Поделиться

    Что станет с российским рынком программного обеспечения в условиях санкций

    "Уже через два года все операционные системы и текстовые редакторы, используемые в органах государственной власти Санкт-Петербурга и подведомственных им государственных учреждениях, будут отечественными", - заявляют в Смольном. Такая интенсификация перехода на отечественное программное обеспечение - следствие ухода IT-гигантов из России, который затронул вообще все сферы жизни в стране. Кроме того, по решению иностранных владельцев только в Петербурге уже остановлены на неопределенный срок заводы автопроизводителей и автокомпонентов, есть проблемы в химической промышленности.
    Одна из последних отечественных
разработок — устройство "Нейрочат"
для общения с помощью силы
мысли — создана без помощи
западных технологий.
    Одна из последних отечественных разработок — устройство "Нейрочат" для общения с помощью силы мысли — создана без помощи западных технологий. / Максим Блинов/РИА Новости

    Но наиболее серьезным последствием исчезновения иностранных производителей с российского рынка может стать не дефицит товаров и услуг, а всплеск всех видов пиратства, считают эксперты в сфере патентного права. Как следствие - окончательное отлучение России от цивилизованного рынка распространения программ и технологий. Чтобы предотвратить это, в российском законодательстве есть все необходимые инструменты, необходимо лишь грамотно ими воспользоваться.

    - С самого начала мы отмечаем настойчивое требование об отмене патентов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, - отмечает патентный поверенный, вице-президент ОПОРЫ РОССИИ, председатель Общественного совета Роспатента Наталья Золотых. - Аргумент - повторим у себя и так преодолеем санкции. Эта позиция еще не победила, так как все ждут, как сработают параллельный импорт и импортозамещение. Но если в данном направлении возникнут проблемы, подобное давление еще возрастет.

    В России в начале марта был принят Федеральный закон N 46-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты", большинство положений которого касаются работы в условиях санкций. Статья 18 в том числе дает право правительству РФ устанавливать "перечень товаров (групп товаров), в отношении которых не могут применяться отдельные положения Гражданского кодекса РФ о защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, выраженные в таких товарах, и средства индивидуализации, которыми такие товары маркированы". После этого эксперты ожидали приостановки патентного права в отношении недружественных стран - этого пока не произошло. В свою очередь иностранные компании - японские, американские - не отказываются от возможности зарегистрировать свое право на ту или иную интеллектуальную собственность в России. "Они не выходят на российский рынок, но оставляют его за собой", - отмечает Золотых.

    Юристы уверены, что рано или поздно ситуация стабилизируется, поскольку наша страна - интересный для западного бизнеса рынок. И в словосочетании "интеллектуальная собственность" сегодня главное слово "собственность". На фоне иностранных государств, которые вовсю распоряжаются российскими активами, формально находящимися в их юрисдикции, выверенная правовая позиция РФ - вопрос репутации, которой тот же Запад придает большое значение. Поэтому в настоящее время наибольшую сложность представляет собой дальнейший курс правительства РФ.

    Пока случаи интеллектуального рейдерства носят единичный характер, и так будет, пока не прояснится позиция законодателя. Однако некоторые эксперты, работающие исключительно с иностранным программным обеспечением (поскольку российского нет), считают актуальным трендом "зыринг" и "тыринг", то есть грядущее массовое "серое" копирование импортных продуктов. Более цивилизованный вариант - принудительная лицензия на изобретение, полезную модель или промышленный образец, такую возможность дает статья 1362 ГК РФ. Она, в частности, предполагает, что если предмет лицензирования в течение определенного срока "не используется либо недостаточно используется патентообладателем, что приводит к недостаточному предложению соответствующих товаров, работ или услуг на рынке, любое лицо при отказе патентообладателя от заключения лицензионного договора на условиях, соответствующих установившейся практике, вправе обратиться в суд". И лучше принудительный патент, чем торренты и пиратство с возможностью творить то, что хочется, считает вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, член Наблюдательного совета Ассоциации операторов информационных систем и операторов обмена цифровых финансовых активов Елена Авакян, "иначе мы получим не замещающий рынок, а очередную версию хаоса". Потому что бизнес может вкладываться в полное изменение логистических связей и развитие параллельного импорта, только будучи полностью уверенным в безопасности своих действий - во всех смыслах.

    - Если мы будем создавать хоть какую-то правовую защиту, то защиту оставят и нам на иностранных ресурсах, - подчеркивает Авакян, - это великий и беспощадный принцип взаимности "ты мне - я тебе".

    P. S.

    Обратная сторона проблемы - выход российских компаний на международные рынки сегодня тоже закрыт. Взаимодействие Европейского патентного ведомства (ЕПВ) и Ведомства США по патентам и товарным знакам (USPTO) с Роспатентом приостановлено. Однако фармацевтическая отрасль, образование, IT-технологии продолжают развиваться, и России необходимо фиксировать свое приоритетное право в этих областях - это вопрос и имиджа, и выгоды. По мнению управляющего партнера международной юридической компании Beier & Partners Елены Байер, для российских брендов возможен "заход" из других, нейтральных или дружественных юрисдикций. Однако для этого необходимы перенос активов и локализация, иначе вероятны риски для маркетинговых стратегий. А пока главная перспектива россиян - открытые лицензии на продукты интеллектуальной собственности, они дают возможность формировать если не финансовый, то хотя бы репутационный капитал.

    Поделиться