02.10.2022 07:00
    Рубрика:

    Как санкции помогли начать делать в России то, что еще вчера считалось невозможным

    Раньше мы все умели. Строили корабли и самолеты, сами их обслуживали. Гордились тем, что мы самая читающая страна, огромными тиражами в своих типографиях печатали книги. А потом нам сказали: так не надо.
    Все большие авиалайнеры в мире красят только вручную. И по совершенно одинаковой технологии. / РИА Новости
    Все большие авиалайнеры в мире красят только вручную. И по совершенно одинаковой технологии. / РИА Новости

    Все нужно заказывать за границей, потому что там лучше, качественнее и красивее. Санкции показали, что это не так, заставив вернуться домой огромные производства, не говоря уже о товарах и услугах. Вот лишь два примера.

    Ливрея в облаках

    В Ульяновске в конце 1990-х был открыт самый большой в России цех по покраске самолетов, вмещающий такие гиганты, как Ан-124 и "Боинг-747". Закупили новейшее оборудование, предложили свои услуги крупнейшим отечественным авиакомпаниям: у нас дешевле, а качество не хуже. Но те много лет отказывались наотрез, отправляя свои лайнеры "краситься" в британский Ист-Мидлендс и итальянскую Венецию. А весной вдруг случилось чудо: на Ульяновск обрушился шквал заказов, контракты стали предлагать на годы вперед.

    А качество покраски не снизится? И вообще, каково нашим летать на покраску в Ульяновск вместо Венеции? - спрашиваю у бывшего президента ОКБ "Туполев" Александра Полякова.

    Александр Поляков: Качество покраски что в Венеции, что у нас одинаковое потому, что итальянец не красит лучше, чем его российский коллега. Скорее наоборот, наши маляры отличаются большей ответственностью - еще с советских времен качеству уделяли приоритетное значение. У нас работают маляры, которые начинали трудовую биографию в 1980-е годы. Привлекаем и молодежь.

    Но ведь красить самолеты за границей стали еще в СССР. Первые Ил-62 в ирландский Шеннон "Аэрофлот" отправил еще в конце 1980-х.

    Александр Поляков: Вы ведь знаете истории, когда топ-менеджеры наших ведущих компаний убежали на Запад. Не открою Америки, сказав, что многие "топы" давно и на корню куплены, десятилетиями работали на иностранные компании, обслуживая не наши, а чужие интересы. А разговоры о том, что западная краска и покраска лучше, рассчитаны на людей, которые ничего не понимают в авиации. Самолет красят прежде из практических соображений: защита от коррозии. Но также по экстерьеру, т.е. по внешнему виду узнают авиакомпанию. Это называется ливрея. Но красят во всем мире по одной технологии. Мы используем одинаковые краски: голландскую Akzo Nobel и британскую PPG Aerospace. И ее компании-производители обучали наших маляров, следили за соблюдением технологий. И всегда отмечали: квалификация российских маляров на высоком уровне.

    Я был в Венеции, там "Суперджеты" красили десятками. То есть решение гонять самолет за границу - волевое решение топ-менеджеров?

    Александр Поляков: Вот представьте, прилетает самолет на покраску в Ульяновск. Знаете, сколько человек на борту? Два! А когда та же компания посылает борт на покраску в Венецию, летят от 10 до 15! Это ответ на вопрос, почему раньше летали красить самолеты не в Ульяновск, а в Венецию. Да и не только топ-менеджеры, рядовые сотрудники компаний тоже очень любили летать в командировки за границу: в Венецию, в Шеннон, в Лондон, в Прагу. В Европе больше 30 таких центров.

    А если западные компании перестанут нам продавать краску?

    Александр Поляков: А это они уже сделали. Голландцы и британцы выполнили все заказы по ранее подписанным контрактам, больше не продают. Что делаем? Переходим на отечественного производителя. Нашли достойное предложение в Твери. Отечественные краски, их производство организовали молодые и продвинутые люди. И Ярославль вспомнил, что когда-то умел делать хорошие краски: прошли сертификацию, начались поставки.

    А не может ли получиться так: компании из Азии объявят низкие цены, и все к ним полетят краситься? Раньше красили в Европе, будем красить, скажем, в Китае. И заказы пройдут мимо нашего рынка.

    Александр Поляков: Демпинговать могут, но дешево самолет не красят. Без ущерба для качества. Сэкономить наши компании могут на транспортных расходах, на том, что не надо привлекать переводчиков, специалистов по логистике. Но для этого красить надо дома. Кроме того, и наши мощности возрастают. Мы готовы увеличить объемы минимум в 1,5 раза. В свое время начали с французами строительство нового корпуса, не успели завершить. Сейчас это надо сделать. Если удастся, то это еще рост мощностей на 70%. Так что - справимся.

    Ситуация

    Бумага терпит

    Высокий "глянец" массово пришел в Россию в конце прошлого века. Для дорогой рекламы в изданиях были нужны шикарный цвет и качественная печать на специальной бумаге. С последней и была история, которая, похоже, закончилась.

    Бумагу закупали в Европе - в основном, в Финляндии, Швеции. При этом готовую продукцию - журналы, иллюстрированные и детские книги - ввозили с минимальным НДС, а вот отечественным типографиям для печати того же самого надо было еще заплатить немалую таможенную пошлину на ввоз мелованной бумаги. Отгадайте, что было выгоднее - отправить по Интернету файл для печати или переплачивать в родном Отечестве. Редкие издатели сбивались в стаи, подавали челобитные в министерство: создайте, мол, условия для отечественного книгопечатания. Все было тщетно, пока пандемия и последующие санкции не прекратили несправедливость.

    Бумажный "глянец" практически ушел с рынка вслед за западными брендами, у многих издателей началась паника: рост себестоимости с начала года достиг 25-30%, если поднять конечные цены - упадет спрос. Печатники через Российский книжный союз еще в марте этого года вновь просили Минцифры поддержать отрасль: отменить таможенные сборы на меловку, на полиграфоборудование, субсидировать пониженную кредитную ставку на обновление технической базы. Это называется, сыграли в мировое распределение труда. Россия - одна из лидеров, например, в производстве алюминия, а пластины для печати из этого металла раскатывали в... Германии. Нет нормального производства черной краски и прочая.

    Между тем, в начале сентября в Гостином дворе прошла Международная книжная ярмарка. И там уж глобального отсутствия ассортимента не чувствовалось. А один из московских издателей и вовсе представил большую новую книгу-альбом. И формат, и бумага, и цвет - на заглядение. Коллеги тут же: колись, каким путем вывез "оттуда"? А он - да все просто, автомашиной. Из Тамбова.

    Звоню в Тамбов. Трубку берет Сергей Иконников, директор типографии, сотворившей очередное "русское чудо"

    "Возвращение домой" книг и журналов, которые печатали в Скандинавии и в странах Балтии, для российских типографий - благо или?..

    Сергей Иконников: Весной это было еще тяжелым испытанием, все бросились скупать бумагу. Одинокие ЦБК оказались монополистами и подняли цены. Сейчас ситуация стабилизируется, и мы можем хоть как-то планировать. Причем с офсетной бумагой, которая нужна для газет и недорогих книг, особых проблем нет. 60% ее и раньше производилось в России, а сейчас наши комбинаты вполне могут увеличить объемы. Разобрались более-менее с картоном. А вот с бумагой мелованной, которая нужна для качественных, иллюстрированных, сложных по дизайну книг и рекламных изданий, ситуация сложнее. Раньше за границей мы закупали ее до 40%. А когда поставки нарушились, возникла угроза выпуску десятков позиций из нашего ассортимента. Но мы смогли найти решение.

    В наших типографиях много машин западного производства. Выдержат переход на отечественную бумагу?

    Сергей Иконников: У нас стоят японские, немецкие, французские и даже израильские машины, да чего только нет. Отечественная бумага вполне устраивает нас по качеству. Мы ее освоили.

    "Железный занавес" на полиграфические услуги за границей опустили не мы. Но ситуация выправляется, с большой вероятностью он нам сыграет на руку. Фото: yulis.ru

    И вам удается печатать сейчас книги европейского качества?

    Сергей Иконников: Экспериментировали и пытаемся добиться достойного результата при работе с любой бумагой. Но оказалось, наша "Омела" от российского "Илима" ни в чем не уступает. Напечатать художественный альбом - особая песня, угодить художникам - еще та головная боль. Но они остались довольны. Хорошие, качественные книги вполне возможно теперь напечатать и в России. Что и делаем. И вообще потихоньку все выправляется. Целая проблема была, например, с отделкой. Западники вроде бы и не прочь даже сейчас продать искусственную кожу, ткань, квинель и прочее, да попробуйте все это доставить сюда. Вся логистика нарушена. Смотрим сейчас каталоги с Востока, из Китая, и знаете, там не меньше, чем у голландцев и итальянцев, разных материалов. И по ценам все приемлемо... Но, конечно, надеемся в будущем не только на зарубежный завоз.

    И то дело. Еще девять лет назад в филиале АО "Группа "Илим" в городе Коряжме запустили первую бумагоделательную машину. Интересно, что целлюлозу можно добывать практически из любых растений. Например, из хлопка, камыша или травы. Российскую "Омелу" делают из волокон целлюлозы, выработанной из древесины. Разве в России последней мало? Самой распространенной, кстати, которую используют у нас, стала древесина твердых лиственных пород, например, осины и березы, а также мягких хвойных - сосны и ели. Нужны еще, конечно, наполнители, вода и химические добавки. Все эти компоненты смешиваются в уникальном соотношении и последовательности для придания бумаге необходимых параметров и нужных свойств. Безусловно, производство это очень энергоемкое. Отчего, например, бумерангом своих же санкций стало сокращение выпуска многих сортов меловки западных ЦБК: еще в декабре прошлого года, до начала СВО, "очередь за бумагой" в крупнейшей рижской типографии уже растянулась на полгода. И цены взлетели.

    А в Коряжме научились делать первую российскую чистоцеллюлозную мелованную бумагу с двухслойным покрытием. Не все сразу получалось: боролись с обрывами, складками, дефектами мелования, вовсю "химичили" - подбирали химию. "Подгоняли температуру" - от нее зависит акклиматизация бумаги в цехе. То есть мелочей в таком деле нет, но и наши специалисты не зря опыт перенимали. Три года назад запустили второй листорез, который позволит увеличить производительность ЦЛБ.

    Знаете, что объединяет бумагу "Омела" с прекрасными скульптурами Эрмитажа и Летнего сада? Все дело в том, что на поверхности высококачественной "Омелы" совсем нет ...осадочного мела! В народе ее поэтому даже с любовью называют "Нольмела". Действительно, при изготовлении нашей бумаги вместо мела используется в пять раз более древний и прочный карбонат кальция - мрамор. Кому не известно, что мрамор и представляет собой плотно сцементированный и перекристаллизовавшийся мел и известняк. А мрамор добывают, слава Богу, в Челябинской области. Есть еще у нас ЦБК "Кама", но он выпускает легкомелованные сорта. В прошлом году впервые в России запущено производство упаковочного мелованного картона. Но "Омела", к сожалению, не только первая, но и единственная пока наша качественная меловка. Надо срочно наращивать ее выпуск. Заводы и инфраструктура "Илима" готовы, но и проблем, особенно с оборудованием и замещением техники, поставкой импортных химреактивов и т.д. хоть отбавляй.

    Кстати

    Один вопрос: что мешало создавать такие производства раньше? Есть доступная программа технического перевооружения полиграфической отрасли, создания новых, своих, доморощенных производств? Или опять надеяться на снижение пошлин? Только при нулевых можно выйти на мировой рынок... и ничего не купить.

    Меловка - это ведь не только бумага. Это новые красивые книги. Это передача через эту красоту духа, традиций, языка, культуры. Наших ценностей. И нет, хорошая книга никогда не умрет! Только давайте об этом позаботимся. А Сергей Иконников уже ждет для печати новый художественный альбом. К Новому году должен выйти...

    Поделиться: