29.09.2022 15:13
    Рубрика:

    От Рюрика до Романа: 21-я зимовка в семье полярников. Дневник экспедиции "Северный полюс-41" обозревателя "РГ"

    Море Лаптевых. 12-й день на борту ледостойкой самодвижущейся платформы "Северный полюс". Все наши мысли сейчас о льдине, вместе с которой судно будет дрейфовать со станцией "Северный полюс-41". Пока подходящей не обнаружено.
    Полярная история семьи Романа Самсонова началась с первой дрейфующей станции. / Татьяна Тюменева/РГ
    Полярная история семьи Романа Самсонова началась с первой дрейфующей станции. / Татьяна Тюменева/РГ

    Среди участников полярной экспедиции есть те, кто впервые идет в Арктику. Один из них - 38-летний биолог Роман Самсонов. Его дорога к северу была долгой, словно сначала судьба проверяла на прочность, готов ли. При этом Роман - полярник в третьем поколении.

    Здесь платформа "Северный полюс" находилась 29 сентября в полдень. Фото: Татьяна Тюменева/РГ

    Его дедушка Рюрик Максимович Галкин пять раз дрейфовал на льдине, зимовал в Антарктиде. А на счету дяди - Максима Рюриковича Галкина - пятнадцать зимовок в Антарктиде. Роман в свою первую экспедицию взял дедушкину полярную кожаную куртку. Как реликвию, да еще и в жесткие морозы пригодится.

    Конечно, современные куртки практичнее и легче (исследователям выдали по комплекту полярной одежды на разные температуры). Но эта затертая кожаная куртка греет и воспоминаниями. У нее свое тепло.

    На биологе "СП-41" Романе Самсонове куртка его дедушки полярника, в которой особенно тепло. Фото: Татьяна Тюменева/РГ

    "Полярная история моей семьи началась с первой дрейфующей станции, с "Северного полюса-1", легендарных папанинцев, - рассказывает Роман. - 1937 год. Моему дедушке Рюрику Галкину было десять лет, и он болел скарлатиной. Чтобы его как-то развлечь, моя прабабушка читала ему статьи о жизни и подвигах папанинцев, которые регулярно появлялись в газетах. Тогда, судя по всему, зернышко интереса к Северу у дедушки и зародилось".

    Роман поясняет, что дедушка по характеру был достаточно закрытым человеком, и не очень-то распространялся о том, что происходило на севере. Из его редких рассказов Роман запомнил, что дедушка был магнитологом. И вместе с радистом они жили отдельно от остальной станции. Потому что магнитные измерения не терпят помех. Вдвоем в кромешной тьме полярной ночи! Дедушка делал измерения, радист передавал их на основную станцию.

    Самого Романа с детства окружали полярники. Особенно на даче, в пригороде Петербурга Белоострове, где в свое время им давали участки. Нокогда пришло время, профессию выбрал не северную. Много лет занимался генной инженерией, молекулярными биологическими исследованиями, в том числе в области онкологии. Защитил кандидатскую.

    "Все складывалось отлично, перспективно. Но я ощущал внутренне неудовлетворение, - вспоминает Роман. - Понимаете, серьезно наукой нельзя заниматься по нормативу: утром пришел в институт, пробыл там до 17-18 часов, и все, выключился из науки и пошел заниматься своими делами. В науке надо жить. А я за собой такой тяги не чувствовал".

    Однажды ночью решение пришло само собой. Гены, видимо, подсказали. Утром поинтересовался, не требуются ли Арктическому и антарктическому НИИ сотрудники в Антарктику. Под его специальность мест на тот момент не оказалось.

    "Тогда спросил у дяди: может, в Арктику собираются экспедиции, в которые нужны люди, - продолжает свой рассказ Роман. - И он мне сообщил о новом уникальном проекте "Северный полюс" - судне, которое заменит собой дрейфующую станцию. Это было неожиданно, и мне сразу захотелось принять участие. Послал резюме, пришел на собеседование. И - случилось чудо! Меня приняли на работу- как участника экспедиции. Как раз нужен был биолог. Судьба!"

    На "Северном полюсе-41" Роман будет изучать фитопланктон, различные формы жизни дна Северного Ледовитого океана. Возможности научного оборудования на судне - огромны, пробы можно брать с глубины до восьми километров.

    Сколько продлится его личный дрейф на льдине - Роман пока не знает. "Говорили о 7-8 месяцах до пересменки состава. Но если к тому времени до окончания дрейфа останется еще несколько месяцев, наверно, будет правильно остаться до конца, чтобы провести весь комплекс работ", - считает Роман.

    История уникального дрейфа

    Кирилл Фильчук, начальник экспедиции "СП-41":

    - Идею дрейфа корабля вместе со льдом реализовал еще Нансен на судне "Фрам" в конце XIX века. Были эксперименты с ледоколами, которые тоже какое-то время дрейфовали. Но это - крайне дорого.

    Ледокол - судно транспортного обеспечения, и должно осуществлять проводку других судов. Держать его во льдах в простое - нерентабельно.

    В наше время идею разработки и постройки судна, которое могло бы заменить дрейфующие станции "Северный полюс" на принципиально новом технологическом уровне, с обеспечением комфорта и безопасности полярников выдвинул знаменитый ученый-полярник Иван Фролов.

    Все материалы сюжета "Первая экспедиция ледостойкой платформы "Северный полюс" в Арктику: Дневник обозревателя "РГ" читайте здесь.

    Поделиться: