13.06.2022 18:17
    Поделиться

    Корреспондент "РГ" увидел сожженное националистами зерно в мариупольском порту

    Мировой продовольственный кризис стал одной из главных тем в информационной повестке зарубежных СМИ. При этом западные эксперты и журналисты обвиняют Россию в создании дефицита зерна, а вот действия украинских военных почему-то игнорируются. В то же время, по информации Минобороны России, именно ВСУ часто ведут огонь под прикрытием элеваторов и зернохранилищ. А отступая из мариупольского порта, украинские националисты сознательно подожгли зерно.
    Огромные силосные башни в порту Мариуполя повреждены, из них сыплется сгоревшее зерно - черные сухие струйки угольков, непригодных в пищу.
    Огромные силосные башни в порту Мариуполя повреждены, из них сыплется сгоревшее зерно - черные сухие струйки угольков, непригодных в пищу. / Максим Антонов/РГ

    Об этом заявил руководитель российского Межведомственного координационного штаба по гуманитарному реагированию, начальник Национального центра управления обороной РФ генерал-полковник Михаил Мизинцев. В результате было уничтожено более 50 тысяч тонн зерна. Произошедшее уже названо продовольственным терроризмом, и СК РФ изучит все имеющиеся данные. Корреспонденты "РГ" побывали в мариупольском порту и убедились, что зерно действительно сожжено.

    В этом районе шли ожесточенные столкновения. Дороги от завалов здесь уже расчистили, но об интенсивности боев в портовой зоне свидетельствуют разрушенные дома и многочисленные воронки. В заборе, ограждающем территорию порта, тоже зияют пробоины от снарядов. Мы проезжаем мимо бригады каменщиков, заделывающих один из таких проломов, и останавливаемся у проходной с вооруженной охраной.

    Сейчас попасть в порт, который является стратегическим объектом, можно только после ряда согласований и договоренностей. Получив добро, въезжаем на территорию. Сразу бросается в глаза новенькая дверь на посеченной осколками стене ближайшего здания. Здесь тоже повсюду видны следы недавних боев. Но порт уже работает. Пространство очищено от обломков, куски искореженного металла убраны в сторону, погрузочные терминалы и проезды к ним разминированы. Причалы принимают первые гражданские суда.

    Проезжаем к зерновым терминалам.

    Огромные металлические силосные башни повреждены. Одна практически полностью развалилась. Из разбитых сооружений до сих пор сыплется сгоревшее зерно - черные сухие струйки маленьких угольков, непригодных в пищу. Груды, горы угольков. О том, что происходило в мариупольском порту и на зерновых терминалах, рассказывает и.о. главного инженера зернового терминала Дмитрий Гончаренко:

    Очень много зерна, увы, было потеряно безвозвратно. Многие зернохранилища сильно повреждены, их придется демонтировать, менять крыши

    - 2 марта сюда зашли украинские военные. Они выгнали рабочих и закрыли проходную бронетехникой. 6 марта мне все же удалось попасть в порт. Тут было много бронетехники, стояли подразделения ВСУ, теробороны и "Азова" (запрещен в РФ. - прим. ред.). В портовой зоне создавался укрепрайон. Из-за близости моря здесь нет серьезных подземных сооружений и бомбоубежищ, как в "Азовстали", поэтому украинские военные обустроили убежище в тоннелях под зернокомплексами, через которые осуществлялась перевалка зерна на суда. Здесь находится шесть емкостей, рассчитанных на 8000 тонн зерна, а под ними - довольно крепкие постаменты и пространство высотой около 60 сантиметров над землей. Там-то украинские военные и прятались. По сути - под зерном.

    Отступая, националисты старались уничтожить все, что могли. На территории порта были взорваны краны, техника, повреждена инфраструктура, в кабинетах взломаны сейфы, разбито и сожжено оборудование. Компьютеры просто растаптывали ногами, об этом свидетельствуют следы ботинок. Оставить зерно городу, в котором уже практически не было продовольствия, отступающие тоже не захотели.

    - 24 апреля, когда территория была освобождена, я снова пришел сюда. Повсюду лежали трупы, торчали неразорвавшиеся снаряды, все было заминировано. Во многих местах бушевал огонь. Зерно тоже подожгли. Мы вызвали МЧС ДНР, и спасатели быстро среагировали. Сюда сразу пригнали восемь единиц техники и 35 человек личного состава. Но очень много зерна, увы, было потеряно безвозвратно. В этом силосе, например, сгорело примерно 5500 тонн кукурузы, а само сооружение развалилось. А ведь цена только одного такого силоса - полмиллиона долларов. Другие зернохранилища тоже сильно повреждены, их придется демонтировать, менять крыши. В них была пшеница, она теперь испорчена. В лучшем случае ее частично можно будет использовать на комбикорм для скота. А ведь это хлеб, которым можно было накормить людей. Подобное отношение к зерну со стороны украинских военных - настоящий геноцид. Я своими глазами видел, как мариупольцы голодали. Еще в феврале из города выехала вся власть и сбежал мэр. Полиции не было, жители оказались брошены на произвол судьбы. Магазины были разграблены, мирных жителей из города не выпускали, пока российские войска не смогли пробить коридор для эвакуации. Украинские военные обстреливали мирные кварталы, где не было ни ополченцев ДНР, ни российских военных, а мариупольцы искали хоть какую-нибудь еду в разрушенных домах. Разумеется, в такой ситуации зерно очень пригодилось бы, но его решили сжечь, - сокрушается Дмитрий Гончаренко.

    Еще недавно в порту шли бои, но сейчас его расчищают от обломков, гавань уже работает. Фото: Максим Антонов/РГ

    При этом националисты не ограничились разгромом портовой инфраструктуры на суше, они также перекрыли акваторию затопленными кораблями и минами, которые находят до сих пор.

    - Недавно российские саперы-подводники обнаружили подводную мину и уничтожили ее. Людей предупредили, увели в укрытие. Раздался взрыв. Водолазы также подняли затопленные украинские пограничные катера и гражданские суда. В них просто открывали кингстоны, и корабли пускали на дно, чтобы закрыть вход в портовую акваторию, - рассказывает Дмитрий Гончаренко.

    Сейчас в порту продолжаются восстановительные работы. Причем в них активно участвуют волонтеры - рядовые мариупольцы. Горожане прекрасно понимают, что порт - это одно из немногих предприятий, которое уже действует, а морем сюда доставляют гуманитарную помощь и стройматериалы, которые позволят быстрее подготовиться к зиме.

    Кстати

    После перехода города под контроль ДНР первый сухогруз уже доставил из Мариуполя в Ростов-на-Дону около 2,5 тысячи тонн металлопроката. А до конца года, по словам главы ДНР Дениса Пушилина, в мариупольском порту планируется отгрузить около миллиона тонн продукции.

    Тем временем

    Украинская артиллерия нанесла массированный удар по Донецку. Судя по всему, применялись 155-миллиметровые гаубицы из стран НАТО. Под обстрел попал многолюдный Майский рынок в Буденновском районе. Стекла вылетели и в квартирах ближайших домов.

    - У нас же нет здесь никаких военных объектов! Почему сюда бьют? - недоумевающе спрашивает мужчина, чудом спасшийся от осколков.

    На рынке горят павильоны. Повреждены две машины. В одном из павильонов, который еще тушат пожарные, среди обугленных досок видны останки сгоревшего человека.

    - Это мой друг. Торговал телефонами, не воевал, - рассказывает один из продавцов. - Еще одну знакомую увезли в больницу - ей осколками пробило живот.

    Чуть поодаль посреди опустевшего торгового ряда лежат два трупа - женщина и мальчик лет десяти. Мать и сын. Голова ребенка пробита. Рядом плачет отец. Семья вышла на рынок за покупками и попала под обстрел.

    - Взорвалось, когда я шла по той стороне рынка, - рассказывает местная жительница. - Там наш ларек был. Все сгорело. Знаю, что одна моя дочка уехала. Другая… Другая вот она, тоже, слава богу, жива! - говорит пожилая женщина.

    По предварительным данным, на рынке погибли три человека, еще четверо ранены. Одного из мужчин с ног до головы забрызгало краской, которой он торговал, но сам продавец не пострадал. Специалисты изучают обнаруженные на месте обстрела осколки снаряда. Пытаются прочитать надпись на зеленом кусочке металла. Надпись сделана латиницей. Над Киевским районом тоже поднимается густой столб дыма.