30.08.2022 20:50
    Поделиться

    Федор Лукьянов: Войны вернулись как способ разрешения межгосударственных противоречий высокого уровня

    В Нью-Йорке завершилась на днях десятая Обзорная конференция по Договору о нераспространении ядерного оружия. Итог нерадостный - финального документа принять не удалось, как и семь лет назад на предыдущем форуме. Тогда все застопорилось из-за не самой, казалось бы, главной темы - о безъядерной зоне на Ближнем Востоке. Ряд стран региона, прежде всего Египет, добивались проведения соответствующей специальной конференции, дабы поставить вопрос об Израиле. США, Великобритания и Канада отклонили идею, консенсуса не наступило.

    Уже тогда многие комментаторы сетовали: относительно частный вопрос не позволил продвинуться по пути укрепления основополагающего международного явления. Между тем, уже к тому моменту будущее нераспространения вызывало тревогу, и демонстрация поддержки самому принципу считалась необходимой.

    В этот раз все намного беспокойнее. В мире - острейший военно-политический кризис, который затрагивает интересы ядерных держав. Когда речь идет о выживании основополагающих институтов, а сейчас международная система пребывает именно в такой фазе, кажется более чем целесообразным сосредоточиться на самом главном - подтверждении всеми ключевыми игроками базовых принципов безопасности. Система правил в сфере ядерного оружия к таковым, без сомнения, относится. Конечно, и это не абсолютная (и даже не относительная) гарантия, но хотя бы еще одно публичное признание их важности. Тем более что происходит такое раз в пять лет. Попытка заодно обслужить текущую повестку, откликнуться на то, что происходит именно сейчас, повлиять на ситуацию и заклеймить виновных заведомо лишает возможности упрочить фундамент.

    В истории еще не было примеров активных боевых действий вокруг высокотехнологического объекта (ЗАЭС) настолько повышенной опасности

    Камнем преткновения послужило положение дел вокруг Запорожской АЭС. Случай, конечно, экстраординарный, создающий прецедент. В истории еще не было примеров активных боевых действий вокруг высокотехнологического объекта настолько повышенной опасности. Равно как и перехода АЭС из одной государственной юрисдикции в другую в ходе вооруженного конфликта. Все это требует очень серьезного отношения, а именно: срочной разработки принципов поддержания надежности и безопасности подобных объектов в условиях нарастающей и, вероятнее всего, теперь долгосрочной мировой нестабильности.

    Иными словами, после времени надежд, что регулирование конфликтов будет происходить посредством международных институтов, войны вернулись как способ разрешения межгосударственных противоречий самого высокого уровня. В предыдущий период, когда мировая политика развивалась по аналогичным законам (в первой половине ХХ века, до появления разветвленной системы международных институтов), атомных электростанций еще не было. Так что опыт придется обретать и обсуждать теперь. Но такие вещи, если нужен результат, а не сиюминутный пропагандистский эффект, делаются в других форматах и желательно с солидной непубличной подготовкой. Вынесение остро конфликтных и чувствительных тем на открытое политизированное обсуждение гарантирует отсутствие результата. Причем как по данной конкретной проблеме, так и по общему вопросу ДНЯО. Что и наблюдалось в Нью-Йорке на прошлой неделе.

    Особенность (и преимущество) институционального подхода к регулированию международных отношений заключается в том, что институты выполняют функцию предохранителя. Не универсального, но все-таки. Договорившись об определенных нормах, государства наделяют некую структуру правом следить за их выполнением. Тем самым ответственность становится более коллективной, что дает дополнительные возможности. В сферах, которые принадлежат к категории общего блага, это необходимо. Безопасность объектов атомной энергетики относится к таковой.

    Впрочем, эффективность международных институтов напрямую зависит от состояния международной среды. Институциональный расцвет второй половины ХХ века был связан с высокой степенью упорядоченности процессов. А она, в свою очередь, определялась уникальным по меркам истории равновесия сил, который установился между сверхдержавами и их сферами влияния. После окончания военно-идеологической конфронтации институты остались, а баланс исчез. Теоретически эффективность структур международного управления могла сохраниться в условиях доминирования одной сверхдержавы, но тогда оно должно было быть абсолютным. Однако с этим не сложилось, и институты начали довольно быстро терять работоспособность.

    В мире - острейший военно-политический кризис, который затрагивает интересы ядерных держав

    Отсутствие предохранителей требует от участников международных отношений, то есть государств, особенно крупных, куда большей осмотрительности. Вся ответственность лежит на них, все зависит от постоянно меняющихся договоренностей, которые они смогут или нет заключить друг с другом. Возвращаясь к Обзорной конференции, можно констатировать, что осознания этой новой ситуации не заметно. Как и на прежнем форуме, тактические проблемы вытеснили стратегические, в итоге не решены никакие.

    Риски нового мира (а он уже наступил хотя бы просто потому, что старый закончился) в том, что институты, существующие по инерции, из предохранителей превратятся в запалы. В некоторых сферах это неприятно, но скорее безвредно. Но с ядерным направлением это не так, поэтому перестраиваться надо поскорее.

    Поделиться