20idei_media20
    11.08.2022 19:20
    Рубрика:

    Врач Валерий Вечорко рассказал, чем медицинская помощь отличается от медицинских услуг

    Медицинская помощь, ее доступность, ее качество всегда под особым прицелом всех. И объяснять сей факт нет необходимости. Это же наше с вами здоровье. Это же наша с вами жизнь. Разговоры о здоровье, обсуждение проблем, с ним связанных, всегда в тренде. И в тесных компаниях, и на всех телевизионных и радиоканалах, на всех лавочках во всех дворах. И тут все знатоки. Тут все обо всем знают. А потом...

    Потом проводятся опросы - их множество - и, например, выясняется, что в городах-миллионниках перепроверять диагноз или назначенные лекарства за последние три - пять лет приходилось большему количеству респондентов (48%), чем россиянам из городов численностью 500-950 тысяч жителей (39%). Почему?

    Валерий Вечорко: Пациенты разные. У каждого своя болезнь, страхи, свое отношение к выздоровлению. Фото: Александр Корольков

    Однозначного ответа у меня лично нет. Могу предположить, что в небольших городах медики более внимательны к своим пациентам, по-человечески ближе к их бедам. Многие годы иногда езжу на машине из Москвы в Нижний Новгород. Вдоль вполне современного шоссе старые домики. Невольно думается: где, у кого лечатся их обитатели? Они не спешат перепроверить диагноз?

    Естественно, в городах-миллионниках возможности службы здоровья куда солиднее - и по кадрам, и по оснащению. А по милосердию? Оно побоку? Из мира эмоций? Оно не ко двору в медицинских услугах. Но уместно в медицинской помощи. Закономерно, судя по опросам, доверие врачам выше у россиян старше 60 лет - 73%. Они еще помнят медицинскую помощь. А вот те, кому от 25 до 44 лет (50%), часто обращаются за консультациями.

    Захлестывают эмоции? Медицина без них реальна? Сейчас законодательно отменены образовательные услуги. А медицинские? О разнице между "медуслугой" и "медпомощью", о деонтологии, то есть этике в медицине, говорим с главным врачом московской больницы N 15 имени Филатова Валерием Вечорко.

    ...Личный телефон Вечорко долго не отвечал. Перезвонила бдительный секретарь: "Валерий Иванович сейчас в палате терапии разговаривает с пациентом". - "Что-то случилось?" - "Да, нет! Обычный разговор". Вот и у нас обычный разговор о том, что дискуссия вокруг понятий "медицинская помощь" и "медицинские услуги" идет давно, а претензии к службе здоровья имеют место быть.

    Валерий Вечорко: Если не вдаваться в этимологические дебри словообразования, то, мне кажется, этот спор не стоит внимания, если четко разграничить понятия: "медицинская помощь" - это бесплатно, по ОМС. А "услуги" - это за деньги. Тогда и дискутировать нет смысла. С точки зрения существующего законодательства медицинская услуга представляет собой экономико-правовую категорию, а медицинская помощь - профессионально-нравственную, что отражено в Конституции РФ. Там сказано: "Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

    Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений". В Конституции нет и не может быть никаких гарантированных медицинских услуг. Но это понятие обозначено уже в Гражданском кодексе РФ, где определяющим критерием услуги, в том числе и медицинской, является ее возмездность.

    Возможно, термин "медуслуги" всплыл, когда уважаемые экономисты считали затраты государства на здравоохранение. Не секрет, что в любой стране мира медицина - это дорого. Это очень дорого, потому что это и новые технологии, и обучение врачей и персонала, и новое оборудование, и современные лекарства, и разработки в этой сфере... Колоссальные деньги! Вот и решили ввести такой термин, который включает в себя не научные и гуманистические понятия, а сугубо правовые и, безусловно, экономические, такие оценочные величины, как своевременность, доступность, качество и эффективность медицинской помощи.

    Все очень даже складно получается...

    Валерий Вечорко: Если бы не одно "но": Если начисто забыть про медицинскую этику. При ней "медицинские услуги" неуместны, речь же идет о здоровье и жизни не одного пациента, а всего общества. Некрасиво звучит, несет двойной смысл. Ну не может врач быть поставщиком/продавцом услуг, а больной - покупателем своего здоровья. На практике термины "медицинская помощь" и "медицинская услуга" отождествляют. В итоге мы видим принижение социальной роли врача, сводящейся исключительно к оказанию услуг. Это меняет отношение в обществе к представителям нашей профессии, создает основу для так называемого "пациентского экстремизма". Поэтому волнует эта дискуссия прежде всего врачей, которые шли в медицину для гуманистического служения людям. И никогда для прислуживания.

    Сравните: "доктор спас пожилого пациента" и "доктор оказал услугу ветерану войны". Что дальше? Услугу по спасению? Режет слух? И мне режет. Уверяю, ни один из наших, и не только наших сотрудников не выбирал медицину частью своей жизни для оказания услуг. Именно врачи первыми оказываются на передовой во время пандемий, эпидемий, катастроф и разных чрезвычайных ситуаций. Они что, оказывают услуги пострадавшим? Нет! Они спасают, оказывая помощь, часто жертвуя собственной жизнью! Нам важно излечить, а не выполнить "заказ", "не обслужить" больного с инсультом, инфарктом, незрячего, с переломом, с ковидом, находящегося на операционном столе или в реанимации между жизнью и смертью.

    Не навреди словом, а не только действием. Ни в коем случае не напугать! Слово лечит. Общение "врач - пациент" - такое же лекарство и такая же хирургия

    От термина "услуги" фактически отказались в сфере образования.

    Валерий Вечорко: Мы разделяем и поддерживаем это решение. Надеемся, что очередь дойдет и до медицины. "Медицинские услуги" - пусть остаются как термин для нормативных и экономических документов. А в обществе звучит единственное понятное и приемлемое обозначение для медработников и пациентов - медицинская помощь. Врач - это призвание, это образ жизни, это великое служение. Но не обслуживание!

    И в медицине без этики невозможно.

    Валерий Вечорко: Общеизвестно: Primum non nocere (лат.) - прежде всего не навреди. Это один из важнейших этических принципов врачевания. Не навреди словом, а не только действием. Пациенты же разные. У каждого своя болезнь, свои страхи и свое отношение к своему выздоровлению. Заболев, человек меняется эмоционально, меняется его характер, поведение. Поэтому так важно слово врача, правильный диалог с пациентом. Это не только культура общения. Это, безусловно, такт, внимание, поддержка, умение успокоить. Ни в коем случае не напугать! Общение "врач - пациент" - такое же лекарство и такая же хирургия по значимости.

    Поэтому вы ходите в палаты к пациентам? О чем разговариваете с ними? Их не удивляет такое "просто так" появление главного?

    Валерий Вечорко: А почему должно удивлять? Еще Авиценна писал: "У врача есть три средства в борьбе с болезнью - слово, растение, нож". Обратите внимание "слово", по мнению врачевателя древности, на первом месте и так же важно для выздоровления пациента, как и скальпель хирурга. Значимость слова врача преподают еще в вузе как часть медицинской этики. Есть целая дисциплина - деонтология (греч. deon - должное, logos - слово, наука), которая постулирует правила поведения врача с пациентом. И очень важно, чтобы студент, сдав экзамен, не растерял это важное знание, а руководствовался им всю жизнь. Не секрет, что больной, страдающий человек невероятно раним. Поэтому еще одним оружием врача считал и считаю терпение.

    Едва переступив порог клиники, пациент должен ощущать заботу о себе. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

    Согласитесь, Валерий Иванович, терпение требуется не только от врача.

    Валерий Вечорко: Согласен абсолютно! Испокон веков врач борется за здоровье и жизнь пациента. Но всегда для победы над болезнью нужны оба: не только искусный врачеватель, но и заинтересованный в своем выздоровлении пациент.

    Нужно, чтобы больной ХОТЕЛ стать здоровым. Всю свою многолетнюю практику наблюдал такую тенденцию: лежат в отделении два человека с одинаковым диагнозом. Один мыслит позитивно, делится планами - чем займется после выписки, куда поедет, мечтает. А второй - мрачнее тучи, только и спрашивает - я умру, меня не спасти? Кто из них пойдет на поправку? Ответ очевиден.

    И потому в 15-й - и не только в ней - трудятся психологи?

    Валерий Вечорко: Для того чтобы помочь нашим пациентам справиться со стрессом, а больница, болезнь, боль - это всегда стресс, чтобы настроить их на борьбу с недугом, принимать лечение, психологи необходимы. Судите сами. В стационаре, к примеру, лежат одинокие люди. Бывает, им просто некому выговориться. Им хочется почувствовать себя нужными. Это очень заметно в старших возрастных категориях. Бывают и вовсе сложные ситуации, когда дети оставляют своих родителей, не заботятся о них. Есть случаи, когда стариков оставляют и настаивают, чтобы их подольше "подержали" в больнице. Такие пациенты очень уязвимы. К ним должно быть особенное отношение и внимание.

    Или, к примеру, пациенту показана сложная операция. Он нервничает, переживает, раздражается. Здесь снова зовем психолога. Но при этом я всегда прошу сотрудников - говорите с пациентами, с их родственниками. Я всегда вспоминаю высказывания из древнекитайской книги "О природе и жизни". В ней изложены основные правила, которыми должен руководствоваться каждый врач. Одно из них - необходимость внушить больному уверенность в выздоровлении. Есть там и такой совет врачу: "Умей держать сердце в груди". То есть будь сдержан, но в то же время участлив, прояви заботу и милосердие.

    Мы живем в эпоху доминирования интернета и соцсетей. Я и сам веду странички в Telegram и "ВКонтакте". В комментариях наши пациенты, бывает, критикуют, но все же больше благодарят. И не только за спасение и выздоровление, а еще за поддержку, за участие. За медицинскую помощь. И данные проведенных опросов, данные статистики, которые были вступлением к нашему разговору, тому свидетельство. От них ни в коем случае нельзя отмахиваться! С ними необходимо считаться. Делать выводы. И... оказывать медицинскую помощь.

    Поделиться: