20idei_media20
    08.06.2022 10:39
    Рубрика:

    На Кубани "РГ" побывала в уникальном хранилище мирового запаса семян

    Поселок Ботаника в Гулькевичском районе края - настоящий наукоград, стоящий в ряду таких знаменитостей, как Дубна или Сибирский Академгородок. Здесь все необычно - начиная с лесополос, высаженных канадским дубом, до парка с синими цветками пролесок.
    Здесь 300 тысяч единиц хранения 250 сельскохозяйственных культур и их диких родичей. / Анна Юркова/РГ
    Здесь 300 тысяч единиц хранения 250 сельскохозяйственных культур и их диких родичей. / Анна Юркова/РГ

    Но если редкость деревьев можно и пропустить, то здание на насыпном холме - нет. Именно в спрятанных под землей его этажах хранится стратегическая не только для нашей страны, но и всего мира в целом дублетная коллекция семян сельскохозяйственных культур, которую начал собирать еще академик Николай Вавилов. Как поддерживается жизнеспособность образцов, какие экзотичные для нас культуры имеют шансы выйти на рынок и сможем ли мы полностью заменить импортные продукты (а это сегодня очень важный момент), разбиралась корреспондент "РГ".

    Чечевица из 1978-го

    Здание Кубанского генетического банка семян, построенное в 1976 году, первоначально носило название "Государственное хранилище мировой коллекции семян", которое было решено создать в системе Всесоюзного института растениеводства имени Н. И. Вавилова (ВИР). Его задача - обеспечивать длительное хранение семян коллекционных образцов без существенного снижения всхожести и нарушения их генетического потенциала. Прохлада и темнота подземных камер как нельзя лучше подходят для этой цели.

    Систему хранения бесценного запаса сельхозкультур я бы сравнила с огромной картотекой. Спустившись по лестнице в одну из камер, где температура 4,5 градуса, видишь высокие, до потолка, стальные стеллажи. В железных ящиках при неярком свете поблескивают сотни стеклянных баночек с семенами сои, пшеницы, арбуза, капусты, тыквы. Каждая снабжена этикеткой с номером ячейки, ряда и датой закладки. Передо мной - горсть медной чечевицы... заложенной в октябре 1978 года.

    - Сейчас у нас около 300 тысяч единиц хранения 250 сельскохозяйственных культур и их диких родичей, это образцы, которые имеют несколько репродукций, - рассказывает директор Кубанского генетического банка семян - филиала ВИР имени Н. И. Вавилова Татьяна Герасимова. - До 2000 года в нашем распоряжении находились только эти 24 подземные камеры. В таких условиях практически все растения хранятся в течение двадцати лет.

    Поначалу сюда ежегодно на хранение из головного центра ВИР в Санкт-Петербурге (где находится первичная коллекция) привозили по 20-25 тысяч образцов. Сейчас пополнение происходит не столь интенсивно, и все же научные институты и опытные станции из разных регионов России регулярно присылают свои культуры. При этом половину собрания составляют зерновые - пшеница, рожь, ячмень, овес, тритикале. Есть коллекции табака и махорки, риса, мака, дикого картофеля, овощей из "борщевого набора" и многое другое.

    Хохоба на перспективу

    Все семена лаборанты обязательно проверяют на всхожесть и оставляют самые жизнеспособные образцы. Перед консервацией их помещают в сушильные камеры: небольшое помещение, заставленное шкафами с бумажными пакетами, наполнено теплым скрипучим воздухом, нагретым до 20 градусов. Семена здесь "томятся" в течение месяца, но некоторые, как, например, глянцевитый сорго (хлебный засухоустойчивый злак родом из Северо-Восточной Африки), тяжело отдают влагу, и их помещают в селикогель.

    - Пониженная влажность позволяет затормозить биохимические процессы в семени. Готовность образца к "закатке" определяется с помощью галогенного анализатора влажности, - показывает на компактный прибор на столе лаборант Рита Коровина. Она ложечкой зачерпывает смолотые в муку семена пшеницы, аккуратно высыпает их в чашу весов, закрывает крышку, и вскоре сигнал возвещает о результатах анализа. Если средний показатель влажности культуры еще велик, то ее досушивают.

    Сложно предугадать, какие культуры пригодятся на полях, тот же сорго, такой популярный в СССР, недавно опять получил распространение у фермеров. А есть редкие растения, которые вряд ли будут возделываться в наших климатических зонах, тем не менее они тоже являются важной частью коллекции. К такому типу относится хохоба (или жожоба) - крепкий ветвистый кустарник североамериканских пустынь и Азии, и для него в филиале ВИР заведен отдельный журнал. Открываю и читаю короткую запись биографии единственного образца: "Хохоба 1986 года репродукции, год закладки - 1995 год". По мнению сотрудников, в качестве эксперимента его можно попробовать посадить в Астраханской области, где происходит опустынивание земель.

    В железных ящиках поблескивают сотни стеклянных баночек с семенами сои, пшеницы, арбуза, капусты, тыквы

    - Я как раз проращивала его плотные кожистые семена, чем-то они напоминают семена гледичии колючей, - признается лаборант Людмила Балицкая. - Знаю, что масло жожоба используют в косметике. Из редких культур через мои руки также проходили дикие родичи пшеницы, привезенные из Дагестана. Так как они являются носителями ценных генов - устойчивости к засухе, морозу, холоду и даже к болезням и вредителям, то в селекции будущее за ними. Когда меня в 1979 году пригласили работать в хранилище, все было новым - под землей в коридорах по периметру лежали ковры, холода в камерах еще не было, а нужную влажность создавали воздуховоды, - вспоминает Людмила Павловна. - Сегодня все потихоньку восстанавливается: мы работаем с новым оборудованием, а учет сроков хранения ведется с помощью компьютера.

    Секрет арахиса

    Причем ошибочно считать, что коллекция семян, по аналогии со сказочной иглой Кощея, должна быть лишь надежно укрыта от света. Часть растений участвует в селекционном процессе, в частности на разместившейся через парк знаменитой Кубанской опытной станции - другом филиале ВИР. Выведение новых сортов здесь не прекращалось даже в постсоветский период. Только за последние двадцать лет под руководством доктора наук Генриха Техановича были созданы 39 сортов бахчевых культур. Это арбузы, дыни, кабачки, патиссоны.

    - Наша техническая база не рассчитана на производство большого количества семян, все-таки мы научно-исследовательское учреждение. Но наши сорта пользуются популярностью, в основном у дачников и малых хозяйств, - отмечает директор Кубанской опытной станции - филиала ВИР Юрий Елацков. - В СССР новые сорта реализовывались по всему союзу через систему "Сортсемовощ", но когда она прекратила свое существование, образовался разрыв между селекционерами и аграриями. Эту нишу быстро заполнили иностранные фирмы, которые не скупились на рекламу, различные семинары и симпозиумы. Сейчас есть уникальная возможность преодолеть этот разрыв: во-первых, из-за удорожания зарубежного семенного материала фермеры сами обращаются к отечественным производителям, а во-вторых, нужно наладить выпуск оборудования семеноводства.

    Тихой сенсацией ученых опытной станции стал арахис "отрадокубанский". Тихой, потому что это единственный сорт российского земляного ореха. Кубанский арахис в российских условиях показал себя куда лучше своих американских собратьев как по урожайности, так и по вкусовым качествам.

    Казус с "красавчиком"

    Благодаря стараниям кубанских ученых мускатные дыни или сладкие арбузы с золотисто-медового цвета мякотью уже не являются диковинкой на российских прилавках. И все же сельскохозяйственные изыски не сразу завоевывают потребителя, а порой необычность внешнего вида может сыграть с растением злую шутку, как, например, вышло с арбузом сорта "красавчик", внесенным в госреестр селекционных достижений в 2006 году.

    - Это замечательный арбуз с тонкой корочкой и нежной сладкой мякотью. Единственно, у него была проблема - светло-орехового цвета семечки, - вспоминает с улыбкой Юрий. - Фермеры его разрезают, видят, что цвет непривычный, и сразу подозревают неспелость. У покупателя тоже срабатывали подобные ассоциации.