20idei_media20
    13.04.2022 10:19
    Рубрика:

    Почему королева Испании донашивает платья своей свекрови

    Роскошное винтажное платье, которое надела на встречу с президентом Коста-Рики королева Испании Летиция, показалось поклонникам испанской королевской семьи знакомым. Известно, что у монархов принято передавать по наследству семейные драгоценности. Но теперь их потомки, выступающие за осознанное потребление, передают следующим поколениям также и одежду.
    GettyImages
    GettyImages

    Алое платье, в котором вышла в свет испанская королева, 40 лет назад надевала во время визита в Данию ее свекровь королева София. Месяц назад Летицию также видели в платье Valentino, которое ее свекровь носила в 1977 г. Аналогичная ситуация и в других королевских семьях Европы. Например, внуки британской королевы, как простые смертные, отдают друг другу одежду, из которой выросли их дети. В конце марта маленькая Миа Тиндалл - правнучка Елизаветы II - появилась на семейном траурном мероприятии в Вестминстерском аббатстве в пальто, которое уже видели на ее кузине Саванне в 2017 г.

    1980 г. Испанская и датская королевы София и Маргрете в школе в Дании Фото: GettyImages

    С чужого плеча

    В России передачей детских вещей из рук в руки никого не удивишь, но, как правило, это делается из соображений экономии. А тем временем такое поведение во всем мире называют осознанным и экологичным, а мода на одежду с чужого плеча - это уже точно не временное явление, а глобальная тенденция.

    По данным исследования GlobalData, к 2029 г. объем рынка секонд-хенда станет в два раза больше, чем у привычной "быстрой моды", когда одежду покупают и выбрасывают, основываясь на последних модных тенденциях. Одежда разлагается до 200 лет и в процессе выделяет метан, загрязняет почву и грунтовые воды, увеличивает объем мусорных полигонов. Брать и отдавать, обмениваться едой, книгами, игрушками и, конечно, красивой одеждой - это осознанное потребление. Но как быть тем, у кого нет родственников в королевских семьях?

    Махнемся не глядя

    26-летний Кайл Макдональд из Монреаля решил обменять красную скрепку на дом. Ему потребовался год и 14 обменов, но он достиг своей цели: теперь он является счастливым обладателем небольшого двухэтажного коттеджа.

    Начал он с того, что в 2005 г. вывесил соответствующее предложение на одной из первых интернет-площадок для объявлений и почти сразу получил отклик из Ванкувера. Ему предложили обменять его скрепку на необычную ручку, похожую на рыбу. Ее Макдональд обменял на дверную ручку от гончара из Сиэтла, которую затем уступил за походную печь в Массачусетсе. Сержант морской пехоты США из Калифорнии предложил ему отдать печь за дизельный генератор. По мере продвижения обменного процесса росла известность Макдональда, о нем писали СМИ, и в конце концов власти маленького канадского городка Киплинг предложили ему пустующий фермерский домик. Разумеется, не просто так, а в обмен на роль в фильме "Донна по требованию", которую он, в свою очередь, тоже выменял у режиссера Корбина Бернсена. С тех пор обмен товарами прочно вошел в обиход на Западе и, кажется, приживается и в России. Явление уже получило название "своп" - от английского "swap" ("обмен" - Ред.).

    Внуки британской королевы Елизаветы II, как простые смертные, передают друг другу одежду, из которой выросли их дети

    И у нас появляются интернет-сайты и мобильные приложения, помогающие обменять ненужное на нужное, в том числе построив цепочки из имеющихся предложений. Но это еще и возможность пообщаться с хорошими людьми на тематических "своп-вечеринках" и "фримаркетах". И речь не только об одежде. Сегодня можно обмениваться электроникой, не пришедшимися по вкусу, но свежими продуктами, лекарствами и даже цветами в горшках.

    А как у нас?

    О том, как обстоит дело с осознанным потреблением в России, "РГ" рассказала эксперт фонда "Второе дыхание" Ирина Козловских.

    Ирина Козловских: Ситуация на сегодня выглядит не слишком оптимистично. В нашей стране мусорный кризис, ежегодно на свалки вывозится около 65 миллионов тонн твердых бытовых отходов. Отдельных исследований относительно доли одежды в этой массе нет, но, по некоторым данным, за год в России выбрасывают около двух миллионов тонн текстиля. Получить точные цифры в этой области сложно, потому что они зависят от сезона. Весной, например, люди обычно избавляются от ненужного хлама и выбрасывают больше. Многое зависит и от того, сортированные отходы или нет. Летом 2021 года российский Гринпис проводил оценку "хвостов" - того, что остается после сортировки: текстиль там составлял от 3,2 до 10,5 процентов. Проблема в том, что, когда выброшенная одежда попадает в бытовой мусор, она впитывает запахи и влагу, и это делает ее непригодной к переработке и повторному использованию. У нее остается один путь - на свалку или на сжигание. Поэтому нам так нужна отдельная система сбора текстиля и ненужной одежды.

    В России сейчас развиваются "свопы" - вечеринки по обмену одеждой, куда можно принести то, что уже не нужно, и взять то, что нравится. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

    А каковы тенденции? Что-то делается для улучшения ситуации?

    Ирина Козловских: Безусловно, возрастает тенденция на осознанное потребление. Все больше людей старается расставаться с одеждой экологично, например, предлагать друзьям, отдавать в благотворительные организации, продавать на таких платформах, как Юла и Авито. До пандемии в России активно развивались "свопы" - вечеринки по обмену одеждой, куда можно было принести ненужное и забрать то, что нравится. Сейчас массовых мероприятий в этом направлении не проводится, но время от времени проходят гаражные и благотворительные распродажи. Мы во "Втором дыхании" верим, что вещи заслуживают второго шанса, даже если они сломались, устарели или просто разонравились. Нас вдохновляют российские и зарубежные дизайнеры, которые превращают вторсырье в предметы искусства, а никому не нужные вещи - в желанные и необычные, которыми можно пользоваться каждый день. Это направление, которое называется "апсайкл", сейчас активно развивается. Им занимаются и молодые российские дизайнеры, и именитые, например, Саша Гапанович и Маша Цигаль.

    Как вы можете помочь тем, кто хочет жить экологично?

    Ирина Козловских: У нашего фонда 755 собственных и партнерских контейнеров и пунктов приема в 56 городах России. Нам можно сдать чистую одежду в хорошем состоянии на взрослого и на ребенка. Еще мы принимаем обувь, аксессуары, постельное белье, нераспечатанную косметику и новое нижнее белье. Также в фонд можно сдать ветошь - растянутые вещи, выцветшие или с въевшимися пятнами. Но мы не принимаем обувь и одежду в очень плохом состоянии, поношенное нижнее белье, книги, посуду и мебель. Передать вещи в фонд можно не только через пункты приема, но и заказав платный вывоз одежды из дома. После этого она попадет к нам на склад, и там ее рассортируют по категориям. Если она хорошего качества и пригодна к носке, ее передадут людям в сложной жизненной ситуации в одном из 20 регионов, в которых мы работаем, либо отправят в благотворительный магазин "Charity shop. Второе дыхание". Эти магазины помогают нам обеспечивать работу фонда, включая логистику и благотворительные раздачи вещей в регионах. Прочные вещи с незначительными дефектами мы отдаем волонтерам и в приюты для животных. Рваная верхняя одежда станет подстилкой в вольере, а ветхая и застиранная пригодится в переработке. Из футболок делают обтирочную ветошь - ее используют на производствах, а вязаные изделия перерабатывают в регенерированное волокно. С 2015 года фонд "Второе дыхание" собрал и перераспределил более 3300 тонн текстильных отходов. Причем за 2021 год общий сбор во всех городах составил 1 028 тонн. Мы не только развиваем инфраструктуру сбора и переработки ненужной одежды, но и занимаемся экопросвещением и поддерживаем социальных предпринимателей в регионах - для них у нас есть программа обмена опытом. Недавно из фонда выделили отдельную компанию "Рекло" - она занимается переработкой синтетического текстиля в полимерную гранулу. В связи с нынешними событиями мы собираем одежду для беженцев.

    Проекты

    Самый экологичный в мире мотоцикл планируют выпустить к 2025 г. в шведской компании CAKE. Совместно с лабораториями PaperShell, где из использованной бумаги делают более прочное дерево, был разработан волокнистый композит из целлюлозы, который прочнее пластика и гораздо менее вреден для климата. Из этого материала планируется изготавливать детали для байков, а в будущем, возможно, и для автомобилей.

    Жительница Петербурга Саша Полярус дает новую жизнь тому, что практически не подлежит переработке: автомобильным и велосипедным камерам, рекламным баннерам, ремням безопасности. Саша изготавливает из них сумки, рюкзаки и прочие аксессуары, которые активно продаются. На сайте ее компании говорится, что "неубиваемый" материал, обычно отправляющийся сжигаться на свалку, наделяет стильные рюкзаки, клатчи, сумки и аксессуары завидной долговечностью и практичностью". Материал для своих творений Саша ищет в прямом смысле на помойках.

    Поделиться: