11.04.2022 06:00
    Рубрика:

    Дмитрий Рогозин: Все ресурсы бросаем на то, чтобы удвоить нашу орбитальную группировку

    В российскую космическую программу в условиях беспрецедентных антироссийских санкций вносятся изменения. Что это за изменения, а также как решается ситуация с запретом на поставку в Россию электронной компонентной базы для космических аппаратов в эксклюзивном интервью "Российской газете" рассказал генеральный директор госкорпорации "Роскосмос" Дмитрий Рогозин:
    Татьяна Андреева/РГ
    Татьяна Андреева/РГ

    "Мы не сможем не внести изменения. Оперативно пришлось пересматривать программу. Потому что очевидно: наши планы по борьбе с конкурентами на коммерческих рынках сейчас становятся менее актуальными. Никакого рынка больше нет. Он захлопнулся, практически перечеркнут западными конкурентами.

    Кстати, я думаю, они и пошли на такой шаг, потому что поняли, что мы сумели противостоять даже появлению новых ракет-носителей у США. Причем противостояли очень успешно не только своей новой ценовой, но и технической политикой. И главное, политикой безопасности: никто, кроме России, не смог продемонстрировать за последние три с половиной года безаварийную серию пусков. На сегодняшний день у нас 82 подряд успешных пуска. Никакая страна в мире похвастаться этим не может. Мы показали, что более чем конкурентны.

    Как пересматриваем планы? Прежде всего стали более аккуратно относиться к международным проектам, понимая на примере проекта "ЭкзоМарс", что при участии западных стран этих проектов просто физически не будет. Так, мы информировали США, что не видим перспективы сотрудничества по программе исследования Венеры, включая проект "Венера-Д", о котором вели переговоры предыдущие годы.

    Мы решили не форсировать переход на новые ракеты-носители, за исключением "Ангары" и "Союза-5". Почему? У нас абсолютно предостаточно средств выведения, эффективных, в том числе тех, которые заменят действующие. Например, вместо "Протона" приходит "Ангара". Появляется ракета промежуточного класса "Союз-5". Что касается ракеты "Союз-2", то после последней модернизации она выглядит очень достойно. Еще полетает.

    У нас проблема не в носителях. Их много, и различных классов. Количество изготовленных ракет просто не помещается в монтажно-испытательных корпусах ракетно-космического центра "Прогресс" и Центра Хруничева. Так что с ракетами все хорошо. У нас с полезными нагрузками проблема - с космическими аппаратами.

    Наш приоритет сегодня - орбитальная группировка наблюдения и связи. Орбитальная группировка в России пока абсолютно недостаточна, чтобы обеспечить хотя бы минимально необходимые потребности. Даже если посмотреть картину, которая вырисовывается в рамках специальной военной операции: на стороне нашего врага, причем, я бы сказал, такого экзистенциального врага, находится весь Запад со своими орбитальными возможностями, группировками связи, широкополосного доступа в интернет, высокодетальной съемки и т.д. А мы для гражданских нужд имеем лишь 12 космических аппаратов наблюдения, которые в основном сосредоточены на теме противопожарной безопасности.

    То есть в ситуации, когда надо помочь нашим Вооруженным силам, мы располагаем достаточно скромными ресурсами. И это беспокоит меня лично. Поэтому принято решение: все работы, которые считаем в этой конкретной ситуации не первостепенными, развернуть таким образом, чтобы выделяемые средства были полностью сориентированы на создание новых космических аппаратов. Нам необходимо удвоить орбитальную группировку. Бросим на это все наши ресурсы - конструкторские, организационные, производственные, технологические, финансовые. Мы должны все видеть, все слышать и иметь возможность передавать необходимую информацию.

    Кстати, правительство нас поддержало и на прошлой неделе согласовало федеральный проект "Сфера", который предполагает создание пяти группировок наблюдения и пяти группировок связи. К их созданию мы уже приступили".

    Программа импортозамещения комплектующих для российских ракет-носителей была завершена в 2019 году. Как решается ситуация с запретом на поставку в Россию электронной компонентной базы для космических аппаратов?

    "У России есть микроэлектроника, возможности выпуска всего необходимого для основных схемотехнических решений, которые положены в основу отечественного спутникостроения. Но есть и особенные вещи - так называемая силовая электроника, - подчеркнул Рогозин. - Вот ее у нас мало. Обычно страны делятся друг с другом, кооперируются. Нам доступ перекрыт полностью. Поэтому мы, как знали: выкупили недавно Ярославский радиозавод у АФК "Система".

    Для нас это очень хорошая сделка, потому что у нас не было серийного завода по производству космических приборов. Теперь он в нашем контуре. И это здорово. Мы обладаем полным циклом серийного производства модулей полезной нагрузки для перспективных спутников связи и ретрансляции, навигационных спутников, а также спутников дистанционного зондирования Земли. То, что дело шло к ожесточению санкционной политики, было понятно еще с того момента, когда США приняли закон, согласно которому с 1 января 2023 года ни одна страна, производящая спутники с использованием американских компонентов, не имеет права их выводить на российских ракетах. Я прекрасно понимал, что при изменениях какой-то геополитической ситуации этот закон просто вступит в силу раньше. Поэтому, как дамоклов меч, мы решили просто срезать "конский волос".

    Начиная с 2014 года, мы заложили основу для создания реальной политики импортозамещения в области микроэлектроники космического назначения. Наша задача - обеспечить полный суверенитет страны в вопросах космических сервисов. Причем, всех, которые априори имеют двойное назначение, которые могут быть использованы нашими военными. В нынешней ситуации "Роскосмос" вынужден стать гораздо более жесткой структурой, работающей, прежде всего, в интересах обороны и безопасности страны".

    Полностью интервью с Дмитрием Рогозиным будет опубликовано в ближайшем номере "Российской газеты".