26.09.2022 21:02
    Рубрика:

    Глава "Востокгосплана" Михаил Кузнецов: Что повезут по Северному морскому пути

    С начала года по Северному морскому пути перевезено более 24 млн тонн грузов, ожидается, что по итогам 2022 года общий объем перевезенных грузов будет не ниже показателей прошлого года. О грузопотоке по СМП, влиянии санкций на производство обрабатывающей промышленности и улучшении жизни на Дальнем Востоке в интервью "Российской газете" рассказал глава "Востокгосплана" Михаил Кузнецов.
    iStock
    iStock

    Глава Минвостокразвития Алексей Чекунков презентовал меру поддержки, о которой давно говорили, - миллион рублей за третьего ребенка. Но миллион можно потратить только на погашение ипотеки. Как вы считаете, насколько она будет эффективной?

    Михаил Кузнецов: Изначально не предполагалось, что эти средства будут выделяться в наличном денежном эквиваленте. Как и материнский капитал, который также нельзя обналичить. При этом одним из ключевых ограничений для расширения семьи, рождения третьего и последующего ребенка является как раз недостаток жилплощади. Поэтому в основном на решение квартирных проблем дальневосточных семей будут направлены эти средства. Уверен, данная выплата станет хорошим подспорьем для них, позволит строить долгосрочные планы по развитию семьи, повышению ее благосостояния. Это подтверждают выполненные "Востокгоспланом" расчеты, согласно которым в горизонте до 2030 года она может поспособствовать повышению рождаемости. Мы рады, что эта мера была поддержана и получит реальное воплощение.

    На Дальнем Востоке планируется построить 10 тыс. арендных квартир. Вы изучали вопрос, как это отразится на демографии и на привлечении людей на Дальний Восток?

    Михаил Кузнецов: Мы длительное время тщательно прорабатывали эту инициативу. На Дальнем Востоке есть огромная проблема - это низкая мобильность населения. Дальневосточные жители достаточно консервативны по своему характеру и стараются жить согласно поговорке "где родился, там и пригодился". Это не соответствует современной экономической действительности. Надо создавать людям возможности легко подняться, переехать туда, где есть работа, где есть перспектива.

    Существует такой показатель, как норма мобильности. Это соотношение граждан, которые регулярно летают, передвигаются, к общему количеству населения. И пока на Дальнем Востоке этот норматив сильно ниже среднероссийского. В ряде регионов России фиксируется безработица. И мы хотим, чтобы люди в поисках работы, высокого заработка, лучшей и благополучной жизни ехали именно на Дальний Восток.

    Также необходимо уделять большое внимание развитию межрегиональной авиации. Эту тему мы подробно обсуждали на одном из "круглых столов" в ходе недавнего Восточного экономического форума во Владивостоке. Расширяя межрегиональное сообщение, мы можем ежегодно сокращать отток населения с Дальнего Востока на 20-30 тыс. человек.

    Эксперты отмечают, что в нынешней ситуации Северный морской путь, его грузопоток напрямую связан с развитием речного транспорта, с одной стороны, это разгружает железную дорогу, с другой - позволит регионам реализовывать свою продукцию на более выгодных условиях. Как вы считаете, какова перспективность этого направления?

    Михаил Кузнецов: Хочу подчеркнуть, что на территории нашей страны использование речного транспорта - это не всегда простая задача, связанная со многими рисками. Тем не менее с оживлением Северного морского пути, с развитием круглогодичного Восточного коридора можно ожидать, что транспортный потенциал наших рек будет раскрыт в полной мере.

    Планируется, что в 2030 году у нас уже будет регулярное сообщение по СМП. Следовательно, за этим последует активное вовлечение в транспортную систему и речных коридоров. Однако это зависит от климатических изменений, реальных темпов развития портовой и транспортной инфраструктуры и, конечно, освоения перспективных месторождений.

    Видно ли изменение грузопотока в последние полгода? Сколько грузов уже перевезли по СМП в этом году?

    Михаил Кузнецов: В прошлом году по СМП провезли 34 млн тонн грузов. В этом году ожидаем примерно тот же уровень грузопотока. В настоящий момент уже транспортировано более 24 млн тонн. Из них порядка 60% приходится на продукцию "Ямал СПГ" и 20% - на углеводороды с проекта "Новый порт". Планируется, что всего за 2022 год будет перевезено порядка 19 млн тонн СПГ, 7 млн тонн нефти, около 1 млн тонн газового конденсата. Так же около 1,5 млн традиционно резервирует "Норникель".

    Растет трафик строительных материалов для новых проектов, которые обеспечат рост грузопотока в перспективе ближайших лет. В этом году суммарный объем всех промышленных грузов обеспечения составит около 2 млн тонн. Также около 1 млн тонн придется на поставки социального назначения - северный завоз.

    Вы отмечали, что на Дальнем Востоке с 2017 по 2021 год темпы роста обрабатывающей промышленности опережали среднероссийскую динамику. Лидировала металлургия, транспортное машиностроение и химическая промышленность. Какова ситуация в этом году?

    Михаил Кузнецов: К сожалению, объем производства обрабатывающей промышленности немножко снижается. В этом году - на 2,1%. Металлургическое производство сократилось на 18% за первое полугодие. Производство транспортных средств - на 7%. Основное падение связано, конечно, с геополитической ситуацией, нелегитимными санкциями против России со стороны западных стран. Больше всех на Дальнем Востоке они сказались на Хабаровске и Владивостоке. В Хабаровске на 12% уменьшилось производство черных металлов, ведь стальная заготовка практически прекратилась из-за санкций. По драгметаллам тоже фиксируем снижение - 26%. Есть еще сокращение производства из-за перерыва на заводе "Мазда Соллерс" во Владивостоке. В транспортной сфере наблюдается падение в авиастроении из-за отказа поставок комплектующих из-за рубежа.

    Подчеркну, это некритичный спад, цепочки поставок перестраиваются, идет переналадка. В Бурятии растет производство вертолетов, в Хабаровском крае - строительство рыболовных судов. Там ситуация складывается стабильная.

    Так же есть "прибавка" на 10% в сегменте ремонта оборудования. За рубежом отказали нашим предприятиям в обслуживании техники, машин и агрегатов. Теперь делаем это сами, причем в таких высокотехнологичных отраслях, как горнорудная промышленность и гражданское судостроение. Считаю, это исторический шанс возродить отрасль сервисного обслуживания на Дальнем Востоке, которым мы должны в полной мере воспользоваться.

    На Дальнем Востоке, согласно исследованиям "Востокгосплана", обеспеченность портовыми холодильными складами составляет всего 21%. Сколько времени уйдет на восполнение дефицита с учетом развития рыбохозяйственного комплекса?

    Михаил Кузнецов: На Дальнем Востоке сейчас мощности составляют более 180 тыс. тонн единовременного хранения. И за последние два года прирост составил 50 тыс. тонн. Это приличный показатель, но пока недостаточный. Для восполнения дефицита при сохранении таких темпов нам понадобится более десяти лет. Мы предлагаем массированную поддержку по этому направлению, выделение квот на строительство портовых холодильников. Тогда решить эту задачу можно будет за пять лет. А если сконцентрировать усилия, то можно уложиться и за три года. И конечно, здесь мы должны делать акцент на развитии собственных производств холодильного оборудования.

    Объемы строительства жилья в регионах Дальнего Востока выросли на 32,1% в первом полугодии 2022 года. Какую долю в этом росте составляет строительство индивидуального жилья?

    Михаил Кузнецов: Расширение ипотеки на ИЖС позволило разрушить миф о том, что дальневосточники предпочитают жить в многоквартирных домах. Здесь введено в первом полугодии 1 млн 74 тыс. квадратных метров индивидуального жилья. А дальневосточный регион занимает второе место в России по доле ИЖС - 74%. И лидером по этому показателю стал Приморский край - 26%. Далее идет Якутия, на которую приходится 15%, по 13% - на Бурятию и Забайкальский край. В целом прирост индивидуального жилья составил 72%. Это серьезно оказывает влияние на всю строительную отрасль, ее структуру и потребности. Сейчас наиболее высокий темп роста в стройке наблюдается в Амурской области - в пять раз. В Забайкалье - в 3,6 раза, в Приморье - 2,7, на Чукотке - 1,9.

    На Дальнем Востоке будут создавать кластеры для выращивания инженеров, дизайнеров новых продуктов, программистов, которые будут предугадывать будущие тренды в промышленности

    Вы предлагали создать "дорожную карту" поведения креативного человека на Дальнем Востоке. Началась ли уже эта работа? Какие креативные специальности нужны Дальнему Востоку?

    Михаил Кузнецов: Креативный человек - это не просто тот, кто занят каким-либо творчеством, скульптор, художник, композитор. Все немного сложнее. Это всегда творческий коллектив, может быть, сеть, сообщество, которому нужно творческое пространство. Для того чтобы прежде всего создавать поток новых идей, концепций, смыслов, предугадывать будущие тренды в промышленности, IT-технологиях, экологии, энергетике, медицине и других высокотехнологичных отраслях. Это не киноиндустрия или не рекламный бизнес. Для нас важно, чтобы такими визионерами были инженеры, дизайнеры новых продуктов, программисты, представители других креативных специальностей.

    Сейчас успешный опыт есть в Якутии, там создан и эффективно работает IT-кластер. Мы хотим этот опыт масштабировать на весь Дальний Восток.

    Вы как будто пытаетесь найти Стива Джобса в каждом регионе Дальнего Востока.

    Михаил Кузнецов: Мы должны целенаправленно выращивать кадры, помогать им создавать новые тренды и продукты, выводить их на рынок. Необходимо, чтобы было как можно больше пересечений, прямого, неформального общения между молодыми людьми из разных индустрий, секторов и регионов. Тогда происходит, я бы назвал, "перекрестное опыление". Для этого нужна креативная среда, возможности для творчества, обмена мнениями и опытом, взаимного обогащения перспективными идеями, реализации совместных проектов.

    Поделиться: