Перечеркнутые судьбы дочки-матери

Жена и дочь Владимира Арсеньева жизнями расплатились за талант любимого человека

Любви все возрасты покорны. В возрасте крепко за сорок Арсеньева накрыли чувства к жительнице Владивостока, двадцатилетней Маргарите Соловьевой. Получившая европейское образование, которое было продолжено на Высших женских курсах в Петербурге, видная городская красавица, знавшая несколько языков, тоже увлеклась известным писателем.



В конце апреля 1919 года Владимир Арсеньев сообщил своей первой жене, Анне Константиновне, о желании развестись и дал расписку, в которой обещал финансово поддерживать сына и оставлял бывшей жене "всё движимое имущество, кроме библиотеки и картографических материалов", а также обещал передать доход с первого издания книги "Дерсу Узала".


Маргарита и Владимир Арсеньевы. 1920-е годы. Фото: из фондов Государственного объединенного музея-заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева

Уже 16 июля 1919 года был зарегистрирован брак Владимира Арсеньева и Маргариты Соловьёвой; 26 августа 1920 года у них родилась дочь Наталья.

Счастливая семья, десять почти безоблачных лет. Вплоть до скоропостижной смерти главы семьи.

А дальше у его любимых начался кошмар протяженностью в жизнь.

Маргарита Николаевна с дочерью Наташей. Владивосток, 1922 год. Фото: из фондов Государственного объединенного музея-заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева

Жена

Не прошло и года после смерти Арсеньева, как его начали шельмовать в печати - сначала в местной, а потом и в центральной. 1 апреля 1934 была арестована и увезена в Хабаровск Маргарита Николаевна. Обинение: участие в контрреволюционной шпионско-вредительской организации (так формулируется в "деле"), которой руководил муж. Улики - найденный при обыске в ее служебном столе список месторождений полезных ископаемых Дальнего Востока и написанный ею обзор Райчихинского угольного бассейна. Посчитали, что такие документы могли представлять интерес для иностранных разведок.

Один из подельников "жены руководителя" был расстрелян, несколько человек получили по 10 лет, а Маргарита Николаевна, отрицавшая все обвинения, отделалась очень легко. В январе 1936 года последовало постановление: "Зачесть в наказание срок предварительного заключения, из-под стражи освободить"; кроме того, было рекомендовано снять ее с работы как "антисоветского элемента и политически неблагонадежную" с лишением паспорта.

Исследователь Дальнего Востока Владимир Арсеньев с дочерью Наташей в гостях у брата Анатолия Арсеньева, капитана теплохода "Трансбалт", 1928 г. Фото: РИА Новости

Но это было только начало.

2 июля 1937 года вдову писателя снова арестовали; на этот раз следствие шло чуть больше года. Обвинительное заключение гласило:

"Арсеньева М.Н. ... с 1923 по 1934 год состояла в приморской шпионской организации. С 1936 года по день ареста являлась участницей троцкистской организации и занималась шпионской деятельностью".

21 августа 1938 года во Владивостоке состоялось судебное заседание выездной сессии Военной коллегии Верховного Суда СССР, занявшее ровно 10 минут.

В протоколе указано, что подсудимая "виновной себя не признает и показания, данные на предварительном следствии, отрицает, участником контрреволюционной организации не была и ложно себя оговорила". Но всё было решено заранее. Маргарита Арсеньева была приговорена к расстрелу с конфискацией всего лично ей принадлежавшего имущества.

Приговор был окончательным и подлежал немедленному исполнению.

Дочь Наталья. Фото: из фондов Государственного объединенного музея-заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева

Дочь

Оставшись в 18 лет одна, Наташа работала посудомойщицей в столовой, завхозом в роддоме, курьером на почтамте, официанткой в ресторане "Челюскин", буфетчицей на пароходах Дальневосточного морского пароходства. Именно в этот период она продала и частично передала архив своего отца местному отделению Географического общества СССР (бывшего Общества изучения Амурского края), благодаря чему это ценнейшее собрание сохранилось до наших дней. Наталья пыталась вести самостоятельную жизнь, но словно рок висел над этой семьей (в 1918 году родители, две сестры и брат Владимира Клавдиевича были зверски убиты грабителями в собственном доме): Наталья вышла замуж за шофера, но он вскоре совершил аварию и получил срок; их новорожденный сын Виктор умер...

А в апреле 1941 года последовал арест по статье за контрреволюционную агитацию. Во время суда муж от Натальи Арсеньевой отказался, а она получила 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях.

Срок отбыла полностью, освободилась в 1951 году.

Потом, судя по обрывочным сведениям (их собрал исследователь биографии Арсеньева и членов его семьи Иван Егорчев), скиталась по стране: работала каменщицей в Северной Осетии, официанткой в Молдавии, где через три года снова попала за решетку на 10 лет - за кражу 5 тысяч рублей из своей закусочной...

Тем временем дело ее матери и жены Владимира Клавдиевича - Маргариты Николаевны Арсеньевой было пересмотрено 27 февраля 1958 года Военной коллегией Верховного Суда СССР; приговор "по вновь открывшимся обстоятельствам" отменили, жертву реабилитировали. А вскоре была оправдана и "контрреволюционерка" Наталья Арсеньева; в постановлении Президиума Верховного Суда СССР от 3 сентября 1960 года сказано:

"Обвинение Арсеньевой основано на показаниях свидетелей и самой Арсеньевой... которые не могли служить основанием для признания ее виновной в проведении контрреволюционной агитации... Дело прекратить за отсутствием состава преступления".

Наталья Владимировна Арсеньева. Фото: из фондов Государственного объединенного музея-заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева

Другие арсеньевские строки

В 1960 году Наталья Владимировна вернулась во Владивосток, однако под крючкотворным предлогом в квартире - в которой она родилась и прожила двадцать лет - ей отказали. Перебралась в Хабаровск. Здесь впервые обрела собственное жилье. А вот образ жизни не сильно поменялся: снова работала каменщиком, нормировщиком, кондуктором трамвая и автобуса, санитаркой, посудомойщицей. Сослуживцы обвиняли ее в скандальном характере, соседи - в алкоголизме и аморальном образе жизни...

Конечно, можно ханжески развести руками: сломалась, дескать, не выдержала испытания временем. А многие не сломались бы после трех арестов и полутора десятков лагерных лет? Без перспектив и надежды на нормальную жизнь? Любимая папина дочка была выброшена на самое дно. Что творилось у нее на душе? Прочтите строчки из ее письма двоюродной сестре, отправленном в августе 1966 года и хранящемся в фондах Музея-заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева:

"... Теперь о себе: работаю по-прежнему в автобусном парке кондуктором. С 12 апреля по 5-е мая пролежала в больнице в неврологической, лечили аминазином, дуплексом, током, глюкозой и еще всякими укрепляющими... У меня в конце июля был участковый (новый) - ничего не сказал, но был в 11 часов вечера и я поняла, что он что-то или кого-то хотел увидеть или проверить, хоть и спрашивал о самых невинных вещах...

... Иду, помню, на пересылку - оглянусь назад и гвоздем в мозгах: - За что? За что там, за проволокой, моя молодость осталась? А после срока? ведь загоняли, загоняли обратно в тюрьму. Пустоту создавали - ни прописки, ни работы. 8 лет гудка паровозного не слыхала, а меня только в захолустном селе прописали, да и то травили....

Да меня на 2-й бытовой срок озлобленность и толкнула. Я себя затравленной волчицею чувствовала все 2 года и 8 месяцев после первого... Я не забуду склеп на Кишиневском кладбище, товарные платформы - вагоны, вокзалы, где ни за что ни про что, когда я просила работы, а у меня отбирали подписку, чтобы я в 24 часа убралась куда угодно, ибо после 2-х таких подписок снова на 2-3 года небо в крупную клетку.

А цементный завод? Помольное отделение? - туда, видите ли, меня "не опасно" было принять... Ладно! Словами все равно не выложишь, что в душе...".

В 1969 году Наталья Владимировна переехала из Хабаровска в Благовещенск, где 21 ноября 1970 года в возрасте 50 лет скончалась.

Могила Владимира Арсеньева на владивостокском Морском кладбище.




P.S. В год 150-летия выдающегося гражданина, писателя, путешественника Государственный объединенный музей-заповедник истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева выступил с инициативой провести перезахоронение Наташи и найти ей последнее место упокоения на владивостокском Морском кладбище, возле могилы отца. Музейщиков поддержал губернатор Приморского края Олег Кожемяко. Ожидается, что к концу сентября два близких человека снова, через девяносто лет, будут рядом...


Фото: из фондов Государственного объединенного музея-заповедника истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева