20.04.2022 21:00
    Рубрика:

    "Саломея" Большого театра, получившая "Золотую маску" - признанный шедевр

    Решения жюри в оперной программе "Золотой маски" оказались и предсказуемыми, и парадоксальными одновременно. С одной стороны, афиша из 11 спектаклей в полном репертуарном раскладе - от барокко до современной оперы, с другой - заведомый лидер этой афиши "Саломея" Большого театра в постановке Клауса Гута (ко-продукция с Метрополитен оперой), признанный шедевр. Спектакль и победил в номинации "лучший".

    Правда ожидаемо "лучшей в женской роли" стала не Асмик Григорян, покорившая в партии Саломеи ни одну мировую сцену, а молодая певица Екатерина Воронцова - в образе генделевского рыцаря Ариоданта (дебют в репертуаре барокко) в спектакле Большого театра.

    Как обычно, в "Маску" попали несколько оперных спектаклей Большого театра: третий из них - "Искатели жемчуга" на Камерной сцене в постановке Владиславса Наставшевса, с его абсолютно "кружевной" музыкальной режиссурой и исполнением, оказался не замеченным жюри.

    Именно на поле оперной режиссуры случился нонсенс: из десяти режиссеров, номинированных на "Маску", жюри не сумело выбрать ни одного. И это при том, что почти все спектакли конкурса были созданы в ракурсе авторской режиссуры. И если "Кармен" Богомолова (Пермская опера), подчищенная для Москвы и обстоятельств текущей ситуации, изначально претендовала не на режиссерскую премию, а на формат дискуссионного события, а изобретательный спектакль Филиппа Григоряна ("Любовь к трем апельсинам") не совсем вписался в драйв прокофьевской комедии дель арте, то еще один претендент от Пермской оперы - "Дон Жуан" Марата Гацалова с его виртуозным балансом экспериментальной сценической формы и стилистически отточенной музыкальной интерпретации (дирижер Артем Абашев), все-таки заслуживал внимания жюри. Так же, как и стремительно раскручивавшийся, пружинистый и веселый спектакль Дмитрия Белянушкина и дирижера Ивана Великанова "Свадьба Фигаро" из Нижнего Новгорода. Театр, к слову, впервые за долгие годы участвовал в конкурсе "Маски". В любом случае, лупы, чтобы заметить режиссеров на этом конкурсе, было не нужно. Но в ряду "невидимых" оказались и работы оперных трупп над сложнейшими современными партитурами - оперой Кайи Саариахо "Любовь издалека", впервые поставленной в России (Урал Опера, Екатеринбург), и Vita Nuova Владимира Мартынова (Башкирская опера, Уфа). Из бесспорных решений - "лучший дирижер" Филипп Чижевский ("Кармен", Пермь): именно потому, что поразительным образом смог удержать в руках весь "ордер" партитуры Бизе в условиях ее радикального режиссерского переустройства.

    Оценить выбор жюри в номинации "мужская роль" (Михаил Сучков - Соловей Будимирович) случая не представилось, поскольку спектакль "Богатыри", как и целый ряд других постановок, в Москву не привезли. Хочется думать, что в случае с "Богатырями" - не из-за сатирического содержания. Хотя обстоятельства нынешнего сезона "Золотой маски" оказались сложнее, чем даже в период пандемии. Но в итоге "Маска", как Атлант, удержала практически всю оперную программу.

    Post Scriptum

    Поздно вечером, уже после церемонии объявления итогов "Золотой маски", в Telegram-канале фестиваля появилось официальное разъяснение по поводу итога в номинации "Лучшая работа режиссера". В сообщении говорится: "По итогам обсуждения и тайного голосования Жюри музыкального театра, состоявшегося днем 19 апреля, в номинации "Лучшая работа режиссера в опере" большинство голосов набрал Клаус Гут, режиссер оперы "Саломея" в Большом театре. Глубоким вечером, после 23.00, в день голосования в Дирекцию Большого театра пришло письмо от Клауса Гута с отказом от Премии в случае ее присуждения. Клаус Гут не мог знать о решении жюри, и само жюри в момент обсуждения не знало о письме - оно было отправлено в дирекцию Фестиваля уже позднее. По положению о Премии и Фестивале итоги голосования Жюри невозможно изменить, но невозможно и не принимать во внимание решение Клауса Гута. Поэтому Премия в номинации "Лучшая работа режиссера в опере" не была присуждена".

    К сожалению, это объяснение оставляет вопрос, почему об этом нельзя было объявить на вручении, чтобы ситуация была понятной всем. И второе: даже Конкурс Чайковского принимал в отдельных случаях специальные решения, давая общественный комментарий и расширяя, вопреки полувековому Уставу, состав лауреатов. И это не встречало непонимания со стороны музыкальной общественности. "Маске" в подобном случае надо бы было проявить гибкость и, возможно, провести дополнительное голосование по номинации. Такое решение вызвало бы большее понимание, чем отсутсвие лауреата.