20idei_media20
    20.04.2022 20:10
    Рубрика:

    Правозащитник Александр Гапоненко просит спасти узников совести Прибалтики

    Правозащитник Александр Гапоненко просит спасти узников совести Прибалтики, но отказывается быть спасенным
    Getty Images
    Getty Images

    Нарушения прав россиян и соотечественников за рубежом перерастают в вал беззакония. Как остановить русофобию и помочь в освобождении политзаключенных стран Прибалтики в интервью "РГ" рассказывает правозащитник, директор Института европейских исследований Александр Гапоненко (Латвия).

    Александр Владимирович, что происходит: в Риге, Вильнюсе, Таллине пропадают журналисты русскоязычных СМИ. Сначала спецслужбами Латвии был арестован блогер Кирилл Федоров. Потом в Эстонии задержали шеф-редактора Sputnik Mteedia Елену Черышеву и сотрудника Мати-Дмитрия Терестала. Из-за чего?

    Александр Гапоненко: Против Елены Черышевой и Мати-Дмитрия Терестала завели дело об экономических связях в обход санкций. Они якобы передали деньги из России человеку, против которого введены санкции. Еще их подозревают в неподчинении: cо 2 марта ЕС запретил работу агентства, а они будто бы работали. Лену Черышеву перевели под домашний арест, Диму Терестала пока отпустили. Но подлавлять и изводить продолжат, как Кирилла Федорова. Сначала он попал в поле зрения Службы госбезопасности Латвии из-за "пророссийских" роликов из цикла "История оружия" на YouTube. Это терпели, но его освещение спецоперации России на Украине сочли последней каплей. Поместили в изолятор. И с ним нет никакой связи. СМИ в Прибалтике, тем более русскоязычные, находятся под тотальным контролем США. В них допускают публикации только критического характера в адрес России. Нельзя быть даже нейтральным.

    Чем Кириллу Федорову, другим преследуемым, может помочь русскоговорящая община Латвии и Россия?

    Александр Гапоненко: Вспомните Германию 1933 года. Чем там можно было помочь евреям? Все, что сегодня происходит в странах ЕС против русских и соотечественников за рубежом, напоминает события тех лет в Третьем рейхе. Только факты. В Латвии, когда началась военная спецоперация России на Украине, сеймом страны сразу было принято решение - полностью перевести русских детей только на латышский язык обучения. Хотя даже радикальный закон "Об образовании" от 23 марта 2018 года позволял изучение русского языка в начальной школе. Потом учащиеся русских школ, должны получать образование только на латышском языке. И вот теперь отыгрались на невинных - детях. Им запрещено учить родной русский язык. Решили их ускоренно ассимилировать. При этом, согласно переписи, дома на русском языке разговаривают более 37% населения Латвии. У нас и так было сокращенно до минимума преподавание часов на русском, с осени 2022 года эти часы упраздняются. Эта линия и так проводилась последовательно, но аккуратнее более тридцати лет, а тут такой "подарок" - русская спецоперация на Украине.

    Еще факт. На днях на заседании сейма принято решение о том, что 9 мая запрещено собираться в местах и около мест-символов Победы. Например, около памятника Освободителям в Риге, где бывало до 200 тысяч человек. Теперь это исключительно "частное дело" - можно по одному положить цветы и уйти. Но и этого оказалось мало. Позже власти Риги признали памятник Освободителям аварийным и установили вокруг него ограждение.

    Чтобы все же не пустить туда тех, кто не побоится "аварии"?

    Александр Гапоненко: Чтобы унизить символы, которые определяют русское самосознание. И коль русские не отказываются от них, надо создать такой общественный "порядок", при котором эти символы русские сами тихо предадут забвению. В этом же направлении действует закон о запрете георгиевской ленточки, о запрете использования букв Z и V. Да, эти латинские буквы тоже символы всего русского. Эти разрозненные факты - четкая линия, которая проводится для того, чтобы построить иерархическое общество, где есть этносы "высшие" и "низшие". Она питает надежду понизить русский этнос до "низшего", что дает "правовые" основания не соблюдать его права.

    А как же право граждан Евросоюза на знание на двух-трех языков, согласно решению Еврокомиссии?

    Александр Гапоненко: Правовые институты и процедуры Евросоюза в странах Прибалтики не действуют. Говорю об этом ответственно. Например, на основе анализа соблюдения прав, точнее, бесправия русскоязычных неграждан. ЕС и не думает подвигать власти Латвии и Эстонии в направлении обретения негражданами статуса граждан. Да, Латвию пожурили за наличие неграждан и закрыли глаза на нарушение их прав. Как это делается? Могу судить и на основании своих двух судебных процессов. 20 апреля 2018 года меня, как лидера "Штаба защиты русских школ", задержала полиция в рамках процесса "о действиях, направленных против государственного суверенитета и территориальной целостности". Я был осужден на полтора года условно за отстаивание права, декларированного ЕС, учить русскому языку наших детей в школах. Еще полтора года условно мне дали за то, что писал антифашистские книги, выступал на антифашистских семинарах и заседаниях ОБСЕ.

    Я суд в ЕСПЧ выиграл. Латвии присудили штраф. Рига официально заявила ЕСПЧ: "Мы не будем платить судебную компенсацию". Европейцы. И все тут

    Абсурд? Я такой не один. В Литве Альгирдас Палецкис получил шесть лет тюрьмы по обвинению "в шпионаже в пользу Москвы и за "отрицание советской оккупации", когда заявил о событиях 1991 года в Вильнюсе: "Как теперь выясняется, свои стреляли в своих". После полутора лет заключения и апелляции его перевели под домашний арест. И это - дипломата, бывшего начальника отдела западной Европы МИД, бывшего секретаря миссии Литвы в ЕС. За год заключения Альгирдас Палецкис при росте 188 сантиметров стал весить 57 килограммов.

    Так же В Литве, на четыре года осужден Алексей Грейчус за "отрицание советской оккупации". Грейчус, организатор "Бессмертного полка" в Литве, обжаловал свой приговор в апелляционном суде, но его никто не намерен исполнять. Под судом в Латвии находится журналист Юрий Алексеев, "виновный" в том, что выступал в защиту прав русских. Наравне с наркодилерами и грабителями он обязан три раза в неделю отмечаться в полицейском участке в 8 километрах от его дома. И с 23.00 до 06.00 быть дома, что выборочно, но педантично ночами проверяет полиция.

    В Эстонии в заключении находится юрист Сергей Середенко, глава проекта "Русский омбудсмен". Сергей относится к тому редкому типу интеллигента, который готов жертвовать всем ради защиты униженных. Работал дворником, хотя у него два диплома - Таллинского политехнического института и Московского индустриального университета. Ему грозит от 6 до 10 лет заключения за выступления на российском ТВ и "шпионаж". Тоже абсурд? Но по такой же схеме преследуются журналисты и блогеры, которые пытаются писать правду об Украине.

    Это у нас называется "разжигание межнациональной розни" или "содействие агрессору". За что грозит уже не только суд. В Литве, Латвии и Эстонии в парламентах и на уровне министров "экспертируются" законопроекты, которые намерены лишать гражданства не только тех, кто говорит правду о событиях на Украине, но и тех, кто просто не осуждает Россию. "Лишенцев" и неграждан предлагают выдворять из стран, отняв у них имущество.

    То есть обращать в беженцев? Беспредел. Могут эти люди, включая названных вами правозащитников, обратиться в СБСЕ, ЕСПЧ?

    Александр Гапоненко: Могут. Я тоже обращался в ЕСПЧ. Даже выиграл суд. В 2016 году я назвал фильм польского режиссера Войцеха Смажовского "Волынь" антифашистским. Это талантливая картина о трагической резне, устроенной украинскими бандеровцами на Волыни в 1943 году. Только за то, что я бандеровцев назвал нацистами, а фильм - толчком к историческому примирению поляков и украинцев, меня на четыре месяца спрятали в предварительное заключение. Показ фильма в Киеве запретили. Как фильм, так потом и меня, поддержала украинский мятежный политик Надежда Савченко. Ей тоже досталось. Грозили "убрать". Так вот, я тот суд в ЕСПЧ выиграл. Меня оправдали, Латвии присудили штраф. Рига официально заявила ЕСПЧ: "Мы не будем платить судебную компенсацию". Европейцы. И все тут.

    Я считаю, что в особых случаях надо идти на обмен политзаключенными, как это делается между Россией и Украиной. Я прошу от их имени: "Родина, обменяй нас"

    Если нарушителям закона все сходит с рук, что будет с теми, кто в тюрьмах, и что нужно делать, чтобы их освободить?

    Александр Гапоненко: Знаю, что в российском парламенте и сенате обсуждается очередной законопроект о том, как облегчить возврат русских на родину. Прошу вас, используйте меня как дипкурьера, расценивайте это как "открытое письмо", но прошу: "Не надо!" Мы, русские Прибалтики, у себя дома, нам некуда ехать. Это большая Родина в 1991 году уехала от нас. Теперь что-то меняется, но поймите нас: Прибалтика - наша земля. Уехал тот, кто считает иначе. Мы не хотим оставлять нашу Родину, ни малую, ни большую. Мы хотим, чтобы у нас дома соблюдались наши права. Мы за это боремся, но в сложившихся условиях, когда принципы демократии в странах Прибалтики не действуют, я считаю, что в особых случаях надо идти на обмен политзаключенными, как это делается между Россией и Украиной. Я знаю, что правозащитники и узники совести, которые сидят взаперти в Литве, Латвии и Эстонии, об этом не попросят, а их не выпустят и продолжат мучить. Но они готовы и мечтают, чтобы их Россия обменяла. Я прошу от их имени: "Родина, обменяй нас".

    Вы поедете?

    Александр Гапоненко: Не считаю целесообразным. Как не считаю целесообразным вывозить из Прибалтики русских и русскоязычных. Отдавать нашу землю тем, кто намеренно устраивает такие порядки и условия, которые нас вытесняют с наших земель? Не дождутся.

    Справка "РГ"

    Самые известные политзаключенные Прибалтики

    Литва. Альгирдас Палецкис, дипломат, правозащитник, приговорен к 6 годам лишения свободы за "шпионаж в пользу России"" и "отрицание советской оккупации".

    Литва. Алексей Грейчус, организатор "Бессмертного полка" Литвы осужден на 4 года за "отрицание советской оккупации" и "шпионаж в пользу России".

    Латвия. Юрий Алексеев. Находится в предварительном заключении за то, выступал против закрытия русских школ.

    Латвия. Александр Гапоненко, лидер "Штаба защиты русских школ". Отбывает два условных срока по 1,5 года за правозащитную деятельность и организацию и проведение акций против закрытия русских школ.

    Эстония. Сергей Середенко, юрист проекта "Русский омбудсмен". В предварительном заключении. Ему грозит от 6 до 10 лет тюрьмы за "шпионаж в пользу России".

    Эстония. Елена Черышева, шеф-редактор Sputnik Meedia. Обвинена в нарушении санкций. Находится под домашним арестом. Ей грозит до 3 лет лишения свободы.

    Поделиться: