20idei_media20
    18.05.2022 17:59
    Рубрика:

    За что актриса Ирина Старикович ценит роли второго плана

    В петрозаводском Театре драмы "Творческая мастерская" отпраздновали юбилей заслуженной артистки Карелии Ирины Старикович. Яркая, эмоциональная актриса, способная передать тонкие психологические нюансы своей роли и, самое главное, сделать второстепенную роль достойной главной. О творчестве, ролях, отношении к театру мы и говорили.
    Из архива Ирины Старикович
    Из архива Ирины Старикович

    Ирина, с чего все началось? Мне кажется, каждая девочка мечтает стать актрисой.

    Ирина Старикович: Я не мечтала, но меня к этому все время подталкивали. Когда пошла в школу, на летних каникулах меня отправляли к бабушке и дедушке в деревню в Питкярантский район. А там просили: расскажи стихотворение, станцуй что-нибудь. Хочешь не хочешь, но публика уже готова и ждет.

    После школы, не поступив в педагогический институт, волею судьбы попала на работу бутафором в Музыкальный драматический театр. Сделаю свое дело - и бегу на третий ярус смотреть репетиции. В драме как раз ставил спектакль "Любовь дикаря" известный режиссер Михаил Веснин. И так просто и понятно объяснял актерам, что нужно делать. Тогда и закралась мысль самой стать актрисой.

    Кстати, в старших школьных классах у нас были занятия по УПК в училище культуры, где знакомили с профессиями. Мы ставили спектакль по сказке Сергея Михалкова "Трусохвостик". Самые смелые и напористые расхватали себе роли кошечек, зайчиков, ежей. А мне достался Дедушка Козел. Но я с таким интересом играла, что получила грамоту "Лучший по профессии" и приглашение поступать в училище культуры.

    Знаю, что все же пробовалась в тогда еще Ленинградскую академию театрального искусства...

    Ирина Старикович: Да. Поехала просто посмотреть, даже программу в полном объеме не подготовила. В поезде учила басню, знала хороший кусок из "Завтра была война". И "Балладу о том, как инки начали поклоняться солнцу" Роберта Рождественского. В то время я очень любила Виктора Цоя, и это стихотворение было с ним созвучно. Словно манифест Цою. Оно у меня внутри вызывало бурю чувств.

    И как, получилось?

    Ирина Старикович: Когда подошла и увидела толпу желающих поступать, развернулась и отправилась обратно. Иду по Моховой и сама себя уговариваю: ну ты просто посмотришь, как это происходит, и все. Вернулась. Мне повезло, попала на прослушивание. В итоге не прошла. Как, собственно, и в студию, которую набирали в Национальный театр Карелии. Я уже смело спросила: почему? А мне ответили: с вашей психофизикой в театре не работают.

    Тогда решила, что не гожусь в актрисы, буду художником, - и поступила на прикладное отделение, отучилась год. А весной "Творческая мастерская" набирала студию, куда я и поступила. Нас всех, это четырнадцать человек, взяли в труппу.

    Но интересное в том, что после спектакля "Стеклянный зверинец", где я играла Лауру, хромую девушку со стеклянной и хрупкой душой, ко мне в гримерку режиссер Владислав Фурман привел еще одного режиссера, который как раз мне и сказал, что с моей психофизикой в театре не работают. Он хотел со мной познакомиться и говорил приятные слова о том, как хорошо я сыграла Лауру. Напомнила ему о тех словах. А он удивился: неужели это я сказал?

    Какие свои роли ты ценишь особенно?

    Ирина Старикович: Каждая роль дает мастерство, уверенность и основу внутреннюю. И если на сцене я не чувствую боли, переживаний, слез, трагизма, я как будто пустая. Не верю себе - значит, и зритель не верит. Мне важно проживать любую роль.

    В нашем театре нет постоянного режиссера. Приглашенные мастера притираются к определенной группе людей. Им удобнее с теми, с кем уже работали. Благо, я попадала в такие спектакли, как "Гранатовый браслет". Московский режиссер Сергей Стеблюк его поставил. Для меня это был переход в ролях из девочки в женщину, своеобразный мост. В "Гранатовом браслете" мой персонаж не выписан, он мало оформлен. И у режиссера возникла идея взять еще один рассказ Куприна и вплести его как историю в спектакль, чтобы моя роль была шире. Это была роль взросления. А второй его же спектакль дал мне силу, внутренний стержень как человеку. Это Аглая в "Настасье Филипповне".

    Главная же моя роль - в спектакле "Другой человек", который поставил Александр Маслов. Это была идея нашего актера Георгия Николаева, который засиделся и не мог ждать ролей. Сам искал пьесу. А потом позвал меня в партнеры. Спектакль "Другой человек" - это абсурд в высшей степени, это космос, моя любовь... К сожалению, такие спектакли редки, они как алмазы.

    Кстати

    Союз театральных деятелей Карелии наградил Ирину Старикович премией имени Людмилы Живых, которая около 30 лет проработала на сцене Музыкально-драматического театра Карельской АССР (Русский музыкальный и драматический театр Карелии). Вместе с Георгием Николаевым актриса отмечена также призом в номинации "Лучший актерский дуэт" за роль в спектакле "Другой человек", показанный на Международном театральном фестивале "Подмосковные вечера".

    Как рождается театр

    В театре мы - команда. И главные роли не состоятся без вторых и третьих. Мне кажется, что вторые роли интереснее первых. Там есть характерность, нужно с чем-то или с кем-то бороться, что-то преодолевать. Во многом вторые роли многограннее и сложнее первых. Да и зрители бывают разные. Кто-то сердцем взвешивает и оценивает актера, кто-то сравнивает тексты и костюмы. А есть умный зритель, который следит за мыслью спектакля и видит общую канву. И во всей этой совокупности рождается Театр. С гениальным режиссером, талантливыми актерами и умным и с открытым сердцем зрителем. За свои 25 лет служения театру я поняла, что неважно, какая роль - главная или второго плана. Основное - быть нужным театру, зрителю, себе. Играть и проживать жизнь только так, как умеешь ты. В этом уникальность и человеческая особенность личности актера. Мы должны быть вместе и заодно. Иначе не получится спектакль.