20idei_media20
    18.08.2022 20:15
    Рубрика:

    Корреспонденты "РГ" побывали на тренировочном полигоне танкистов в ДНР

    Танки грязи не боятся. В правдивости этой популярной в России поговорки можно было убедиться, попав на тренировочный полигон в Волновахском районе ДНР. Здесь, несмотря на сильный ливень, оттачивают свое мастерство экипажи более десятка танков Т-72 и Т-80. По команде руководителя стрельб четверка Т-72, поднимая из-под гусениц комья грязи и мелкого щебня, залетает на огневые позиции. По команде "огонь!" наводчики-операторы стреляют по мишеням осколочно-фугасными зарядами. Грохот стоит такой, что через некоторое время ненадолго глохнешь.

    Учеба у линии фронта

    После трех выстрелов танки быстро меняют позиции. Идет отработка так называемого переката. Это делается для того, чтобы машины не накрыло ответным огнем противника. Танки, ревя моторами и разбрасывая комья грязи, на скорости уносятся вперед, к мишеням. Затем по команде синхронно отползают назад, держа в прицеле условного противника. Такими маневрами оттачивается автоматизм действий экипажей машин. На полигоне тренируются танкисты нескольких военных округов, а также военные из ДНР. Учеба идет под присмотром опытных офицеров, которые прошли огонь и воду в ходе специальной военной операции. После каждого маневра инструкторы скрупулезно разбирают все нюансы стрельб, указывают на ошибки. Детально объясняют тонкости танковой науки, в том числе сложный способ боевого применения танковых подразделений.

    Суть способа состоит в привлечении танков к выполнению несвойственных им огневых задач полевой артиллерии - стрельбе из закрытых огневых позиций. Танкисты периодически посматривают в хмурое небо. Учеба идет неподалеку от линии фронта, поэтому обстрелы здесь вполне вероятны.

    Командир танкового взвода Южного военного округа Александр с позывным Заноза рассказывает, что находится на Украине с первого дня специальной военной операции.

    Или ты, или тебя

    Говоря о тактике ведения танкового боя, Александр рассказал, что сейчас все чаще танкисты применяют стрельбу из закрытых позиций. "Такая стрельба очень эффективна. Во-первых, намного меньше риска для экипажа. Во-вторых, такой огонь по эффективности превышает даже стрельбу из гаубиц, главное, сделать точные расчеты. Правда, приходится вспоминать школьные годы, уроки геометрии", - шутит офицер. Вспоминает, что заходил на Украину из Крыма и его танк, на который были установлены минные тралы, шел впереди колонны.

    "Конечно, разведка наша сработала, дала данные по минным полям, но все равно существовала опасность нарваться на случайную закладку. Можно сказать, что для меня это был выезд в неизвестность. Когда указатели с названиями населенных пунктов на украинском языке увидел, начался небольшой мандраж", - говорит Александр.

    Затем у офицера были бои в Херсонской области и Запорожье. Под городом Орехов Запорожской области Александр получил ранение.

    "По танкам открыли стрельбу из ПТУР и 120-мм минометов. Нам дали команду на откат, и мой танк наехал на противотанковую мину с сюрпризом. Под ней находилось несколько снарядов, поэтому взрыв получился очень мощным", - рассказывает Заноза. Как правило, если танк наезжает на противотанковую мину, то у машины срывает гусеницу, либо отрывает несколько катков. А если эта мина с "сюрпризом", то последствия очень тяжелые.

    "После взрыва загорелась боеукладка танка, погиб механик-водитель, я получил ранение и тяжелую контузию. Чудом вместе с наводчиком выбрался из танка", - вспоминает офицер.

    Отвалявшись по госпиталям три месяца, Александр вернулся в строй. Говорит, что уже понимает, что работа танкиста - это постоянный риск попасть под удар. В начале боя у танкиста всегда присутствует чувство страха. Но в бою страх пропадает, и начинают работать инстинкты. Победителем выходит тот, кто лучше подготовлен и у кого крепче нервы.

    "Когда в бой вступаешь, у тебя появляется азарт. Понимаешь - или ты, или тебя. Посторонних мыслей в голове вообще нет. Задача одна - победить и сохранить жизни экипажу", - говорит Александр.

    Две украинские вертушки Ми-24 и Ми-8 внезапно вышли на колонну танков и открыли огонь. Мой танк был головным, и я первый попал под удар

    Он говорит, что в память особо врезался день, когда танковую колонну, в которой он находился, атаковали украинские вертолеты. Произошло это в Запорожской области, во время передислокации подразделения. "Две вертушки Ми-24 и Ми-8 внезапно вышли на нас и открыли огонь. Мой танк возглавлял колонну, и я первый попал под удар. Снаряды попали в противоминные тралы, их отстрелило. Весь экипаж был немного посечен осколками, но все остались живы. Даже в госпиталь не обращались", - вспоминает Александр.

    Тогда повезло, что расчеты ПВО, которые прикрывали колонну, сработали оперативно. Они сумели отогнать вертолеты от танков.

    Он говорит, что сейчас его подразделение воюет под Марьинкой. Для танкистов этот город-крепость под Донецком настоящая заноза. Короткие, узкие улицы, где танку не развернуться. Отовсюду могут выскочить гранатометчики и открыть огонь. С терриконов работают снайперы и расчеты ПТУР. Глубина бетонных укреплений опорных пунктов достигает восьми метров в глубину. Поэтому танки в город пока не входят. Работают на окраинах. Блиндажи и опорные пункты днем и ночью утюжит наша артиллерия.

    Чувствую танк каждой клеткой

    На полигоне возле одного из Т-72, на котором написано "Сметанка", крутится молодой улыбчивый механик-водитель. "Зовут меня Михаил, позывной Сметанка, - представляется парень. - Решили с экипажем назвать танк именно "Сметанка", это сокращенное от "смерть танкам", после этого ко мне и позывной привязался".

    Говорит, что пришел в военкомат добровольцем сразу после начала военной спецоперации. По воинской специальности он был наводчиком-оператором БТР, однако попросил обучить его по специальности механика-водителя. Говорит, что понял - работа с техникой для него это призвание. Для Михаила сейчас его танк и друг, и семья, и дом. "Мне интересно водить эту большую машину, чувствовать его каждой клеткой. Думаю, что мехвод - это не профессия, а состояние души. Я чувствую танк, и также понимаю, что танк чувствует меня. Это странно, конечно, звучит, но это так", - говорит Михаил.

    Говорит, что понимает, что от его профессионализма зачастую зависит жизнь экипажа. Поэтому старается в свободное от боевой работы время досконально изучать свою машину. Михаилу сейчас поручают самые непростые задачи. Например, его танк с противоминным тралом зачастую идет первым в колонне. Под обстрелы его машина попадала регулярно, однако, благодаря опыту мехвода, танк вовремя уходил из опасной зоны.

    Поделиться: