20.05.2022 11:40
    Рубрика:

    В Московской консерватории выступила одна из самых ярких певиц мировой оперы Василиса Бержанская

    Певица, без участия которой лучшие театры не представляют своих премьер, найдя небольшую паузу в европейских странствиях, представила в Москве программу из арий коронных для себя опер барокко и бельканто. Дуэт Василисе Бержанской составил ансамбль солистов "Новосибирская Камерата" под руководством Михаила Симоняна.
    У Василисы Бержанской безупречная вокальная техника, но это повод поделиться чем-то очень-очень личным. / Новосибирская филармония
    У Василисы Бержанской безупречная вокальная техника, но это повод поделиться чем-то очень-очень личным. / Новосибирская филармония

    Барочная часть концерта оказалась уникальным образцом совершенства "живого" исполнения. Первой "взяла слово" Красота - прозвучала знаменитая ария Un pensiero nemico di pace из оратории Георга Фридриха Генделя "Триумф Времени и Разочарования". Обычно публика воспринимает этот номер исключительно как эффектный концертный шлягер, представляемый лишь для демонстрации изощренной вокальной техники, и певицы охотно "подыгрывают" аудитории, превращая сложнейшую арию едва ли не в цирковой трюк. Но только не Василиса Бержанская. В ее исполнении ария стала настоящим философским монологом о восприятии времени, где ценно значение каждого слова, а безупречная вокальная техника - это лишь красивый, порой завораживающий способ поделиться чем-то очень-очень личным.

    Вообще степень "присвоения" музыки, с какой поет Василиса Бержанская, потрясающая. Ария брошенной волшебницы Альцины Ah! mio cor! schernito sei! из одноименной оперы Генделя и два соло из произведений Антонио Вивальди - ария Vedrò con mio diletto византийского императора Анастасия из оперы "Юстин" и ария Armatae face et anguibus Вагоя из оратории "Торжествующая Юдифь" были исполнены настолько стилистически точно, но при этом чувственно и страстно, что оставили впечатление чего-то совершенно нереального. Того, что действительно называется искусством. И тут нельзя не заметить, что "Новосибирская Камерата", правда, усиленная несколькими столичными музыкантами, продемонстрировала очень стильный и чуткий аккомпанемент, достойный солистки, что в последнее время стало огромной редкостью.

    Фото: предоставлено Новосибирской филармонией

    Василиса Бержанская обладает феноменальным голосом, которому, кажется, подвластно абсолютно все. Для нее виртуозность - инструмент высшего выражения страсти. Спеть так сегодня, кроме нее, не может, пожалуй, никто. В определенном плане она, безусловно, является наследницей таких барочных звезд, как итальянка Чечилия Бартоли или немка Симона Кермес, всегда ярких, темпераментных и виртуозных. Однако, если их техника пения часто посягала не только на представление о хорошем вкусе, но и на правила и законы академического вокала, то уроженка Ессентуков Василиса Бержанская в этих моментах отличается точностью и строгостью. И если ученица Рузанны Павловны Лисициан и выпускница Молодежной оперной программы Большого театра позволяет себе некоторую фривольность, так это лишь появиться на консерваторской сцене в элегантном черном "мини" немного в "готовском" стиле.

    Вторая половина концерта была посвящена бельканто - прозвучали каватина Ромео Ascolta! Se Romeo… из оперы Винченцо Беллини "Капулетти и Монтекки" и две арии из опер Джоаккино Россини - каватина Розины Una voce poco fa из "Севильского цирюльника" и финальная ария Анджелины Nacqui all'affanno… из "Золушки". И тут, к сожалению, оркестр, к которому присоединились киксующие духовые, неторопливые ударные, а также небольшая группа из Камерного хора Московской консерватории, заметно утратил стройность звучания. И изысканность исполнения осталась лишь прерогативой солистки. Но это все те партии, от которых в исполнении Василисы Бержанской европейская публика впадает в экстатический восторг. А вот Большому театру она почему-то не приглянулась. Но певица приняла приглашение Новосибирского театра, где теперь ее можно изредка услышать Розиной или Дидоной.

    Этот же редкий концерт завершился хитовыми, но оторванными от программы бисами - "запетой до дыр" арией Лауретты O mio babbino caro из оперы Джакомо Пуччини "Джанни Сккики" и арией Луизы Al pensar en el dueño de mis amores из сарсуэлы Руперто Чапи "Дочери Зеведея". А публика еще долго не хотела отпускать музыкантов.