24.05.2022 19:44

    Почему в природных пожарах стали выгорать целые деревни

    По данным МЧС, уже больше двух тысяч человек в регионах страны остались без жилья из-за продолжающих бушевать ландшафтных пожаров. В небольшом Уяре Красноярского края выгорела почти треть города, стихия уничтожила 201 жилой дом. В Называевске Омской области сгорело 85 домов. Но как вышло, что природные пожары подобрались к жилью человека? Почему их не удалось остановить на подходе? Об этом "РГ" побеседовала с доктором сельскохозяйственных наук, заслуженным лесоводом России Сергеем Залесовым.
    Практически все бушующие в этом сезоне пожары пока еще не лесные - они травяные, ландшафтные. / Максим Слуцкий / ТАСС
    Практически все бушующие в этом сезоне пожары пока еще не лесные - они травяные, ландшафтные. / Максим Слуцкий / ТАСС

    Сергей Вениаминович, почему выгорают целые села?

    Сергей Залесов: А вы давно были в деревне? Сегодня вокруг большинства из них типичная картина: поля, покрытые старой прошлогодней травой. Скот держать почти перестали, траву никто не косит, многие бывшие сельскохозяйственные угодья заброшены. И стоит только какому-нибудь, простите, дураку бросить окурок, и огонь моментально подберется к самому порогу. Обратите внимание, практически все бушующие в этом сезоне пожары пока еще не лесные - они травяные, ландшафтные. Раньше в деревнях у каждого хозяина было правило: обязательно выкосить заросли травы и высохших кустарников возле дома. Сегодня в моей родной деревне в Кировской области, где я вырос, трава возле домов стоит чуть ли не в человеческий рост.

    Именно ландшафтный пожар стал причиной того, что выгорела почти треть Уяра. Поле сухой травы возле города вспыхнуло моментально. Подсчитано: если ветер усиливается в два раза, то скорость пожара увеличивается в четыре. За считаные часы пламя подобралось к домам и не пощадило никого.

    Когда огонь захватывает десятки домов разом, никакие героические усилия пожарных не помогут…

    Сергей Залесов: Службы МЧС свою работу знают и в целом хорошо ее выполняют. Но главная-то задача состоит в том, чтобы свести пожары к минимуму, постараться их не допустить. А для этого нужно для каждого населенного пункта разработать и четко выполнять план противопожарной защиты. В каждой деревне он должен быть свой. Если рядом лес, это значит, нужно обрезать нижние сучья у деревьев хвойных пород метра на два вверх, убрать сухостой, валежник и мусор, причем по всей деревенской округе, чтобы пожар не смог перейти из низового в верховой и не подобрался к жилью. Проложить минерализованные полосы. Избавиться от сухого камыша. А где надо, применять отжиг горючих материалов, той же сухой прошлогодней травы. Но только строго по научной, продуманной технологии. Это ни в коем случае не должен быть беспорядочный и бесконтрольный пал травы. Он-то как раз и приводит к чудовищным пожарам. Если сделать противопожарное выжигание по правилам, то вокруг населенного пункта будет создан барьер, который не может преодолеть ни один пожар. Выжигание следует проводить квадратами, обязательно в безветренную погоду, когда рядом стоит пожарная машина и начеку пожарные. Наконец, траву можно просто выкосить. В любом случае сухих зарослей рядом с населенными пунктами быть не должно. Еще десять лет назад ученые нашего университета разработали такие противопожарные планы для Югры и части территорий Ямала. И, постучу по дереву, ни одного сгоревшего из-за травяных или лесных пожаров дома я там не знаю. Если меры защиты не предпринять, мы так и будем бесконечно бороться со следствием, а не с причиной, выбрасывая в прямом смысле в огонь огромные средства.

    Подсчитано: если ветер усиливается в два раза, то скорость пожара увеличивается в четыре раза

    Сегодня звучат предложения вырубить лес на расстоянии 300 метров от деревень, чтобы пожар не смог перекинуться на жилье. Как вы к этому относитесь?

    Сергей Залесов: Категорически против. Давайте смотреть правде в глаза: эта огромная вырубленная площадь уже через год превратится в то же самое заросшее поле с сухой травой и кустами. То есть в гремучую смесь для пожара. Лес-то вырубят, не сомневаюсь, желающие всегда найдутся. Но чтобы создать по-настоящему защитную зону, нужно тогда на ней выкорчевать все пни и потом каждый год это поле перепахивать. Но ведь до этого, как всегда, руки не будут доходить.

    А ученые знают, что делать?

    Сергей Залесов: Да, научные методики есть, лесотехнические вузы в нашей стране работают. Но знаете, когда в последний раз разрабатывался комплексный проект противопожарной защиты на научной основе в Свердловской области? В 1934 году! Но сегодня-то мы живем в XXI веке, и у нас выгорают целые деревни. По банальным причинам выгорают, вот что ужасно.

    Вы упомянули "дурака с окурком". Сегодня найти и наказать удается разве что единицы тех, по чьей вине произошли пожары. Что с этим делать?

    Сергей Залесов: Есть вполне официальный термин в технике: "защита от дурака". То есть расчет на то, чтобы техника не сломалась по чьему-то недомыслию. Так и в случае с пожарами: найти и наказать того, кто бросил непотушенный окурок или бутылку, от которых потом разгорелся пожар, можно разве что в редких случаях, а вот меры противопожарной защиты в подавляющем большинстве должны сработать безотказно.

    Раньше в деревнях на каждом из домов висела небольшая табличка с рисунком: у кого топор, у кого ведро. Чтобы каждый знал, что ему хватать, когда случится пожар. А как сейчас население могло бы помогать тушить пожары?

    Сергей Залесов: "Народное ополчение", конечно, хорошо, но нужно, чтобы оно действовало грамотно. Мы знаем примеры, когда торфяники выходили тушить парни в сланцах, а ведь там в прямом смысле горит земля под ногами. Они только пожарным мешали, хоть и из благих побуждений. Выход в создании добровольных пожарных дружин и обучении волонтеров. Знаете, у меня первая запись-благодарность в трудовой книжке какая? "За самоотверженное тушение пожара". Но мало кто знает, что во время того пожара я чуть не погиб, потому что был молодой и ничего, кроме теоретических знаний после техникума, у меня не было. Еще важнее, так это провести учебу с руководителями муниципалитетов. Вот уж кому на месте нужно быстро и четко принимать решения. И во многом от их действий зависит, удастся ли отстоять дома в экстремальной ситуации.

    Каждый год в стране выгорают миллионы гектаров леса. Лесные пожары можно свести к минимуму?

    Сергей Залесов: К сожалению, мы разрушили систему, которая действовала в СССР, когда за каждым участком леса был закреплен свой лесник. И он знал его как свои пять пальцев. Сегодня службу несут только пожарные инспекторы, но их немного, в лесу они бывают наездами. И по большому счету, мало что от них зависит.

    Страна у нас огромная, условия везде разные. Скажем, в лесных регионах невозможно закрепить за каждым участком своего человека. А вот, скажем, для Курганской или Челябинской области схема действовала бы очень эффективно. То, что сегодня у нас нет системы предотвращения пожаров - это большая потеря. Да, мы гордимся тем, что у нас есть мощные самолеты, способные перевозить и сбрасывать тонны воды разом, что создана система контроля за пожарами даже из космоса. То есть ставка сделана на то, что случись пожар, тут же появятся спасатели с мощной техникой и все потушат. Но как доказала практика, в жизни выходит далеко не все так гладко.