевского в "Рождении Сталина" Фокина. Траектория ледяного света, поражающего души, в спектаклях общая. В "Сталине" режиссер исследует психологию превращения семинариста Сосо Джугашвили в тирана, подчиняющего всех своей воле и отвергающего Бога. В "Маузере" Терзопулос, осмысливая гражданскую революцию как кровавую античную трагедию, подводит человека к отчаянной попытке вырваться из массы и вернуться к своему Богу. Но от прозрения одного раскаявшегося ничего не зависит: его мольбы разбиваются о высокую трибуну равнодушия всех богов, и на высшем суде он оказывается непрощенным наедине со своей совестью навечно.

    Спектакль "Рождение Сталина". Фото: Предоставлено Александринским театром

    В гастрольной палитре характеров - от будущего тирана до прошлого интеллигента - какофония их отдельных болей сливается в единый хор истории. В таких контекстах Валерий Фокин умеет делать своих зрителей не просто наблюдателями - соучастниками событий, поднимающими целые культурно-исторические пласты в своем сознании. Но исследуя прошлое, ему интереснее всего создавать новые смыслы будущего. Знаменатель, к которому он подводит: под какие бы колесницы истории ни кидала судьба человека, смерть все-таки временна, а жизнь вечна.

    Применительно к искусству Александринского театра - абсолютная истина.

    Спектакль "Маузер". Фото: Предоставлено Александринским театром