11.05.2022 07:50
    Поделиться

    Евгений Ямбург: Школа должна вести честный диалог с детьми

    Евгений Ямбург - о настоящем и будущем школы
    Вышедшая книга директора Центра образования N 109 (Москва) Евгения Ямбурга называется "Трагический оптимизм". Что происходит в пространстве образования? Как передать каждому вступающему в жизнь поколению непреходящие ценности культуры? Устраивает ли современная школа детей, родителей и педагогов? Об этом - книга и наш разговор с ее автором.

    Школа обязана отвечать на актуальные вопросы

    О том, какой должна быть современная школа, давайте начнем с вопроса, какой она не должна быть.

    Евгений Ямбург: Школа не должна врать, она обязана отвечать на актуальные вопросы. Если этого не происходит, педагог выглядит неискренним и неубедительным.

    Дети это чувствуют?

    Евгений Ямбург: Еще как!

    Не врать, быть искренним - это, скорее, вопрос воспитания. Я спрашивал о другом: чем современная школа не устраивает учеников, родителей, педагогов?

    Евгений Ямбург: Невозможно оторвать обучение от воспитания, это сообщающиеся сосуды. Василь Быков писал: "От умения жить достойно очень многое зависит в наше сложное, тревожное время. В конечном счете именно наукой жить достойно определяется сохранение жизни на Земле. Жить по совести нелегко, но человек может быть человеком, и род человеческий может выжить только при условии, что совесть людская окажется на высоте". Чтобы в детях воспитать стремление жить достойно, надо вести с ними честный диалог, ничего не утаивая и не впадая в упрощение.

    У детей разные способности, склонности, интересы. Почему же физика преподается наравне с литературой, математика - наравне с географией? Все предметы предписано изучать как главные. Это правильно, на ваш взгляд?

    Евгений Ямбург: Это уже преодолевается. Задача заключается в том, чтобы обеспечить детям индивидуальные маршруты обучения с учетом их склонностей, способностей и состояния здоровья. У нас абсолютно здоровых детей только 12%. Это не значит, что они все глубоко больные, но многие находятся на грани между нормой и патологией. И на первом месте невротические заболевания. Я это к тому, что необходима дифференциация обучения. Возьмем начальную школу. Скажем, в Москве практикуется "эффективная началка" (начальная школа). Дело в том, что одни дети все схватывают на лету, а другие еще даже читать не умеют. И вот в этой "эффективной началке", чтобы не тормозить детей, не держать их на манной каше, первый класс проходят за полгода и переходят во второй. Это не значит, что одни дети "хорошие", другие "плохие". Просто дети развиваются неравномерно - то вверх, то вниз. А еще есть дети с проблемами в развитии, для таких детей существуют адаптивные образовательные программы. Если же брать основную школу - среднюю и старшую, - там другая история. У нас в основной школе имеются гимназический и общеобразовательный классы. Стандарт везде один и тот же - даем то, что положено. Но наполнение - разное. Если это гуманитарный класс, то - при хорошем здоровье ребенка и при сильной мотивации - там будут дополнительные часы литературы, истории. Если же класс математический, то там есть "математическая вертикаль", по которой мы работаем с ведущими вузами страны. Дифференциация начинается у нас с 9-го класса, где идет предпрофильная и предпрофессиональная подготовка. Там есть классы экономические, юридические, художественно-графические, медицинские. И всюду разное наполнение.

    Наполнение разное, но требования к выпускникам едины. Как же потом они будут сдавать ЕГЭ?

    Евгений Ямбург: Теперь ЕГЭ дифференцирован. Есть повышенный уровень ЕГЭ, если в Бауманский поступаете или на физтех. А есть базовый для тех гуманитариев, которые не претендуют на повышенный уровень. Неталантливых детей не бывает. У одного талантливая голова, а у другого талантливые руки. Поэтому в нашей школе - я имею в виду Центр образования N 109, которым руковожу, - есть кузнечное дело, гончарное, ювелирное, витражное, парикмахерское, где ученики могут приобретать профессию. Вообще в России серьезно изменился уровень среднего специального образования. Это не прежние ПТУ. Это современные колледжи, где реализуются профессиональные образовательные программы, как базовые, так и углубленные. К сожалению, высшее образование у нас выполняет роль социального сейфа. На Западе лишь 15% выпускников идут в университеты. Это те, кто имеет склонность к исследовательской деятельности. Остальные наследуют профессию папы, если тот хозяин ресторана или мебельного магазина, либо приобретают другую профессию. А у нас в 1990-е все ринулись в юристы и экономисты. Ну не нужно было стране такое количество юристов и экономистов! Но как только ВПК заработал, стали пользоваться спросом инженерные специальности и начался наплыв в технические вузы.

    К школьному рейтингу нужно относиться творчески

    Еще недавно к высоким оценкам стремились только ученики. Сейчас баллы за работу получают не только учителя, но и школы. Что отражает школьный рейтинг и зачем он нужен?

    Чтобы в детях воспитать стремление жить достойно, надо вести с ними честный диалог, ничего не утаивая и не впадая в упрощение, считает Евгений Ямбург. Фото: ТАСС

    Евгений Ямбург: К школьному рейтингу тоже нужно относиться творчески. Если механически складывать результаты ОГЭ и ЕГЭ, то это бессмысленный показатель. Ни ОГЭ, ни ЕГЭ не являются фетишем. Потому что разные школы имеют разные контингенты учащихся. Разве можно сравнивать школу в центре Москвы, специальную, с тройным отбором детей, и школу, например, в маргинальном поселке, где пьющий папа, гулящая мама? Москва более дифференцированно подходит к рейтингам. Оценивается, например, и такая вещь, как правонарушения. Чем больше ребят школа держит в поле своего внимания и не скрывает неприятные случаи, тем выше ее рейтинг. И если ученик за год не совершил повторных правонарушений, это тоже идет школе в зачет. Кроме того, имеет значение и такой показатель, как инклюзивное образование - то, что вы работаете с инвалидами, с детьми, имеющими особенности в развитии. Есть дети и с дисграфией, и с дислексией, среди них огромное число талантливых. Возьмем какую-нибудь учительницу в маргинальном поселке, где очень тяжелое население, массовый алкоголизм. И вот она держит в классе таких ребят. Ей надо орден давать, но она будет разоблачена как фальсификатор ОГЭ и ЕГЭ, потому что эти ребята никогда не сдадут на высокие оценки. Более того, она деньги в школу приносит, ведь финансирование подушевое. Значит, система оценки должна быть гибкой. У меня сейчас выходит книжка "Профессионализм педагога. Ответ на вызовы современности". Я там привожу пример. В одном из регионов учительница совершила психологическое насилие. В первом классе она закрыла рот ребенку скотчем. Это попало в интернет. Снятие с работы. Суд. Слава богу, не посадили. Но она ни в чем не виновата. У этого ребенка СДВГ - синдром дефицита внимания и гиперактивности. Интеллект в норме, и очень хороший. Там другая сфера нарушена: между нейронами мозга нет связи, а сигнал идет в десять раз быстрее. Образно говоря, у него шило в одном месте. Уже в детском саду мы видим: он игрушку больше одной минуты в руках не держит. А мы с этими детьми работаем, начиная с детского сада. Кстати, роль дошкольного образования меняется. Представьте, такой мальчик попадет в класс. Он бегает, орет, всем мешает. Выгнать его в коридор учительница не может, он там сломает ногу, она будет отвечать. Она ставит его в угол, заклеивает ему рот - и теряет профессию. Вопрос: а кто учил ее работать с этой категорией детей? Есть ведь методики, технологии. Ими я и занимаюсь как разработчик нового образовательного стандарта.

    Единый госэкзамен становится более гибким

    В сфере образования, как и везде, есть своя бюрократия. С первого класса от ученика требуют соблюдать стандарты оформления дневника и тетрадей: "четыре клетки вправо", "отступить две строчки". Аналогичные требования предъявляются учителям при заполнении журналов, планов и прочей документации. Зачем нужно все это?

    Евгений Ямбург: Это необходимые вещи. Что такое Единый государственный экзамен? Это некий стандарт, предполагающий в том числе и такие вещи, как оформление работы, заполнение бланков. Если вы что-то вписали не туда, то теряете баллы. Так что "бюрократия" необходима, и ею приходится овладевать. А главное - никто не требует одинаковых ответов. Когда 15 лет назад начинался ЕГЭ, я как гуманитарий был в бешенстве. Экзамен по литературе я называл "угадайка". Там из трех вопросов нужно было выбрать правильный. Например: любил ли Онегин Татьяну? Варианты ответа: да, любил; нет, не любил; когда как. Правильный ответ был - когда как. Теперь исчезла эта "угадайка". В гуманитарных предметах появились такие разделы, которые называются "эссе". Сложный жанр. Для того чтобы написать эссе по истории, необходимо знать, что, скажем, Иван Грозный и Шекспир - современники. Или что царь Алексей Михайлович Тишайший и гвардейцы кардинала - тоже современники. Происходит модернизация ЕГЭ, он становится более гибким.

    Методики и техники обучения изменились

    Педагоги старшего поколения с трудом осваивают современные методики, испытывают трудности с электронным документооборотом, недоверчиво относятся к опыту молодых коллег. Вам понятно их смятение?

    Евгений Ямбург: Методики и техники обучения, конечно, изменились. Старшее поколение - дедушки, бабушки - фактически мой первый выпуск в этой школе. Им уже 59 лет. Я учил дедушек и бабушек, учил родителей и теперь учу внуков. Поскольку родители с утра до вечера заняты или делают вид, что заняты, то дедушки и бабушки - сейчас главная домашняя воспитательная сила. И вот они говорят: раньше учили нормально, и мы приобретали крепкие знания, а теперь какие-то метапредметные компетенции - кому все это нужно? Им кажется, что раньше учились по традиционным учебникам и поэтому у нас были лауреаты Нобелевской премии. Здесь надо убеждать реальными вещами. Прошла неделя обучения первоклассников - и мы делаем открытый урок для бабушек и дедушек. Они занимают места на задних партах, чтобы видеть, как все происходит. Идет первый урок, посвященный слоговому чтению. Дети сидят за квадратными столами. И там идет коллективная работа. Там есть свои редакторы, корректоры и т.д. Потому что из слогов складываются слова, из слов - предложения, из предложений - тексты. Это то, что мы называем метапредметные, или межпредметные, компетенции, которые нужны современному ребенку не меньше, чем все остальное. Для того чтобы не "посадить" детям глаза, на стене висит "плазма", учитель показывает маленький фрагмент урока - мультипликационный фильм "Кот в сапогах". Братья делят наследство. Старшему досталась мельница, среднему - осел, а младшему пришлось взять себе кота. И он говорит: чем же я тебя буду кормить? Творческое задание: нужно придумать новый персонаж. Поднимает руку девочка: "Я не понимаю - делили наследство, а где был нотариус?" Оказалось, мама у нее нотариус. Так появляется новый персонаж - нотариус. Урок в другом классе. Осень. Ребята, что вы видите за окном? Отвечают: листья падают, дождь идет. Мальчик говорит: "А я вижу, что откосы в окне положены неправильно. И рама не прилегает к стеклу". У него папа в оконном бизнесе. Когда бабушки и дедушки наблюдают такой урок, они говорят: "Как же интересно! Нас так не учили". И аллергия на все новое у них моментально проходит.

    Мы не имеем права на пессимизм

    Учителя жалуются, что школьники не могут сосредоточиться, не в состоянии воспринимать длинные тексты, углубляться в суть - у них клиповое мышление. Что с этим делать?

    Евгений Ямбург: Работать. Если раньше говорили, что мужчина любит глазами, а женщина - ушами, то сегодня все любят глазами. Время изменилось. По данным академика В.С. Собкина, подростки добровольно читают в год четыре с половиной книги. В этом, конечно, прежде всего виноваты родители. Я спрашиваю пап и мам: когда ребенок был совсем маленьким, вы читали ему на ночь сказки? Ой, нет, мы так заняты. Говорю: есть же аудиодиски. Вы ставили? Ой, нет. Вы брали штору, превращали ее в занавес и разыгрывали спектакли с детьми? Никакой холодный экран не сравнится с огромным удовлетворением, когда тебе аплодирует весь зал. У меня в спектаклях вместе с детьми играют и родители, и учителя.

    Сегодня подростки читают в год в среднем 4,5 книги

    Это, кстати, еще одна задача стандартов образования - создание детско-взрослого сообщества. Пример. Приходят родители, мальчик в восьмом классе. Коренной москвич. Он не был ни в одном театре и ни в одном музее. Потому что форма отдыха - шоп-тур и барбекю на даче. Мы с трудом у него вызнали, что он, оказывается, был "в подвале на Красной площади". Потом догадались: он был в Мавзолее Ленина. Это катастрофа! Он ведь в Москве живет! Стали втягивать его в театральные постановки, водить в театр. Понравилось. Никогда не поздно начать. А вот посыпать голову пеплом не стоит. Мы не имеем права на пессимизм. Если ты пессимист, уходи из профессии. Скучный, нудный педагог никому не нужен.

    Евгений Ямбург: Я очень доверчив, и дети этим пользуются. Фото: Photoxpress

    Вас легко обмануть?

    Евгений Ямбург: В принципе, да. Я очень доверчив, и дети этим пользуются. А еще я очень сомневающийся человек. Мне трудно принимать решения, я долго взвешиваю все за и против. Между тем в школе иногда приходится принимать очень непопулярные решения. Причем немедленно. У меня была история. Одна девочка дала другой парфюм попользоваться. И та вроде бы израсходовала больше, чем положено. Эту девочку ее одноклассницы заманили в лес и... нет, не избили. Они заставили сапоги лизать у той, что парфюм ей давала. Сняли все на видео, потом стали показывать в школе. К чести класса, это никто не одобрил. Я вызвал родителей и спокойно проинформировал их: "За унижение чести и достоинства своего товарища я исключаю ваших детей из школы. Спорить со мной бесполезно". Тем девчонкам сказал: "Вон отсюда!" И тут же позвонил директору соседней школы с просьбой взять их к себе. Он немедленно согласился, поскольку его "пациентов" с подмоченной репутацией я всегда брал безоговорочно. Детей нельзя выбрасывать на улицу. Но урок из случившегося они должны получить.

    В школе у детей должно быть личное пространство?

    Евгений Ямбург: Да, конечно.

    Как его обеспечить?

    Евгений Ямбург: Оно обеспечивается двумя путями. В первую половину дня - я "зверь". Есть порядок, есть дисциплина, обязательное посещение уроков, обязательное ношение формы. Во второй половине - дети "голосуют ногами". Кто-то идет в конный клуб, кто-то в клуб моряков, кто-то в театральный, кто-то на теннис. И в этом смысле у них есть личное пространство, чтобы иметь возможность развиваться. Свое пространство для развития необходимо и современной школе. Она должна быть бесконечно развивающейся, реагирующей на вывозы и угрозы современности.

    Визитная карточка

    Евгений Ямбург - директор Центра образования N 109 (Москва), доктор педагогических наук, академик РАО. Разработчик и автор адаптивной модели школы с набором классов различной направленности, образовательных услуг - школы, открытой для детей самых разных способностей вне зависимости от их психологических особенностей, склонностей, здоровья, материальной обеспеченности семьи. Главный посыл такого образовательного учреждения - не ребенок приспосабливается к школе, а школа адаптируется к возможностям, потребностям и способностям ребенка.

    Перспективы

    Куда собираются поступать выпускники?

    Через две недели, 26 мая, стартует основой этап Единого госэкзамена. Большинство участников ЕГЭ планируют сдавать 3 или 4 предмета. Таковы данные опроса, проведенного Рособрнадзором накануне экзаменов.

    С предметами по выбору большинство определились исходя из требований конкретного вуза - сдавать будут именно то, что нужно для поступления. Так ответили 66% опрошенных. А вот 16% сказали, что сдавать будут предметы по выбору - те, по которым им легче всего получить высокие баллы.

    70% выпускников школ ответили, что практически готовы к аттестационной кампании. На все "сто" оценивают свою готовность 12%. На подготовку к ЕГЭ сегодня дети тратят более двух часов в день - так ответили 46 %. Пятой части опрошенных хватает 1-2 часов.

    На вопрос: "Ощущаете ли вы давление при подготовке к ЕГЭ?", ответы распределились так: треть детей говорят о высоком уровне личной ответственности при подготовке к экзаменам, но половина призналась: да, давление со стороны школы, отдельных учителей или родителей есть.

    Фото: Александра Мудрац / ТАСС

    Куда собираются поступать нынешние абитуриенты? Треть выбрали гуманитарные вузы, технические - чуть меньше трети. Связать свою профессию с медициной решили 17%, военные вузы привлекают 6%.

    Большинство опрошенных планируют учиться на бюджетной основе. А если не поступят?

    Большая часть собираются в таком случае поступать в колледж по уже выбранному направлению, а после - в вуз. На втором месте ответ - "пойду работать", на третьем - "планирую усиленно заниматься, чтобы поступить в вуз в следующем году".

    С выбором вуза и будущей профессии многим выпускникам помогли определиться родители - такой ответ дали 33%. Также свою роль для многих сыграли реклама вуза или дни открытых дверей, а еще советы друзей и учителей.

    Расписание ЕГЭ-2022

    26 мая - география, литература, химия;

    30 и 31 мая - русский язык;

    2 июня - профильная математика;

    3 июня - базовая математика;

    6 июня - история, физика;

    9 июня - обществознание;

    14 июня - иностранные языки (письменная часть), биология;

    16 и 17 июня - иностранные языки (устная часть);

    20 и 21 июня - информатика.

    Резервные дни - с 23 июня по 2 июля.

    Поделиться